Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 98 (март 2014)» Поэзия» Лес, в котором рождаются мёртвые птицы (подборка стихов)

Лес, в котором рождаются мёртвые птицы (подборка стихов)

Кудинова Анна 


Ночной гость

Зажгла фонари темнокожая ночь
И сотни неясных оконных глазниц,
Пытаясь людскую печаль превозмочь,
Стереть суматоху с изношенных лиц

Воскресло былое и город остыл
В седом дуновении тихих ветров.
И лёгкая прелесть Полярной звезды
Светила бессмертием бархатных снов.

Сквозь блеклых бессонниц белёсый туман
Мне чудо явилось – беспечный покой -
Я шла по тропинкам заоблачных стран,
К прозрачной луне прикасаясь рукой.

Я видела сотни забытых чудес,
И ясную быль золотых небылиц.
Я шла сквозь чарующий звёздный завес
К святой чистоте непорочных страниц.

И рядом со мною, нет, ближе ещё...
В чело поцелованный белой луной,
Шёл Друг... Мне вдруг стало тепло, горячо
От чистого взгляда печали шальной.

Он шёл, и меня за собой уводил,
И звёздный ковёр наши ноги берёг.
Он шёл, открывая потерянный  мир,
Который был светел, и чист, и высок.

Где каждый мог жить, не теряя лица,
Забыв про пустое коварство часов,
Где ритмами жизнистучали сердца,
И ложь не топтала сокровища слов...

И вдруг я очнулась от грёз неземных - 
Бездушный будильник – от злости простыв,
Визжал мириадами скрипок больных,
Губя сновиденья живой красоты...

И вот, без конца я молю Небеса,
Скрывая свой взгляд за туманами слёз,
Чтоб снова увидеть родные глаза,
На пальцах узнать лёгкий бархат волос.

Я верю, что сжалится ведьма - Луна,
И Ночь мне поможет, чтоб чудо сбылось.
И в вечный простор бесконечного сна,
Меня уведёт мой таинственный гость.



Белокаменный Храм 

Белокаменный храм, опоясанный  куполом сини,
По замшелымстенАм разбегаются тени столетий,
В хороводах теней, в полукружьях неправильных линий
Позабытый -  велик, прокажённый - безгрешен и светел.

Белокаменный храм – разрисован узором скалистым,
Храм великих богов, разодетых в шелка переливов,
Храм великих богов – многоликих и зеленолистых,
Заплетающих ветер в шипящие, тёплые гривы.

В этом храме по кругу под куполом мается Время,
Проплывая над мраморной сизостью древней колоны.
Смерть и Жизнь неразлучны. И руки смирением греет
Благодатная целостность вечных, родных перезвонов.

Белокаменный храм… Восходя на алтарь горизонта,
В предвечернюю пору на жертвенный камень ложится
Ясноглазое Солнце, танцуя предсмертное рондо,
Чтобы снова воскреснуть из пепла оранжевой птицей.

Ты, конечно, почувствуешь юною, ясную прелесть,
И поймёшь, что провёл здесь, пожалуй, три тысячи вёсен – 
Белокаменный храм, где каскады видений слетелись
На нестройные ритмы разбуженных многоголосий.

Суть прощённой души – возлюбить неосознанный трепет,
Заповедная тишь не найдётся средь строчек писаний…
Голубыми тенями, что с Вечностью душу закрепят - 
Белокаменный Храм над страной человеческих знаний.



* * *
Что-то с миром этим не так,
Да и в небе серые тучи,
Новый "друг", испытанный враг-
Не поймёшь, что хуже, что лучше.

И вздохнут опять поезда,
Загремят, железные змеи,
Увозя с собой в никуда
Стайку лиц, которые верят...

Верят в тёмное "никуда",
В то, что всё иначе, чем прежде,
Не поняв, что жизнь, как вода
Утекла слепою надеждой...

А мыслитель, смелый поэт,
Жаждой истин призрачных мучась,
Проклинал безбашенный свет
За свою тяжёлую участь.

И забыв про сон и покой,
Переплавив золото нервов,
Сделал Жизнь своею рабой,
Ничего в ней толком не сделав...

И вздохнёт седой ветерок
Сладким потом дохлого лета,
Унося за звёздный полог
Светлый взгляд простого поэта.

