Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 98 (март 2014)» Культура-мультура» Озноб (из сборника сатирических рассказов) продолжение

Озноб (из сборника сатирических рассказов) продолжение

Сердюков Сергей 


(Дурацкая жизнь)

              «  - Начну с плохого: Чай закончился. За сим все.
                  - А, что осталось?
                  - Только Пиво, хотите чаю идите в Ярославну»

Героизм этого номера должен был быть оформлен в рамки бескрайнего позитива и добродушия. Попытка представить разностороннюю интерпретацию юмористического интереса к ситуации: «Понюхал цветок и вся морда желтая» провалилась с треском, натолкнувшись на неспособность автора, да и, чего греха таить, веру в белые или на худой конец алые паруса на горизонте, точнее сомнение интереса к подобному варианту  развития сценария, самой любимой вами на свете игры: «Да здравствует жизнь и благостный покой в умиротворенной обиде каждого до следующего комплимента». Отсюда и все попытки создания правильного положения дел и вера в человека округляется мною, по правилам математической логики и вне нее,  до нуля. Если с вашей стороны к этому самому нулю будут, какого-либо рода, добавки, то я с выражением безразличия на лице, пренепременно, с ними ознакомлюсь. 

Вакуум
 Я хотел выступать со сцены, прочитать стихотворение, свое, но без рифмы, так, чтобы кто-нибудь талантливый зарифмовал его, потом, но кровь очень сильно надавила мне на глаза, и воздуха стало мало. Я стоял, молчал, корчился от боли и сплевывал кровь изо рта, мне нечем было дышать, я умирал. Остальные же дышали, слушали, смотрели на все происходящее и хлопали полными от слез глазами. Когда воздух, вдруг, появился, то зрители орали браво, разбивали до синяков ладони, учинив мне аплодисменты, и гневно спорили друг с другом в пользу меня. А одна девочка, даже, подарила мне астры.  

Заметка автора № 1
Разумный человек, желая порадовать кого-либо, всегда спрашивает: «Господа, не рассказать ли вам анекдот?». А не разумный  вовсе анекдотов не рассказывает, за что слывет талантливым поэтом, в анекдотах разумного.  

Клоун
На представлении в честь 90-летия комсомола клоун Крамар орал так, что сорвал себе голос. В предприятие быстрого питания Крамар устроился на пол ставки, по выходным пугать детей, выскакивая из за угла, громогласно объявляя им свое фирменное «У». Из  цирка его выгнали полгода назад, за систематическое распитие  с ответственным за кормежку животных дворником Николаем.  Жена ушла от Крамара еще раньше. Дети навещали его раз в месяц, могли и чаще, если у Крамара обострялась язва. Мать его любила, отец умер. Одноклассники забыли, друзья не узнавали, собаки кусали, соседи ненавидели, сам Крамар считал себя очень важным человеком. Каждый новый год его приглашали во все городские школы, к тому же «Британский музей анатомии человека» выплачивал Крамару по 6 тысяч рублей ежемесячно, за то, что тот завещал науке свой скелет. Этих денег как раз хватало на алименты. 

Волосы
Я живу и иногда думаю. Я живу, думаю, они растут и растут они, не смотря на то, что я живу и думаю. Им вообще нет дела до того, что я думаю. Люди смотрят на меня и говорят: «У тебя волосы?!». Я говорю: «Да» и начинаю думать, они ничего не говорят, и продолжают расти.  Я хотел их состричь, но тогда люди не будут говорить мне: «Смотри-ка, у тебя ведь волосы!», значит, наверное, я не буду думать. Хорошо это или плохо я не знаю, однако ж, волосы все равно будут продолжать расти. 

Заметка автора № 2
В этом номере никто никому ничего не должен, никто никого не оскорбит, не ограбит, не изнасилует и не убьет.  Это не значит, что я хороший человек и мне приятно вас радовать(если вас это радует?), просто надо иногда и зубы научатся показывать, да так чтобы остальные думали, будто ты улыбаешься.

Революция
Сразу после начала штурма, Олег прикинулся мертвым. Спустя десять лет он стал инженером, по прошествии еще десяти лет Олега сделали главным инженером. Когда Олег стал совсем старым, его раз в год приглашали в школу, но там он не рассказывал о том, как хорошо быть инженером или главным инженером, детей интересовал другой эпизод в жизни Олега.

