Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 98 (март 2014)» Проза» Осень на отдалённом астероиде (рассказ)

Осень на отдалённом астероиде (рассказ)

Васильченко Сергей 

ОСЕНЬ НА ОТДАЛЁННОМ АСТЕРОИДЕ

 

1

«Давайте будем считать наш сибирский городок, где проживает всего-то сто тысяч населения, отдельной планетой. Или астероидом. Да, это заброшенный астероид на задворках галактики, и нам отсюда не выбраться. Чтобы добраться до Москвы, а уж тем более до какого-нибудь Парижа, нужно преодолеть, кажется, не километры, а световые годы. Много световых лет. И все космические дороги занесло...

Наш маленький астероид Паранойск.

И нынче на астероиде осень.

Скоро

  выпадет

       снег.»

 

Поставив точку, Андрей закрыл текстовый документ на рабочем столе ноутбука. Документ имел простое и незатейливое название «Дневник». Каждую ночь перед сном Андрей здесь записывал писал свои мысли, рассказывал о прошедшем дне. Для себя.

Андрею было 24 года. Он вернулся в Паранойск, на свою малую родину, совсем недавно, пару месяцев назад. А до этого два года жил в Москве, но не сложилось там. Деньги закончились, неприятности были, с работы попёрли. В итоге пришлось убраться домой. По возвращению он чувствовал себя с психологической точки зрения неважно. Был деморализован, потерял ориентиры, цели. В основном, пил.

Поселился в нём уже «ген Москвы». И всё, что было в Паранойске, казалось ему серым, скучным, тупым. И люди были не такими, и всё было не таким.

Вроде лёг спать Андрей, да что-то не получалось провалиться в сон. Включил наобум фильм, ходил по комнате из угла в угол. Затем пробрался на кухню, из холодильника достал мандарины, заварил и налил себе чай.

По капле вытекла вся ночь и превратилась в утро. Задребезжали за окном первые трамваи. Находясь в неком бессмысленном состоянии, Андрей решил пройтись до магазина. Вышел из подъезда в дурацкой «растаманской» шапке. В магазине самообслуживания поймал на себе недоверчивый взгляд парня, который работал здесь. Парень подозревал в Андрее вора. Следил за каждым его шагом по магазину. Это было неприятно. Андрей купил вермут по акции — литровую бутылку за 99 рублей, очень дёшево. Вермут и ещё почему-то чипсов.

Вернулся домой. Он уже не первый раз пил в одиночестве за эту осень. Мама всё это видела, но не препятствовала. Хранила молчание. На фоне этого молчания разбивались вдребезги амбиции сына

Закрывшись в комнате, Андрей включил компьютер, зашёл в социальную сеть. Нет новых сообщений — не пишет никто. А ведь знакомых-то в Москве осталось много. Ещё была одна девушка, Юля, которая раньше часто болтала с ним в Интернете. Теперь же стала редко напоминать о себе, отвечать стала односложно. Такая перемена произошла после того, как Юля узнала, что Андрей уехал из столицы и вернулся в Паранойск. Видимо, она больше не считала его клёвым, не видела перспективы в общении.

 

Запись из дневника Андрея:

«Бывает, оставишь людей ненадолго без себя и они пропадают из твоей жизни. Формально есть, а на самом деле уже и нету. Это ещё называется "личностный рост". Тебе становится неинтересно или с тобой становится неинтересно. В какой-то момент начинает увеличиться пустота между. Быстро. Всё. Ушёл человек. Ты перестал быть в сфере его насущно-важных интересов. Стоит ненадолго оставить человека и ты уже для него ничего не значишь».

 

Андрей выпил грамм 200 вермута. Стал тупо пролистывать вываленные некогда в соцсеть фотки, свои моменты столичной жизни. Везде он такой улыбчивый, он в центре мира, у него всё хорошо.

А сейчас пасмурно на душе. От былых радостей только и остались эти фотографии. И можно было сидеть в одиночестве, пить вермут и плакать над ними, слушая самые душещипательные аудиозаписи. Хотя, конечно, мальчики не плачут.