Активист, сплетение жил,
Чей девиз- победа и точность,
Как-то раз бездумно решил
Эту жизнь проверить на прочность.

И добился многого он,
Топором своих убеждений,
Но в бездушной спешке времён
Позабыл про прелесть мгновений.

И теперь потерян, увы,
В темноте реальности сложной,
Понимает - что-то забыл,
Ну а что вот - вспомнить не может...

А на небе звёзды опять...
Заключают в душу усталость,
Глупый ветер начал шептать,
Сколько мне до неба осталось...

Скоро что-то выберу я,
Позабыв картонные лица...
Как же ,Жизнь, родная моя,
Мне с тобою трудно мириться.


Разговор беглого каторжника со своим псом

Что молчишь ты опять, Серый?
Что молчишь ты моя шавка?
Да, согнули нас перемены...
Ну же друг, не молчи, гавкай!

Ты обгавкай судьбу-калеку,
Обругай языком собачьим...
Знаешь, трудно быть человеком,
А собакой легко,  значит...

Что глядишь на меня горько-
Мы с тобой из одной глины.
Ты считаешь себя волком?!
Полно друг, ты не волк - псина.

Что ты смотришь в костёр – пусто,
Видишь, он от дождя гаснет.
Ну а дров у нас нет, грустно...
Мы замёрзнем с тобой, ясно?

Ну-ну-ну, не скули. Шутка.
Извини, я слегка пьяный...
Кушать хочешь, поди, жутко?
Скоро будет обед званый.

Потерпи-ка чуть-чуть только,
Хватит нам под судьбу гнуться...
Ты ведь чувствуешь - дождь горький,
Это слёзы с небес льются.

Видно Бог нас забыл просто...
Второсортные мы люди...
Всё равно мы с тобой звёзды!
Мы до смерти блестеть будем!

Не грусти, ну-ка! Сын собачий...
Скоро будет у нас лето-
Пусть другие за нас плачут.
Что же совесть?! Её нету...

Скоро будет у нас солнце.
Будет суд, а куда деться?
Слышишь, Серый, в груди бьётся
Не душа, механизм-сердце...



Лес в котором...

Прорываются в окна зелёные лапы
И шумят тишиной, и зовут за собой,
В обезумевший мир, позабытый и слабый,
Проливая, как песню, мерцающий вой.

Вой Луны - обессилевшей спутницы боли-
Разлетелся в ночи, заставляя дышать...
Ветви режут лицо, ветви стёкла вспороли,
Как дрожащие строчки пустую тетрадь.

Лес подкрался в тиши, подминая мгновенья
Толстокожими лапами старых берёз,
Лес, порвавший в клочки ненавистное время
Перезвоном ручьёв - полуфлейт-полуслёз.

Стрелолистовы зубы впиваются в ноги,
Скуднолаской ножей осыпая ступни. 
Здесь теряются люди, теряются боги,
Превращаясь в дыхание, сны и огни.

Лес подкрался внезапно, сияющим мигом 
Утопающий мир подхватив в суете.
Полыхающий вечностью, пахнущий книгой,
Лес, умеющий ползать, бежать и лететь.

Лес подкрался ребёнком в зелёной рубахе,
Превратившись в узоры былых голосов,
Потонувший в желанном, загадочном страхе
Полусношенных душ и разбитых часов.

Лес, в котором рождаются мёртвые птицы,
А затем оживают и грустно поют.
Лес, в котором нельзя ни пропасть, ни разбиться...
Засыпающий космос, лиловый уют...

Лес, расчерченный сотней дорожных прожилок,
По которым бежать миллионами ног - 
Чтобы небо кипело и море кружило
Бесконечным биением тёплых дорог...

Лес, в котором до боли охота остаться,
Превратившись в лягушку, в кору, в мотылька,
И нестись в бесконечно--неправильном танце,
Наступая на лапы махровым векам.

Лес, с оранжевым взглядом в сосновых ресницах,
Лес, шуршащий подолом корявых теней - 
Кто родился под ним, не умеет ложиться,
Если слышит в ночи колыханье ветвей...



Проклятый Город

Убегай от проклятого города, как от чумы,
Где дома, словно страшные сны, друг на друга похожи,
Где и лица, и души до боли щемящей черны,
Убегай! И не вздумай смотреться в оправы прохожих.