Происшествие
Иногда так бывает: День прошел отлично, ты вечером возвращаешься домой, занимаешься любимым делом, просто отдыхаешь, потом ложишься спать и, как-то нормально все, засыпаешь сладко так, чтоб утром проснуться с хорошим настроением. А иногда бывает и так: Все то же самое, приходишь домой, засыпаешь, но просыпаешься утром с плохим настроением. И, вроде ничего не было, нечего не произошло, просто, кажется на первый взгляд, все нормально. Но самое интересное, это когда: Приходишь, отдыхаешь, готовишься ко сну, настроение хорошее, а тут, вдруг, «Как крутанет!», и сам не знаешь чего ждать, и настроение уже значения не имеет, и вообще, все, что казалось раньше важным начинает пугать своей неважностью, готовишься ко сну?, отдыхаешь?, пьешь чай или смотришь телевидение через телевизор?, все уже после. А ты еще, какой-то частью до. И сам думаешь, гадаешь, начинаешь задыхаться, и тут и везде. И под определение «Бывает», уже сам себя не загонишь. Тут уж не выпить, не закусить,  ни книжкой себя побаловать, ни в кино сходить.  

Претензия
- Давай радоваться?
- Давай.
- Ты как будешь?
- Я обычно.
- Ну, давай обычно, давай начинай.
- Готов?
- Угу.
- Начинаю.
- Стой, ты же мне сказал, обычно радоваться будешь?
- Ну.
- А сам не обычно вроде, нет?
- Да нет, обычно я радуюсь, вот и сам посмотри.
 - Ну да, обычно, хотя нет, чё-то нет, вот смотри как я. Видишь? Обычно?
- Обычно.
- Давай и ты так, давай.
- Давай, вот, радуюсь.
- Да нет, ну чего ты опять, не слушаешь меня что ли?! Я же просил обычно, а ты как?!
- И я обычно, также как и ты.
- Да нет же, я что дурак, по-твоему. Обычно значит обычно!
- Ну не приставай, радуюсь, как умею!
- Но ведь радовался раньше обычно, радовался как все, щас не можешь что ли?! Радуйся обычно, радуйся с другом, как всегда радовался, что случилось?!
- Ничего не случилось, отстань от меня.
- Нет, ты будешь радоваться, будешь, сука, радоваться, так как я тебе сказал, понял! Смотри, мразь и радуйся, радуйся тварь, всегда тебя ненавидел! Радуйся! Пой, сука, песни! Пляши, пляши с другом! Давай!


Заметка автора № 3
Чем больше мне кажется, что меня не любят, не ценят и не уважают, тем большим эгоистом я становлюсь.

Водолаз
В славном городе героической памяти русских моряков Севастополе,  жил и работал обычный водолаз. Больше всего на свете самый обычный водолаз любил погружаться под воду, в доке по ремонту подводных лодок и, нежно и бережно приклеивать оторвавшеюся резину, от поросшего морскими водорослями и ракушками корпуса субмарины. Однажды шланг по подаче обогащенной кислородом смеси, перекрутило и на всплытии водолазу отсекло голову. С тех пор он живет в пионерском лагере «Артек», ходит ночью по заброшенному доку и пугает детей, а вместо головы у водолаза банка с югославской халвой.
   
Заметка автора №4
Изм, будь то алкогол, гомосексуал, сад, мазох, явление присуще в большей степени людям творческим. В отличии от Изма начало которого: гуман, позитив, реал, структурал, экзестенциал и т. д.. Такими Измами, люди творческие называют то, что им присуще в большей степени. 