 

И стали вновь оживать какие-то фрагменты из столичного бытия. Как он ехал в переполненном вагоне в метро, и как механический женский голос твердил: «Осторожно! Двери закрываются! Следующая станция Митино!». Тогда он ненавидел тот голос, а сейчас вспоминал с удовольствием. Ненавидел эти долгие поездки, пробки, толпы этих несущихся куда-то людей. Находясь ТАМ, ненавидел. А теперь так хотелось это вернуть.

Все эти звонкие звуки, всю эту яркую весёлую суету.

Потихонечку-полегонечку опустошалась бутылка. Мысли о дурном отходили на второй план.

- Да всё нормально. Найду здесь денежную работу, буду жить, всё будет у меня хорошо.

Но подспудно Андрей всё равно понимал, что это просто самовнушение. И оно, если честно, мало помогало. Он не видел здесь для себя будущего. Однако никакой альтернативы не было, не просматривалось.

Когда литр подошёл к концу, опять потянуло на улицу. Хотелось сбежать из этой скромной обстановки, уже до чёртиков надоевшей. А куда идти-то? Просто куда глаза глядят. Такой был план.

«Вот выйду и не вернусь. буду бродить, буду спать под мостом, пока окончательно не сольюсь с бомжами. Стану как тот мужик, который ночует в подвале нашего дома и, не стесняясь, мочится на прямо на детской площадке. И буду на помойках жечь костёр, чтобы согреть руки, руки в перчатках без пальцев...»

На улице ещё малолюдно, рабочий день в разгаре. А погода слякотная, по-осеннему противная. Андрей двигается к центру города. Смотрит по сторонам, изучает вывески и витрины. Вот одно интересное городское кафе, гламурное, типа «французское». Называется «Мулен Руж». Возле него почему-то стоит велосипед фиолетового цвета. Это такая отличительная фишка кафе. Велосипед ненастоящий — просто муляж, намертво прикреплённый к стене дома. На таком велосипеде не умчишься прочь отсюда.

В голове у парня промелькнуло:

«Я похож на этот велосипед Я теперь намертво прикреплён к маленькому месту на карте...»

Вообще у Андрея был один близкий друг здесь, друг ещё со школьных времён, Стасян. Только один, все остальные разъехались. Свалили навстречу мечте. Стасян работал грузчиком на каком-то складе. Он говорит, что это временно, но чёрт его знает. Стасян - ровесник Андрея и тоже пока себя не нашёл в этой жизни. Хотя не таким уж глупым парнем был и по-прежнему мнил себя достойным лучшей доли. Мнил, однако смирение захватывало всё новые и новые территории.

Стасян уже несколько лет постоянно всем трындел, что куда-то уедет. Но воз и ныне там. И ехать по большому счёту некуда, нигде не ждут. Всё как в старом фильме «Облако-Рай».

Андрей шёл и шёл, вот уже центр города. Какими в детстве огромными и волшебными, какими очаровательными казались эти места. И старый драмтеатр, и шахматный клуб, и рыночек, и телевышка, и мост, ведущий на промзону.... Куда исчезло очарование? Все эти детали города стали малы, как мала становится обувь.

После двух часов хождения по грязным улицам Андрей решил позвонить Стасу, договориться о встрече.

- Алло, Стасян, привет. Приезжай ко мне на район, посидим...

Стасян сказал, что ещё работает, но согласился встретиться в 19-00, «на нашем месте».

Под «нашим местом» понималась самодельная деревянная лавочка у берега реки, неподалёку от дома Андрея. Там было довольно тихо и красиво. Там они часто проводили свои вечера в старших классах.

 

2

 

У Игоря сегодня выпал выходной.

- Давай куда-нибудь сходим, - с утра, ещё и встать с постели-то не успели, предложила его сожительница Настя.

- Я никуда не хочу. Может, дома побудем?

- Да у нас не так часто выпадает совместный выходной...

- А я устал, я не хочу никого и ничего. Хочу дома побыть.

- Вот вечно ты так. Тебя вообще с места не сдвинешь. Живём на этой съёмной квартире и никаких изменений уже второй год. Сколько раз я тебе говорила, давай переедем в Москву. Давай как-нибудь сделаем это. Мне и подружка говорила, приезжай, найдёшь работу, какая тебе нравится. Мне не место здесь, понимаешь? Я не хочу всю жизнь просидеть за кассовым аппаратом. Я другая, я лучше.

