Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 99 (май 2014)» Поэзия» Осенний марафон (подборка стихов)

Осенний марафон (подборка стихов)

Шилкин Сергей 

 

 

ИСПАНСКИЕ МОТИВЫ

 

Мне снова вспомнилось то лето,

Когда над плацем Маргариты

Витали запахи Толедо

С кровавым привкусом корриды.

 

В ночи мерцая, тлели астры.

Рвались на бой быки Памплоны.

И в древней лавке на пиастры

Меняли стёртые дублоны,

 

На стол рассыпав их из банки,

Давно заржавленной от хлорки.

А на балконе две испанки

Сидели с томиками Лорки.

 

Их тени яркими пучками

Отбросил к стенке зной янтарный.

Такт выбивая каблучками

Под страсти наигрыш гитарный,

 

Стремглав, как дикие гепарды,

Кружилась огненная хота.

И всюду с древком алебарды

Маячил призрак Дон Кихота, -

 

 

Блажного стража Реконкисты, -

Как зыбкий пар над каппучино.

А там, где вглубь аквалангисты

Ныряли, пенилась пучина, –

Так салютуя каравеллам,

Навек застрявшим в иле плотном.

 

И время, в ритме чёрно-белом,

Стекало в вечность по полотнам

Неукротимого Дали…

 

 

 

 

СКИТ

 

Скошен луг и уложено сено в скирду.

Прорывается зеленью озимь.

Здесь когда-то давно жил в дремучем скиту

В одиночестве праведник Зосим.

 

Он ушёл в эту глушь от людской толкотни,

От соблазнов и злых искушений.

И вплетались в канву бесконечности дни

Испытаний, трудов и лишений.

 

Но однажды, когда спал туман на реке, -

Был тот день по-осеннему скверен, -

Сильный враг издалече пришёл налегке.

Он в победе своей был уверен.

 

И монах, не смыкая опухших очей, – 

Хоть считал, что пред Господом срамен, –

Бесконечную тысячу дней и ночей

Простоял, взгромоздившись на камень.

 

Он, как певчий, молитвенный чин не басил,

А стоял на холодном граните

И тихонько шептал: «Дайте Крест выше сил…

Только Русь от врагов сохраните!»

 

 

И услышан он был – одинокий старик.

Враг сбежал, бросив остовы ржавых квадриг.

Лет прошло от того семью-на-семь…

Наше время коварных и подлых интриг

Снова Русь опрокинуло наземь.

 

А сегодня мы здесь и с собой не в ладу,

Ноет дух и заплаканы лица.

На себя неуверенно крест я кладу,

Неумело пытаясь молиться.

 

Возле камня, который укрыли впотай

Среди веток колючих кизилы,

Умолю Тебя: «Иисусе, подай

Благодатной молитвенной силы».

 

Хоть я юн и беспечен, и даже безус,

Чередою Твоих воздаяний, -

Умоляю Тебя, Всемогущий Исус, -

Дай мне силы для долгих стояний.

 

Дай мне сил по высокой небесной шкале

Для души сокровенных молений, -

Чтобы смог я стоять на гранитной скале,

До костей раздирая колени.

 

 

 

Я не буду просить, как пройдоха и льстец,

У Тебя привилегий капризно.

Моё сердце с Тобою навеки, Отец,

И сегодня, и завтра и присно.

 

Мне не нужно опоры – такой я чудак –

Под ногами твердынь пьедестала.

Я прошу Тебя только – ну сделай же так,

Чтобы Родина на ноги встала.

 

 

 

 

МАСЛЕНИЦА

 

В зелёном ельнике не броско

Снегирь мерцает, как рубин.

Пушистым инеем морозко

Осыпал кисточки рябин.

 

В ложбинах близкие апрели

Ручьями талыми журчат.

В пушистых курточках взопрели

На ветках стайки сорочат.

 

По холодку туманом дышит

В старице стылая вода.

Теплом весенним солнце пышет.

Скворчит в печи сковорода.

 

Судьбы таинственной мерило,

Сакральной мудрости  бином, -

Сойди с небес ко мне Ярило

Гречишным масляным блином.

 

От солнца мир добрей и чище.

Поесть блинов спешу домой.

Сегодня древнее игрище

Прощанья с зимушкой – зимой.

 

 

Веселья дух манит и дразнит,

В глазах от солнышка рябит.

Сегодня православный праздник –

День всепрощения обид.

 

И крест нательный из латуни

Целуют грешные уста.

Я всех прощаю накануне

Семинедельного Поста.

 

За то, что жизнь души убога,

И дух не волен от оков,

Прошу прощения у Бога,

Прошу у близких и врагов.

 

 

 

 

ОСЕННИЙ МАРАФОН

 

В промозглый день укрылась паром

Низина старого пруда.

За покосившимся амбаром

Бредёт дорога в никуда.

 

Ждёт снова осени лукошко,

Вися на гвоздике в углу.

И плача, дождь стучит в окошко,

Слезу размазав по стеклу.

 

Мычит голодная корова,

Засохла во поле трава.

Мы нынче снежного покрова

Не дождались на Покрова.

