Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Этажи (путевые заметки)

Майоров Дмитрий 

ЭТАЖИ
(путевые заметки)

Я такой же пи…бол, как и прочие виды пляжного спорта.

Поэтому пишу спустя месяц и забываю даты и имена. Хотя то, что навсегда заселилось в моей памяти, засело там, на кухне с бутылочкой красненького,  никуда уже оттуда не уйдет. Итак, напившись сока из Верхней Пышмы я отжимаюсь об этажи.

 

Первый этаж. Приезд.

Мне никогда не понять, как устроен простой механизм, но я зачем то копаюсь в сложнейшем…

Так разговаривал я сам с собой, пытаясь который раз починить зажигалку с вечно вылетающей пружинкой.

Зачем и куда я еду?  Я на Алтае уже бывал. Проездом в Барнауле и дальше на месяц в Горный Алтай. С палаткой и почти без мозгов, на чистой интуиции. Что тут сказать, было здорово. Оба раза. И тут я узнаю, про этот фест.  Сразу на мою память об этом городе слетелись коршуны. Они меня всегда удивляли. Такие свободные горожане, парят над центром города. Диковинно. Надо ехать!

Я вылез из автобуса Новосиб-Барнаул. Меня встретила Катя. Тогда я знал только имя, но после понял, что встреча эта уже не отпустит.

В трамвае я наврал, что собираю билетики. Просто так захотелось что-то собирать… Потом была галерея ИЗО.  Зал, где сидели люди. Я говорил какую-то чушь, о том, что рад и т.д. Но все отнеслись с пониманием. 

Загадочная женьшень  Наташа (её стихи лежат передо мной) сказала «Бедный… Устал…» и поцеловала меня так, словно мы были знакомы всю жизнь. Тут я отцепил  Москву, что тащил за собой.

Я посмотрел фильм Дримс  (с его продюсером случайно познакомился в Ульяновске три дня назад) и был отправлен поспать. Катя оставила меня в квартире Славы и Алены, и тут я понял, что попал в секту киношников. Маньяков. Везде диски, классика, какие-то флаги, Депардье и Саша Грей (на открытие вынесли их манекены в полный рост). В общем, когда Катя ушла, я приоткрыл холодильник и убедился – отрезанной головы там не было. Я вздохнул, сам не зная с облегчением или сожалением. И пошел вздремнуть. Во сне (спал я около часа) мне приснился какой-то мальчик с уставшим лицом, стоящий у кровати, который одарил меня рублем и произнес: «Не напрягай носки».

 

Этаж минус первый. Погружение.

Отмотаем немного назад… Я сижу в автобусе, еду в Барнаул, позади ночь и самолет. Я сижу себе, скрюченным, впитываю придорожные кошмары великой страны…  Стоп. Все это время неуловимо появлялось нечто такое, что ставило  мир на старые рельсы. Когда я поймал это, все элементы пути выстроились в одну мысль: Здравствуй родной параллельный мир! Все так, да чуточку не так! И это «чуточку», это смещение происходит ровно настолько, насколько смещен в силу разных обстоятельств мой собственный разум. Углы совпадают! 

Ради такого понимания сути вещей, я попросил в придорожной шашлычной коньяка и на закуску выменял на пять сигарет кусок шашлыка у угрюмого дальнобойщика, как две капли воды похожего на того, что вез меня когда-то по Чуйскому тракту. И такие встречи - узнавания случались со мной в последующие дни в Барнауле чуть не на каждом шагу.

 

Этаж не помню какой. Берлога. Сон.

Гостиница оказалась превосходна. В соседнем номере жил Леха, Питерский студент, режиссер, кстати, похожий на двух моих старых друзей.  Да Богу троицу подавай.  А больше на нашем этаже никого и не было. Палаты княжеские. Консьержка сокрушалась, мол, нету, нету горячей воды. Ничего, утешал я её. Мы скоро уедем. Она кивала с полуулыбкой. Потом я понял, какую нес чушь: воды ведь не было по всему городу. И не будет еще долго. И я то уеду. А она останется. Но, для нас и правда, в студеной воде были свои плюсы. Бодрость, после сна в 3-4 часа, и заряд на все новые сутки!