Настя всегда себя видела танцовщицей или певицей. Но в маленьком городе реализовать это было достаточно трудно. Поэтому в данный момент Настя трудилась кассиром в продуктовом. Ей это не нравилось, хотелось другой, более яркой жизни

«Ведь я же не дура и не уродина...»

Иногда она вставала по ночам, подходила к окну, тайком покуривала его, Игоря, сигареты. И плакала. О каких-то своих несбывающихся планах.

- Это болото. Я застряла в болоте. Мне тошно здесь, - повторяла она сама себе.

И спастись можно было, лишь уехав или улетев. Можно. Было. Бы.

 

- Я знаю, что ты самая лучшая, но давай адекватно оценивать свои возможности... - ответил Игорь.

- Ты просто не хочешь шевелиться

 - Это я не хочу шевелиться? Да я работаю как проклятый...

- Ты влез в свои кредиты, и теперь мы и шагу ступить не можем! И никуда даже отдыхать не ездили в этом году. Увязли в этой бедности, бесконечной бедности... Помнишь, в ожидании прошлой зарплаты на одной гречке сидели?

Это действительно было так.

- Всякое в жизни бывает. Да здесь не так уж и плохо. Чего тебе надо?

- Ты не понимаешь? Ты не понимаешь.

- Успокойся, Насть!

- Увези меня отсюда. Слышишь, увези. Сделай что-нибудь

- Скоро, вот ещё чуть-чуть. Ты же знаешь, как тяжело сейчас...

Через год Игорю уже будет тридцатник. Сейчас он работал торговым представителем и таксовал ещё. Денег не хватало, потому что надо было отдавать кредит за автомобиль, бывшей жене платить алименты (сыну Лёшеньке три года), снимать квартиру. Далеко тут не уедешь. Игорь уже давно погряз и застрял. Главное, произошло это как-то совершенно неожиданно. Ррраз и всё, и у тебя уже куча обязательств, которые приковывают к месту. В последнее время они что-то часто ругались с Настей. Подустали, может.

И вот день, начавшийся со словесной перебранки, закончился большим скандалом с битьём посуды.

Вечером Игорь, чтобы успокоить себя, оделся и вышел из дома. Оставил Настю одну, в слезах. Она сидела в своём домашнем свитере с высоким горлом на подоконнике и смотрела в окно.

Игорь захлопнул дверь, спустился вниз, в осень. Он шёл по осеннему мраку и сердце его колотилось как бешеное. Переживал.

«Ну я же люблю её, дуру....»

3

 

Когда Андрей подошёл к лавке у реки, Стасяна там ещё не было.

 - Осенняя река — очей очарованье! - так оценил открывшийся вид Андрей.

Присел. Стал кидать камешки в воду.

Наконец появился Стас. В пакете у него было две бутылки вермута.

- По акции купил?

- Да

- Как дела, Стас?

- Не родила. Как обычно. Что тут может измениться? А ты сам как?

- В хандре. Всё никак не могу прийти в себя. Не могу привыкнуть к новому повороту моей жизни.

- В Москву тянет, обратно?

- Ещё как.

- А может, надо просто расслабиться? Будь как птичка. Птичкам плевать Москва или не Москва. Есть покушать, и слава Богу.

- Ты что несёшь?

- А посмотри, какие пейзажи у нас замечательные. Ведь действительно же красиво. И это счастье жить среди этой осенней красотищи. Вообще надо абстрагироваться от города, от его грязи, безнадёжности, бедности. Обрести гармонию с землёй, с окружающей природой.

- Это красиво звучит, но... Да ты же сам всегда хотел уехать!

- Вообще-то да. Но надо находить плюсы в своём положении.

 - Есть какая-то система, вертикаль. На самом верху Москва, Третий Рим, там замыкаются все денежные потоки. Остальное пространство России некоторые москвичи именуют ЗаМКАДьем. А в ЗаМКАДье есть большие города, есть маленькие провинциальные городки. И в самом конце этой цепи — бедные деревеньки, где делать попросту нечего. Это неправильно, но так всё устроено. Все дороги ведут в Третий Рим.

- Это в твоей голове всё так, Андрюх. Согласись, все же не могут туда, в столицу, уехать. Кто-то должен остаться здесь. Сторожить неведомое что-то.

- Но здесь ведь у нас ни женщин ни перспектив, ни денег, ни-че-го.

