Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 98 (март 2014)» Поэзия» В порядке общего (подборка стихов)

В порядке общего (подборка стихов)

Магзянова Александра 

***
Я дал себе слабину,
и горечь, и запах пота.
Еще тебе не верну
Испорченные мной ноты.
И много таких еще,
что просто сыграли в ящик.
Откроешь, и станет в счет.
Иначе -
прощай, мой мальчик.
Его нельзя открывать.
Ведь только грехи в сомненьях -
Я знаю - моя кровать
хранит колдовские перья
над изголовьем и,
Когда наступает вьюга,
Они выходят в окно,
чтобы найти друг друга.
Опять на веретено
намотанная подпруга.
Я знаю, что не дано.
Но в этом твоя заслуга.
Я дал себе слабину -
Вина из меня не выйдет.
Поскольку пойду ко дну,
Как срезанный влево винтик
С машины мирского зла,
Которая льет отходы
На бледные письмена,
Оставленные у входа
В любой
мной занятый дом
и дружескую квартиру:
Я запахом опоен
Ненастоящего мира.
Я не могу смотреть
и говорить правдиво.
Это легко - лететь,
Если промажешь мимо.
Я отдых устроил сам,
Поэтому нет вины.
И на моих весах
Прелести слабины.



ласточки

Время кончается, мне снятся мои друзья
в разбитой ступенчатой чаше: смотрят вниз.
Небо спускает легкие снежные якоря,
цепляют крючки меня за спину - вместо лиц
я узнаю лишь плоские блюда на голове,
ем постоянство, оно рвет мои бока.
Я говорю другим, что люблю. Пока
это ли правда, если не снишься мне?
Я давно знаю, что стоит кого позвать:
буду иметь и ключ, и открытый ход.
Только я внутренний и нечестивый тать,
или я - внешний, с которым наоборот?
Требую таять тебя
и себя беречь,
и, получая подачки,
бодаю стол.
Мне тяжело разговаривать:
эта речь
может вести и в воду,
и на костер.
Я же желаю кувшина из милых рук.
Пусть не любимым
будешь,
хотя бы - друг.


***
Это бессонная тяжесть,
что перед рассветом -
я, охраняющий,
тезкой своим притворяюсь,
пики точу
и ласкаю колени кровати.
Все остальные,
подобно пришедшему ветру,
грубо и страшно
пытаются ночь пережить.
Дни неспокойны,
молчание - недостижимо.
Все, что ты можешь ответить мне -
я уже знаю
и оттого так боюсь,
и навстречу - ни шагу.
Дальше ведь что?
Благоденствие
и злободневность.
Голод играет внутри
и легки деревянные кости.


***
..Красное ты,
неужели не можешь оставить?
Славной охоты
для тех, кто на ней не погибнет.
Выброси эти цветы,
если топишь камины;
Не приноси мне цветов,
если любишь меня,
мертвых, порезанных,
мелкие пятна на коже:
странное солнце,
что тянет и требует правды.



***
А могу ли я что-то другое:
созерцание бездны, понятно,
успокоенным душам дается
без проблем,
а смятенным всегда -
дань влекущему.
Твердость форм собери воедино,
распрямленной рукой утопая
в ожидании бездны другого:
находите большое у малых,
и дарите
немного большим:
я количеством горести тоже
приглашаю,
беру - недостатком.



в порядке общего

Нравятся
сны твои:
как открываешь рот,
руку под голову
лодкой-конвертом
складываешь,
приводишь,

что на прохладном лбу
видится отпечаток,

что зелены следы,

губы - соленый мост.

Холод твоей страны
может впустить меня,
только позвать не сможет.
И оттого теперь
снятся мне только камни:
скатываясь, кричу

Мне ли тебя хранить -
рыцарь,
мой светлый рыцарь,
знаешь ли обо мне,
что о тебе
я знаю?..


 что-то странное

...стоишь, ты, в общем, столько,
сколько назначишь сам.
Девушка с шеей тонкой
тянет ладонь к часам
и переводит стрелки.

Смятые лепестки
вместо еды в тарелке,
стоптаны башмаки.
Женщинам нужно много:
замки и облака,
дети и вера в Бога
(или - опять - в божка),
то ли любовь мужчины,
то ли, как вещь-в-себе,
прутья седой лещины,
нужные в ворожбе.
Ты объявляешь цену,
мы же ведем торги:
за зерновую меру
выменял сапоги,
за жеребца - невесту,
(девушку - за цветок!)
вместо муки взял тесто,
стены и потолок.
Вот уже и пещера -
лучшая из пещер,
старая королева
не принимает мер,
ты не щадишь посевы,
армию или скот,
только босая дева
к двери твоей идет.

Осуществили сговор
(вера ломает нас -
после волшебный морок
выветрится не раз),
плач или страсти мука,
жаркий влюбленный пыл.
- Вы вручены друг другу.

- Милый, не будь скупым. -
Девушка хмурит брови,
встряхивает ковры,
снова - на полуслове
в горле вскипает рык -
в лучшем из одиночеств
был ты таким слепым,
сколько неверных отчеств,
данных сынам своим
ты потерял сегодня?

В каждой неделе - год,
вот уже новый сводник
к двери твоей идет.
Ты запираешь башню,
бреешься, вертишь ключ.
- Девушку по-домашней -
и на письмо - сургуч.

Скольких купил и сколько
каждая отдала?
Девушка с шеей тонкой
смотрит поверх стола,
белые руки, ноги,
алая память губ -
Принявший на пороге
был, вероятно, груб.
Эта больная тема:
женщинам мало ждать,
кровь моя загустела,
я не могу отдать
ни золотое тело,
ни золотую рать.
Только назваться можно
чудищем и Грозой
Все же находит ножны
меч, что принес с собой.

Бархат - подмога стали,
лень для войны что яд.
И в небеса златая
звонкая горсть взлетает
- не упадет назад.
Стоишь ты ровно столько,
сколько захочешь взять.
Медный напиток горький,
Я выпиваю. Только
не забирай печать.
Сердце мое открыто,
грош ему - вся цена.

Нам, старикам - корыто,
память и белена.


правая рука

Девятый день. Я становлюсь босой,
потом, когда отпущенные змеи
на небесах троятся полосой
и нужно верить,
(яблочный мотив
меня подводит бледно-желтым цветом)
навстречу
приближается,
учтив,
я слышу лето,
лед ушел ко дну,
но за руку берет его другая.
Как странно: улыбаясь, зачерпну
воды у края.
Чаша неполна,
готова литься,

я выпиваю,
лед идет до дна,
и змей - как птица.



***
Двусторонняя тяжесть дверного проема - стук,
отдающийся грохотом, или бесшумный как
разрезающий зеркало озера юркий крюк,
что дрожит, пленный лески, в пропахших смолой руках.
Эти руки хватают резную ладонь двери,
но смыкаются губы замка - терпеливый ключ
будет лучше отмычек (хотя голова болит
и раздавленной ягодой подпись скрепил сургуч:
временные издержки на цены различных мер -
слово, кровь, красота, повторения вновь, и в круг
заключат треугольник как самый простой пример
постоянства живущего - птицы летят на юг).
В дверь стучится, целует рассохшийся ей порог
шестирукий, болезненный и бледноглазый бог
и, приливом отброшен, беспомощно смотрит вдаль:
за окном наконец-то засохший расцвел миндаль.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.