 

За тучи солнце укатило,

Повсюду сырость, хмурь и хмарь.

Зажёг своё паникадило

В часовне старый пономарь.

 

Зябь пашут в поле хлеборобы.

Мне годы вспять не повернуть.

Молюсь я Богу страстно, чтобы

Мне силы дал на крестный путь.

 

 

В постылой жизни мало прока.

Теперь мне больше сорока.

Трещит без умолку сорока

В кустах, где плещется река.

 

Горит сквозь сучья чернотала

Огонь в рябиновой горсти.

От дней пустых  душа устала.

Создатель, Ты меня прости…

 

 

 

 

УРГА

 

Я ушёл навсегда на заре долгожданной  субботы,

Привязав за плечо шестовину старинной урги.

Не ищите меня. Я в заказнике вечной свободы,

Где следы исчезают в заносах песчаной пурги.

 

Вам меня не найти. Не сказать лаконичное  «Здрасте!»

Ветры тропы ко мне хорошенько песком замели.

Я возьму этот шток, на котором полощутся страсти,

И с размаху воткну, пуповину пронзая Земли.

 

И кошмовый шатёр под небесною синью раскину.

А вокруг табуны, проторяя весенний маршрут,

Молодую траву разбивают копытом в мякину.

И завидев меня, потихоньку приветственно ржут.

 

Заслоняя зенит, в голубой глубине небосвода

Первозданным крестом распластался по небу орёл.

В этих дивных местах я расстался с тобой, несвобода.

В этой дикой степи я любовь и свободу обрёл.

 

Здешний воздух пропитан пьянящим любви ароматом.

И вдыхая его сквозь дымящийся утра кальян,

Я за счастьем прошёл по степи одиноким сарматом,

Как за волей когда-то давноздесь ходил Емельян.

 

 

И тебя повстречал я на самом краю Ойкумены,

Где целинную новь не сквернил ещё плуг бороздой.

Я увидел в глазах твоих чёрных огни перемены

И пленился навеки монгольской твоей красотой.

 

Я так долго искал тебя в вихре случайных событий.

Ты услышала зов среди шума вселенской игры.

И сегодня с тобою в экстазе сакральных соитий

мы осанну поём, созидая иные миры…

 

 

 

 

АЛЕНЬКИЙ  ЦВЕТОЧЕК

                                   жене Светлане

 

По дремучим по лесам, по садам-баштанам,

Ты сбежала от меня к острову Буян,

Где ревущие ветрагнут стволы каштанам,

Да вдоль берега шумит лишь трава-бурьян.

 

Кружат звёздами в дыму мириады точек.

Горечь выела глаза – не видать ни зги.

Почернел моей любви Аленький цветочек.

Что же делать мне теперь с горя и тоски?

 

Зло накинулась судьба на меня Полканом.

Подрубил меня мой рок, как топор сосну.

Утоплю печаль-тоску в зелиипоганом –

Выпью чарку я до дна и в траве засну.

 

И приснятся мне во сне страшные картины:

Реет рваных облаков драная фата

На верхушке от ветров стонущей жердины.

С неба падает стеной чёрная вода.

 

Между мною и тобой тридевять земелье.

Кружит прахом тыщу лет ветер-ураган.

Я очнусь, преодолев тяжкое похмелье

И пойду тебя искать хоть на Удокан.

 

Плешей скошенной травы выцветшие ситцы

Лягут вдоль моих путей лентами торок.

Посулите счастья мне, кумушки-зегзицы.

Я найду его, пройдя тысячи дорог.

 

По Полесью и горам, сельгам и Ополью,

Суждено не одному сбиться сапожку.

Вырвав сердце из груди, чтоб забыться болью,

Я угольями его вновь цветок зажгу.

 

И познаю, наконец, радость и веселье,

Сбросив тяготы невзгод в пляске трепака.

Мою душу отравлять перестанет зелье.

Буду громко песни петь.

                                               Буду…

                                                           А пока…

В голове моей туман. Боль в душе усталой.

Бьётся с сердцем невпопад жилка у виска.

Верю, снова полыхнёт мой цветочек Алый.

Уходи же поскорей, чёрная тоска…

 

 

 

 

НОЧНОЙ СНАЙПЕР

 

Хмурый взгляд ледников. В тёмном ельнике склон.

Терпкий запах альпийских лугов.

Краску серую в небе размазал циклон.

Из травы я устроил альков.

 

Стрекотал полоумных цикад оверлок.

Рядом холмик латунный из гильз.

Я охотник на «духов» – сибирский стрелок.

А напротив, в «зеленке» – Ильгиз.

 

Ветер в кронах шумел. Новый месяц блажил –

Жёг сквозь тучи огрызком стручка.

Левый глаз я прищурил и перст наложил

На изгиб спускового крючка.

 

Я нажал… Эхом всхлипнул вдали водоём,

Заскрипела столетняя ель.

В эту ночь был Ильгиз с Амирханом вдвоём…

Вспышка…  всё – проиграл я дуэль.

 

Дух мой взвился туда, где печальный причал.

Ветер плакал, меня тормоша.

Обездоленный ангел беззвучно вскричал,

Надо мною крылами маша.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.