- Да ладно, молодые ещё, прорвёмся, - с надеждой сказал Стас. - Давай наливай. Выпьем.

- Наливаю. Мы провинциалы, люди тёмные, да? И у нас тут осень. Осень на отдалённом астероиде. Осень для тех, кто остался...

Стас ничего не ответил. Андрей продолжил:

- Прикинь, пару дней назад мне приснился, что на Москву обрушивается невероятное цунами. Миллионы жертв, колоссальные разрушения, а я в это время у нас, в Паранойске. Типа сижу дома, новости смотрю по телевизору об этом. И знаешь, хоть это и кощунственно звучит, я-во-сне испытал злорадство...

- Может, так подсознательно отражается твоя зависть? А завидовать плохо. Сам же знаешь, зависть - на самом деле самый тяжкий грех.

И тут два парня почувствовали, как начал падать снег. Первые снежинки ложились прямо на их непокрытые головы и куртки. Это было просто чудесно. Мир обновлялся, как компьютерная программа.

- Снег. Прикинь, снег пошёл!

- Вот и зима, можно сказать, пришла. Пережить бы её...

-Да переживём. У нас рядом с домом есть бар «Ирландский волк». Обожаю его, атмосфера в нём отличная. Вот мы туда забуримся и всё, до весны останемся. Вход занесут снега, а мы там будет пить, хахаха!

- Зайдём и не выйдем?

- Да. До весны.

Тут парни увидели, как к ним приближался некий человек. Пробирался по узенькой тропке.

- Здорово, ребят, - поздоровался издалека этот забредший. Это был Игорь. Всего полчаса назад, поссорившись с Настей, он покинул своё съёмное жильё - Я тоже хочу выпить здесь. Ничего? Не помешаю?

- Да нормально всё

В руках была у него была бутылка того же самого вермута. Уже откупоренная.

- По акции купил, - сказал он.

Потянуло его и ещё кое-что сообщить о себе:

- Меня Игорь зовут. Я сегодня с женой поругался. Пилит до невозможности. А я очень её люблю на самом деле. Но не могу ей дать того, чего она просит. Вот хоть убейся не могу. И так это всё на нервы действует. Напиться порой хочется...

- Бывает. Я Андрей.

- А я Стас.

- А вы по какому поводу собрались тут?

- Да без повода, можно сказать. Осень кончается...

- Снег пошёл, ага. Ну хоть грязи этой не будет, - предположил Игорь.

Андрей вдруг понял, что много раз видел этого человека. Да это же его сосед сверху! Прямо над ним живёт. С какой-то симпатичной девушкой. Андрей часто сквозь потолок слышал, как они ругаются, кричат друг на друга. Слышал взаимные обвинения и оскорбления (спасибо «отличной» звукоизоляции «хрущёвок»). Сосед. Значит, не совсем уж чужой человек. Из окон своих видит тот же старый двор.

- Ты же мой сосед, в моём подъезде живёшь, в 15ой квартире, - озвучил догадку Андрей.

- То-то, смотрю, и я где-то тебя видел. Ну вот так неожиданно и познакомились!

В общем, ребята стали пить втроём. Говорили о многом. Позже взяли ещё добавки — того же вермута. Почему-то в результате самым адекватным остался Стас. А Игорь и Андрей были очень сильно под мухой

- Ты такой трезвый, ты, наверно, шпион, - сказал Андрей

- Не берёт уже, - ответил Стасян. - Всё, пора по домам, да?

- Наверное, да...

- А мне-то в другую сторону. Вы вдвоём дойдёте?

- Дойдём, - заплетаясь, уверил Игорь.

- Точно? Смотрите не потеряйтесь.

- Я здесь всё знаю, каждый куст, блин. Я же дома, - сказал Андрей

- Вот именно. Мы же дома. Дома и стены помогают, - подтвердил Игорь, - Пошли, брат!

Сгущались сумерки. Два человека, пошатываясь, поддерживая друг друга, медленно, но верно, двигались по направлению к своей обшарпанной пятиэтажке. И если бы тут, как в кино, камера начала подниматься, поднималась бы всё выше и выше, то вскоре бы зрители увидели, что эта пятиэтажка и вообще весь микрорайон находятся на маленьком астероиде, несущемся куда-то сквозь холодную и бездонную черноту космоса.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.