Грех
Милости, милосердия и снисхождения. Добрых и честных людей в окружении, хорошей погоды, радостных дней и спокойного сна. Образование. Образованность каждого из нас, отдельных конкретных людей, насыщенность нашего мозга терминами и вопросо-ответами для всех и самих себя превращает любое действие в действие мотивированное. Мотивация есть направленность, нацеленность на результат имеющая в основе желание достижения искомого. Желание. Разум. Вера. Почему? 
Я эгоист, я знаю это потому что я хочу, хочу я вероятно от рождения и если я чего то хочу, то я буду стремиться к этому до тех пор пока хотеть этого не перестану. Вопрос: Если я хочу того чего хотеть нельзя, или не принято открыто хотеть, даже думать об этом таком своем желании, потому что все хотят того же и указание на подобное хотение станет намеком и поводом для сомнения в чистоте помыслов всех тех, кто желает того не меньше меня. Утешение, больное, задетое желанием самолюбие обращается к мозгу и тот, в свою очередь, за счет образования заполняет нравственные пустоты, создавая психологическую модель воплощения желания с минимальными моральными потерями для себя и общества, окружающего и завидующего. Радость от заполучения желаемого, присовокупляется к неутолимой воле вместе с полученным опытом и стремлением к новым свершениям в рамках духовно-нравственного противостояния должного и сущего с приоритетом в сторону эгоистичного меня. Страх признания и разоблачения как зубная боль преследует и коверкает в дальнейшем все последующие начинания. Осознание себя как обычного способного на грязь и трепет перед низостью человека, вытесняется в невозможность адекватной реакции на обращение к теме послабления нравственного облика. Как сублимация этого возникает интерес и сочувствие к проблемам современной морали.  Милость, милосердие и снисхождение поповские термины. 

Вор
Я вор. Я родился для того чтобы обладать тем, что мне не принадлежит. И даже если то, чем я обладаю принадлежит только мне, я постараюсь сделать так, чтобы это мне не принадлежало, для того чтобы обладать этим так как я могу, а могу я обладать этим так и только так потому что я вор. Я должен страдать, иначе меня не будут жалеть и никто не узнает о том, что вором быть плохо, а если этого не узнают, то все станут ворами и всё перестанет принадлежать всем, а значит я не смогу обладать тем, что мне не принадлежит, значит я не смогу больше быть вором, а я вор. Напишите про меня слезливую песню. 

Кафка
Чуть меньше внимания, сдержаннее взгляды, я тихонько посижу в уголке прямо напротив вас, постараюсь смотреть пристально, а если получится то и в глаза, но вы меня при этом не замечайте. Я архитектор, конструктор человеческих чувств, жалостей и призрений в основном, из вас я черпаю вдохновение и материал для дальнейших своих построений. Раньше я хотел верить вам и думать о вас чаще, но чем чаще я о вас думал тем меньше мне хотелось вам верить, я верю и думаю тем и о тех кого из вас в себе построяю. О чудо, я художник, у меня почти сложился образ, добавлю пару штрихов того, кого еще среди вас нет, а потом постараюсь сложить на груди руки, как покойник, а вы считайте, лучше, что я умер, говорите больше обо мне. А я вас послушаю, предамся о вас абстракции и добавлю в уже почти сложившийся образ, черты того, кого еще среди вас нет. Возможно я болен. 

Заметка автора №5
Человека сравнивают с животным в попытке, зачастую, его оскорбить. Оскорбительнее же на мой взгляд сравнивать человека с человеком. 

Радость
Радость не имеет границ, праздник у всех, в один день, вся страна, страна имеет границы, страна имеет, а радость нет. Робость. Робость трясется во мне, отбирает слова, душит добрые мысли, не дает звать ее на праздник. Её, она же Она. Она знает, как узнал я всегда знает и все всегда знали о том, что у меня робость, а когда смотрю на нее, то радость, не имеет границ и значения мое отчаяние, от того, что на этом празднике она не со мной и не ко мне, а с ним. Он это у него, а у него все есть, он иногда даже за границей и ее с собой звал. Если бы все страна в которой радость, не имела бы границ, то и он не смог бы за границу этой страны и моей радости с ней, а теперь остается мне только больно, больно без границ. 

Стихи
Пробовал, получается не очень. Значит нужно попробовать чьи-нибудь ещё. 

Заметка автора №6
В этом году мне нечем больше болеть да так чтобы в буквы всё. Надеюсь в следующем будет больнее. 