Убегай, заметая следов расписную печать,
Чтобы скрыться от серой, обмазанной копотью своры.
Съешь язык, вырви зубы, но только не вздумай кричать,
А не тозашипят на чугунных оградах узоры,

Расплетутся змеиным клубком, подымая хвосты,
До крови выжимая последние капли свободы…
Убегай в полуночном сиянье безвестной звезды
От слепой суеты и безликого, мутного сброда.

Убегай от живых монументов и от голубей – 
Отвратительных стражников злого бетонного леса,
В лабиринтах домов, под решёткой безлистых ветвей
В мир, где солнцем сплетается бледного утра завеса.

Убегай, убегай, до крови раздирая лицо
Об углы остановок и скрип удушающий створок.
Позабудь и друзей, и подруг, матерей и отцов,
А не то ты вернёшься в зубастый, прокуренный город.

Убегай и не вздумай, не смей обернуться назад!
Чтоб затем, опрокинувшись нА спину жалким и куцым,
Раствориться в пыли… лучше выжги туманом глаза,
Лучше шею сверни, но не вздумай, не смей оглянуться!

Убегай от проклятого города, труб и печей,
Разбивая часы – эти мерзкие счётчики грусти,
Убегай от дивана и гнусного скрипа ключей
Под плащом темноты, что спасительный Вечер распустит.

Убегай от оскала седых человеческих стай,
Тех, чьи лапы завязли в асфальте, а души – в бетоне.
Презирая покой, сквозь туман убегай, убегай,
С беспокойной душою, кричащей, молящей о Доме.

Убегай прочь отсюда, не зная часов и пути,
И не думай о Ком-то, не думай о Нём, убегая!
Он завяз в суете, от которой уже не спасти,
Растворился в дырявых подошвах и треске трамвая…

Ну а ты – убегай! Ради тех, кто, увы, не сумел,
Ради тех, кто потерян в холодном, бушующем смоге,
Убегай сквозь леса проводов и моря децибел
По неровной, как старая песня, забытой дороге.

Убегай от нелепости дней и неясности слов,
Пусть хотя бы один улетит, уцелеет, спасётся,
Убегай от гремящих цепями чугунных голов
В предрассветную муть, где, наверное, мается солнце…



Времечко

Тикают, щёлкают старые часики,
Жизнь растирают зубами минут.
Времечко - время, останься, останься-ка,
Сядь-ка со мною - и стрелки уснут.

Сядь, беспокойное, Время пугливое - 
Я не обижу, не стану ловить
Мокрыми пальцами чистую гриву,и
Лёгкие крылья на ржавую нить.

Времечко, Время, зачем же так скоро, ну?
Видишь старуху с опавшим венком - 
Просятся пальцы пожухлые в сторону
Тех, кто с тобою ещё не знаком...

Видишь старуху? - Последняя исповедь...
Бьются часы, оголяя ночлег,
К звёздам дорога, скажи мне, терниста ведь?
Так отчего к ней спешит человек?

Время бежит от бегущих за властью, и
Быстро смыкается ржавая клеть...
Плакать в терновнике - высшее счастье, а
Может быть даже получится спеть...

Времечко, Время - потёртое, нежное,
Дай залатаю проклятие ран...
Сядь-ка со мной неизбывной надеждою,
Путник, чей плащик потрёпан и рван.

Времечко-время, зачем так стремительно?
Где же мой мир...Ты меня обокрал,
Злой суетою подкравшись невидимо,
Детство упрятав в дырявый карман.

Ну, не грусти, я совсем не с обидою...
Трудно, наверное, Вечность нести
Танцем безумным, мечтою побитою,
Стуком мелодии в узкой груди?

Часики-часики...Ходят размеренно...
Разве Они заключают тебя?...
Как же вокруг бесконечно... Безвременно - 
Чистая Вечность в дыханье дождя...

Времечко-время, короткое, длинное,
Сядь-ка со мною, как ласковый друг,
Светлой тоской хоть на ночку единую
Пусть разомкнётся изношенный круг...

Мокнут мгновения, стонет скамеечка - 
Нету дороги, ведущей назад...
Слава за это великому Времечку - 
Мокнут мгновения, мокнут глаза...

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  5
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.