Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 99 (май 2014)» Поэзия» Твоих стихов чудотворящий яд (подборка стихов)

Твоих стихов чудотворящий яд (подборка стихов)

Радванская Елизавета 

 

***

 

А я зову тебя. Зову.

Отчаяньем не лечат нервы –

Я в этом точно буду первой,

И сумасбродкой прослыву.

Я не уйду, застав врасплох

Старушку-полночь, спящий город,

Чтобы от всех уехать… в горы

(Хотя подобный план неплох).

Не стану в жизни все менять.

По-прежнему сглотну печали,

И их запью остывшим чаем,

И буду снова молча звать…

На помощь звать. И изнутри

Сгорать дотла (огонь без света…

И без тепла – я не согрета).

А жизнь танцует: раз-два-три –

Свой вечный вальс, ведет меня –

Бессовестно схватив за руку –

По кругу, проклятому кругу,

Во всем отчаянье виня.

…Я не умею умирать,

Умею только снова выжить.

…Зову тебя.

Зову.

Не слышу.

…С ума схожу, и коротать

Бессонницу – с другими «Я» –

Так просто, и, увы, банально, –

Как на работу утром ранним.

Как выпить чай.

Как боль моя.

 

 

***

 

Иногда обувается прошлое

В черно-красные туфли с застежками

И стучит каблуками по улицам,

Нагоняя невнятную боль,

И звенит золотыми сережками,

И на солнце болезненно щурится,

И по тропкам, доселе нехоженым,

Рассыпает промокшую соль.

А, когда вечереет над городом,

Возвращается в комнатку темную,

Черно-красные туфли с застежками

Прячет в пыльный ореховый шкаф,

Зажигает все лампочки сонные,

И большими столовыми ложками

Месит тесто, чуть ежась от холода,

Чтобы спечь себе два пирожка.

Если вдруг что-то грустное вспомнится –

Напевает под нос колыбельную,

И окно открывает скрипучее

(Там, за ним – проплывает река);

Ест свои пирожки самодельные,

И, чтоб глупые мысли не мучили,

Предлагает старушке-бессоннице

Выпить на ночь стакан молока.

 

 

***

 

Они уйдут. Кто – жить. Кто – умирать,

Кто – продавать всю душу за гроши,

Кто – петь и пить, кто – пыль с любви стирать…

А ты – пиши.

 

Они смеются. Над добром и злом,

Над грустью, над порывами души,

Над холодом, над снегом за окном…

А ты – пиши.

 

Они ночами спят. Кто одинок,

Кто счастлив, кто устал, а кто – спешит,

Кто – километры меряет дорог…

А ты – пиши.

 

Они не плачут. Кофе пьют с утра.

Кто сам ест хлеб, кто – воробьям крошит;

И закрывают дверь, им всем – пора.

А ты – пиши.

 

Они не ждут. Кого, зачем, куда?

Их всех тоска вокзальная спешит, –

Кого – толпа, кого-то – поезда…

А ты – пиши.

 

Они не верят в сказки, оттого –

Кто – просто так, а кто – со зла, – грешит,

Гордясь, что не боятся никого…

А ты – пиши.

 

Они – стареют. С каждым новым днем,

Кто – телом лишь, кто – струнами души,

Кто – сердцем, забывающимся сном…

А ты – пиши.

 

…Они вернутся. Много лет спустя,

И станут пить взахлеб, так жаждя жить,

Твоих стихов чудотворящий яд…

…А ты – пиши.

 

 

***

 

Я напоследок тебя попрошу:

Больше не смейся над чьей-то печалью.

Будет в конце то, что было в начале,

Зря о любви все вы громко кричали,

Если не ею теперь отвечали

Мне на мольбу, ту, которой дышу.

 

Я не умею бороться, увы –

Можешь меня презирать, забывая,

Что за миры для тебя открывали

Сотни стихов моих. В них я – права ли?..

Враг наш, бесспорно, хитер и коварен,

Мы – теперь жертвы жестокой молвы.

 

Мне все равно. Но запомни одно:

Страхом не лечат, теплом же – спасают.

В сердце моем так безумно плясали

Чувства, измученными голосами

Звали на помощь – и в миг исчезали…

Душу тянули на самое дно.

 

Жизнь я отмеряю боем часов…

Раньше все было понятно и просто.

Не упрекай, не смотри же так грозно!..

Небо, как в детстве: не прячутся звезды…

Только бы не было, не было поздно…

Чем напоследок ответишь на зов?..