Ритм
С какой это стати я должен корчится от собственной значимости во имя определения себя как отрицательного и непонятого, навсегда потерянного таланта. Зачем это вдруг мне лезть кому-то в душу и от этой самой души  зависеть? Мое сердце бьется соразмерно уровню напряженности и влиянию внешних регуляторов: музыка, я, ты, она. Четыре фактора. Это очень просто, как и все в этой нашей с вами жизни. Если мне грустно, см. четыре фактора, туда же если мне радостно или если мне никак.
 Я до боли устал от скепсиса и цинизма, мне тоже очень хочется искренне переживать какую-нибудь дерьмовую и блядскую интрижку с последствием или  вследствие нее, да вот только «тонка кольчужка», боюсь надолго зарядов не хватит, сердце (см. четыре фактора). 
Ну и что с того что я вдруг, или не вдруг, а просто по жизни кого-то обманул, что будет мне от не честной моей жизни?! А ниииичиииивооооо!!! Ничегошеньки мне от этого не будет, вам будет, а мне нет, а я стану сильнее, злее и здоровее, опаснее, увереннее и прочее, что вам в людях так всем нравится, от чего вы блеете и пред чем говенье устраиваете. Вот мне с того потеха есть и выгода ощутимая. Я начну дышать и не боятся, смотреть не из подлобья, а прямо в глаза, вам в глаза и даже, не дай вам Бог спросить чего это вдруг со мной случилось. И все, хуй с ними с факторами, в жопу их, обойдусь. А если от бесчестия вдруг защемит грудь, так вы жалейте меня. Сильнее, отчаяннее, лейте по мне слезы, вздыхайте с грустью. Выбился, мол, из ритма, наставляйте меня, лечите, а самое главное себя в том вините. Вы виноваты, вы одни и только вы! А я вам, ох, жизнь-то попорчу, вам и остальным всяким таким же. Крови да здоровья в вас поубавится, а если так, то значит, все равно вы виноваты, плохо, мало по мне плакали,  волосы вон не все еще выдернули, слабо любили. Как надоем вам, престанете ценить, жалеть, любить и уважать. Как оставите меня одного, так я себе других в миг найду. Новых, глупых, интересных. Вас забуду, а вот вы меня нет! Никогда! Вот это уже весело, вот это справедливо. А как почувствую, что задыхаюсь от злобы и отчаяния, то к вам же, непременно, и приползу. И будем вместе сплетни на кулак наматывать да хохотать. И снова: все чтоб вам не скучно было, чтоб огорчений поменьше да разочарования. И опять сердце забьется, ритм свой естественный подхватит. Ритм ни мне, ни вам уже не милый.

Заметка автора № 7
Гита это проститутка, ходит по рукам да все воет про несчастье каждого. Барабаны лучше, там уже не соврешь. 

Танцующая свинья
Была одна ярмарка, по осени еще, до снега. Дек там в одной клетке вдруг свинья в пляс пустилась, да не так как по телевизору обычно говорят, что вот, мол, так, а там не так вовсе. А по-настоящему танцы устроила, под музыку, да под каждую разные движения. Народ тогда удивился. Кто перепугался, кто взмолился, о чуде зароптал. Обсуждения начались тогда в обществе, ученые понаехали. Снимали ее, фотографировали, давление даже мерили. А ей что, танцует себе. Музыку включи главное, а коли нет, так может и отрубей пожрать. Решили они тогда свинью эту вскрыть и внутри ее причину этого танцевального настроения обнаружить, чтобы в банку со спиртом потом ее положить, да в музее показывать. А я вот думаю что не надо. Пусть себе танцует, диво от нее какое, и радости всем сколько. Свинья есть свинья, она на марс за собой не утянет. Свинья не Пидор. Это Пидор ездит в мой город, настроение мне, сука, портит. А свинья что, ее вон лучше в цирк выступать отправили бы, там и прибыль была б уже.  

Для заметок:












Рецензия
                                                                        …свинья не Пидор.
                                                                                             ( Сердюков С.В.
                                                                                         «Танцующая свинья»)         
                                                                        Вы, разумеется, не можете
                                                                       так смотреть на вещи; у вас ноги
                                                                      спутаны и вкус больной
                                                                                              ( Достоевский Ф.М. 
                                                                                   «Униженные и оскорблённые»)
Добрый день, друзья, и вот почему: только, что на ваших глазах вышел в свет сборник рассказов молодого алтайского писателя, работника мысли и клавиатуры, С.В.Сердюкова, «Озноб». Не ошибусь в последовательности, если назову данный сборник вторым (№ 2) в общем цикле рассказов с этим удивительным и непонятным названием «Озноб». Творческий порыв и зарождающееся  тщеславие автора не заставили читателя ждать выхода его очередного прозаического этюда более чем год, напротив, заставили рецензента откомментировать произошедшее менее чем в короткие сроки. 
Итак, правой кнопкой мыши, выполняю несложные компьютерные операции «копировать-вставить», и вновь читатель знает, что автор сборника «Сердюков С.В. род. в 1986 году, в 2008 году окончил вуз по специальности философия.  Известен читателю по  рассказам «Дендроид», «Роман с Порно», «О том как Поликарп с Антипом на тот свет попали» и др., а также как  автор статей «За жизнь», «Хай, Файерстоун». (см. журнал «Б», «В», «Д», «Ё», «Ж», 2004-2008гг.). Малоизвестными для  широкого круга читателей остались поздние работы Сердюкова С.В., такие как «Дерево», «Я – Христос» и др.».   Что до последней его работы, продолжившей серию рассказов «Озноб», то известность у публики ей только предстоит снискать. Итак, что в ней.
 Уже тенденциозными для читателя стали оригинальные иллюстрации автора. Однако не врущие мои глаза говорят мне о том, что в иллюстрациях к сборнику активно использовалась свиная тема, которая при деятельной конкретизации может быть названа и темой свиного рыла. Случайно ли это? Не стало ли данное – злобной обнажающей аналогией к современному общественно-политическому устройству и социально-экономической действительности, или попросту к нашей «дурацкой жизни», по хлёсткому, вписанному как бы между делом, замечанию автора. Но довольно! А то, что в действительности сие свиное означает – задача для серьёзных литературных критиков, остервеневших фантазеров и мечтательных гипотетиков, то есть не наша задача. 
В числе неизменных внешних параметров текста-сборника осталась его композиционная структура. А попытки суммарного анализа прочитанного дали беспрецедентный для автора результат: 14 рассказов, 7 авторских заметок и пролог. Как опытный в своём роде исследователь не могу не сказать, что в сравнении с предыдущим сборником число рассказов уменьшилось, а число заметок автора, напротив, увеличилось; число прологов осталось прежним. Вопрос: почему это произошло? – некорректен, а вот интерес к тому, как количество написанного соотносится с его качеством должно удовлетворить, к чему и обратим все свои помыслы и стремления. 
На сей раз героями С.В.Сердюкова стали обычные люди рабочих специальностей: инженер («Революция»), водолаз («Водолаз»), артист комедийного жанра («Клоун»). Его рассказы как и прежде социальны, так, например, под прицелом общественного контроля и мнения оказался герой рассказа «Волосы». Однако некоторые рассказы отличаются несомненной элитарностью повествования и повествователя. Так работа со словом и символом достигает своего кульминационного развития в рассказе «Радость», в котором также прослеживаются элементы однажды не признанного мною метода «потока сознания» на письме. Не исключено, что и ряд других рассказов написаны вследствие бессознательного следования этому методу. Философичен «Вор», фантасмогорична «Танцующая свинья». В сборнике внимательный читатель встретит и излюбленную для автора тему, это тема Кафки («Кафка»). Тут уж ничего не поделаешь. Тема дружбы в рассказе «Претензия» актуализируется в вопросе о том, есть ли дружба после дружбы, и если да то, какие квазиформы она принимает. Онтология повседневности могла бы быть темой рассказа «Происшествие», а поэтика – рассказа «Стихи». И вот ещё несколько наблюдений. Термин христианской морали использован в названии рассказа «Грех», а в названии рассказа «Вакуум» – физический термин, музыковедческий – в рассказе «Ритм». Дайте мне время, и я, как методичный статист в душе,  пересчитаю количество букв в их названиях! … А заметки автора по-прежнему кратки и родственны таланту, имя которого смыслопорождение или смыслоугудывание. 
 Когда я спросила автора рассказов, С.В.Сердюкова: о чём это? Он, не задумываясь, ответил: ни о чём. И тем самым позволил уйти нам от шаблонных рамок и границ определённостей в восприятии текста. Так одинаково не правы окажутся те, кто видит в рассказах С.В.Сердюкова остро социальные мотивы и те, кто их не видит, те, кто узрел в них мотивы личного нравственного выбора человека и те, кто имел мнение это оспаривать. Видите ли, видеть эпические, этические, эстетические, эсхатологические, экзистенциальные смыслы в тонкой  ткани этого повествования – это всё не то.  Думаю, автор со мной согласится. Но если мы возьмём за правило характеризовать всё ранее и далее написанное, как написанное ни о чём, то мы убьём в себе способность аналитического мышления, оставим критиков без работы, культуру без герменевтики, а Гадамера без идеи.  Так, что рекомендую  исследователям продолжить занятие по извлечению новых смыслов из «бессмысленных» текстов С.В.Сердюкова, тем самым спасая мир от правды.
                                                                                              Е.Сазонова

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  6
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.