На прикроватном столике дорогущий путеводитель по Барнаулу. Я посмотрел его и понял, что не успею попасть почти никуда. Разве что наш гид Катя, которая исправно будила нас каждое утро, покажет нам самую суть. Но оказалось, что Катя  почти и «не местная», и город знает не многим лучше нашего. Но это сути не меняло. Важно, что Катя была готова сопровождать нас везде со своей Катиной улыбкой, на каблуках, и с увесистым пакетом, один вид которого, с утра, после, повторюсь почти бессонной ночи, предательски вымывал из костей все остатки джентльменства.

 
    

Этаж высокий. Панорама. Люди. Город.

Город удивил днем. Юля открыла невидимый путеводитель, который в гостинице не найдешь, и провела нас по тонкому миру Барнаульского сна. Мы буквально шли сквозь сказку, которой дышит Город. Музей счастья и его главный экспонат – хозяин музея, гончар с философским взглядом и эротичным инструментарием для лепки. Лебеди на мосту…

Город порадовал ночью. Какая-то тусовка во дворе Лизы, от которой мы возвращались домой, образцово-показательно играла рок на гитаре. Мы подошли, попели. Все как в Питере или в Москве, но раньше, не сейчас. Сейчас там этого уже нет. 

В два-три часа ночи по улицам Барнаула  ходят в меру трезвые компании, хотя бар «хмелефф» исправно торгует навынос, кроме нас на улице никто не пьет. Культурная жизнь, балин!


    

К сожалению, в связи с кратковременностью моего визита, а также насыщенностью нашей программы мне не удалось насладиться культурной жизнью местного клуба «Тасс», о котором я был наслышан от своих новых друзей.  Ну, всему свое время.

Кухни, квартиры, дачи – излюбленные места Российской интеллигенции, в Барнауле остаются такими и поныне! В Москве кухни все чаще ремонтируют, квартиры сдают, а сами валят куда подальше. А тут вот остались те неискоренимые романтики, затейники и безумцы. Остались, потому что терять им нечего и валить видимо не куда, и в этом их счастье! Они не надоели друг другу, несмотря на то, что город не велик и все «одного поля ягоды» знают друг дружку вдоль и поперек. А может чуток надоели, поэтому начали устраивать фестивали и нас всех в гости звать. Иначе где бы мы еще встретились с замечательными ребятами с Астаны и из Кемерово!? Встретиться мы могли только среди «своих».

Да, - пришел я к выводу, добравшись до светлого номера-кельи, - они и правда, тут, что-то такое затевают!

 

Крыша. Которой как бы и нет.

Я сознательно почти не пишу о самом фестивале. Там лучше просто быть, смотреть кино. А также  участвовать в обсуждениях и дебатах, которые Слава проводит с хитростью революционного провокатора. Стоит заметить, что подобного оживления в вопросах посвященных кино я не встречал давно. Обычно «кино-народ»,  давно разделившись на два лагеря, устало машет рукой, и в лучшем случае так же устало плюет друг в дружку, зная, что все равно не долетит. Здесь же идут настоящие раскопки, попытки нащупать, увидеть, услышать, построить мосты. Люди не боятся казаться наивными, изобрести очередной велосипед, потому что они что-то ищут, и может быть и найдут.

Но все хорошее и правда как-то слишком быстро… Я  еду назад, со мною дары Волхвов: золотой Жан-Люк и деревянный крест с Сашиной дачи (им я буду отбиваться от тех, кто решит покуситься на золото). Со мной едут запахи воспоминаний о прекрасных днях: шашлык, пятна от вина, от первого блина, который вышел комом (мы жарили их у Лизы,  я решил понтануться перед девушками и маленько не рассчитал). Едет со мной книга стихов подаренная Наташей. «…Над любовью издевалась, словно Шива над безрукой.»  Черт! Стихи! Черт!

И запах улиц. Поразительный день, полный солнца, пыльный проспект. Мы с Кэт (она уже Кэт), идем, затем едем в дребезжащем трамвае. Я пью квас, а Кэт рассказывает, что внутри квасных бочек живут черви. Я ржу, хотя и знаю, что это правда. Знаю, что я только что поймал глупое счастье, и наконец, выпал из этой бочки, в которой зачем-то сидел сам как червяк. Я начинаю нелепо шутить, главного ведь никогда почему-то не скажешь. Трамвай едет, волосы Кэт горят на солнце, а вечером обещают тучи и снег.

Автобус мчится в Новосиб. Я отрубаюсь, не помогает даже коньяк на остановках. Закрываю глаза и вижу лица. Лица, удивительным образом за четыре дня ставшие мне родными… 

 


Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.