 

 

***

 

Я в сотнях строк печали растворю,

Бессмысленно скитаясь по дорогам

От сердца – к сердцу, не найдя приют

Для чувств, которых было слишком много.

Я каждому оставлю часть тоски,

По-детски чистой, верящей и светлой,

Сама – уйду, и боль сожмет виски,

Мои слова раздаривая ветру.

«Напрасно все!» – прошепчет кто-то мне,

Безумию подмигивая хитро, –

«Не по твоей ли, милая, вине

Надежда чья-то вдребезги разбита?

Не искупить тебе уже ничем

Забытый грех…», – прошепчет – и исчезнет…

И воск сползет по тающей свече,

И стихнет вдалеке живая песня…

Но я не верю шепотам ночным –

Недаром они прячутся от света.

И в сотнях строк, где чувства так прочны,

Ищу необходимые ответы.

От сердца – к сердцу: вот – последний путь,

И, даже если силу боль иссушит,

Поможет чья-то мудрость не свернуть,

И снизойдет Любовь на наши души.

 

 

***

 

Мои глаза старели с каждым днем,

Хотя стихи – все больше молодели.

Я выбирала – чудо. Ты – закон.

И мы понять друг друга не хотели.

Я знала, что любовь – сильнее нас,

И потому – смеялась над печалью.

А ты – не помнил цвета моих глаз

И вновь меня поил зеленым чаем.

Еще не понимали мы с тобой,

Как страшно жить, сломав о гордость чувства.

Ты выбирал – устои. Я – любовь.

И плакал дождь. И было очень грустно.

 

 

***

 

Когда я стану умирать,

Сядь рядом. Помолчи немного.

Гляди не грустно и не строго,

Боясь хоть раз меня обнять.

 

Напомни мне, что ты сказал

Тогда на набережной тихой,

Где пахли губы облепихой

И спал стареющий причал…

 

Напомни мне ту дрожь руки,

Когда, повенчаны пред Богом,

Из церкви вышли на дорогу

У той же киевской реки…

 

Напомни все. И грусть, и смех,

И комнату с окном на небо,

И запах праздничного хлеба,

И Рождеством умытый снег…

 

Не плачь, немного подожди.

Твои глаза остались те же,

Но ты теперь смеешься реже…

Скажи мне, что там впереди?..

 

Что ждет меня? Какая даль?

Какой я грех не отмолила?

Напомни мне, как я любила

Корицы запах и миндаль…

 

Как я боялась высоты

И как нежнее стать хотела…

И как рвалась душа и тело

Всю жизнь мою – туда, где ты.

 

Когда я стану умирать,

Будь рядом – ведь на этом свете

Мы лишь испуганные дети,

Которых некому обнять.

 

 

***

 

…а потом я меняла стихи на прозу.

собирала в охапку листья, как розы.

вынимала из горла слова, как занозы,

чтобы бросить на землю, в грязь.

 

…я хотела молчать. обо всем. непременно.

потому что сказать невозможно, наверно,

когда время опять раздает перемены,

не спросив, конечно, у нас.

 

…я по капле, по крохе себя собирала,

из того, что мне небо под ноги бросало,

только этого было отчаянно мало.

и никто не мог бы помочь.

 

…а все строчки скатывались комками,

превращаясь в самый тяжелый камень,

и своими собственными руками

я выбрасывала их в ночь.

 

 

***

 

К чему нам быть на «ты»? Не в этом суть.

Не станут ближе ветреность с печалью.

Но, если я уйду – не обессудь…

Запей тоску зеленым горьким чаем.

Прости себя – за то, что не сумел,

Не смел, не смог, и просто – не поверил.

Так быстро отцветает эфемер

Всех наших слов… И время хлопнет дверью.

Сквозь сумрак – может быть, узнаем мы

Знакомый образ; вспомним мимолетом,

Назло бесснежной тягости зимы

Улыбками согрев на миг кого-то…

И снова – мимо. Нам не быть на «ты».

Не обессудь, что было все случайно…

Здесь на двоих не хватит пустоты.

Но в гости – можно. Угощу Вас чаем.

 

 

***

 

Уютный дворик. Старый дом.

Тропинка от дверей по снегу…

…И я приду.

И гулкий звон

Колоколов

Застынет негой

Над нами, жившими в бреду

Неизъяснимого «прощаю»…

Весной, наверно,

Я приду,

Когда невмоготу печали, –

Гонцом давно уставших тайн

И из родного мира гостем, –

Пока снега стирают грань,

Колоколов целуя грозди.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  5
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.