Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 25 (бумажный)» Поэзия» Во всем виноват Достоевский (подборка стихов)

Во всем виноват Достоевский (подборка стихов)

Павловская Анна 



● ● ● ● ●

Снился Бог прямой как партработник
В черно-белом сталинском кино.
Начинался праздничный субботник –
Понесли бревно.

Посреди обломков и железок,
Заслоняя свет,
Сам Господь стоял в толпе, как фреска,
Говорил, что Бога больше нет.

Всем усталым водки наливали –
Пей, cеcтра.
Жгли иконы – руки согревали
У костра.

На дыбы порой вставало пламя,
Словно конь в жгутах взбешенных жил
Высоко над пыльными вихрами
Бледные копыта заносил.
 

ЛЮБЕ

На деньги мужниной зарплаты –
С цигаркой белою во рту –
Я в игровые автоматы
Походкой шаткою иду.

Проглотит денежку машина,
Нажмешь две кнопки наугад,
И все мечты, как на витрину,
Тебе поставит автомат.

За эту долгую минуту,
Покуда не объявлен счет
По неизвестному маршруту
Твой пароходик уплывет.

Ты, как Есенин, рассмеешься,
Когда войдешь в каюту-люкс
Россию словом нехорошим
Помянешь и заплачешь вдруг.

Воспоминаний сложишь веер,
Угрюмо бросишь на тахту.
И пальмы Рио-де-Жанейро
Качнутся перьями в порту. 

 
● ● ● ● ●

Все в мире взвешено, пробито,
На все тебе вручают чек.
Вращайся по своей орбите,
Обыкновенный человек.
Трясись в холодной электричке,
По пятницам зови друзей,
И толстой дуре-истеричке
Жене состряпай двух детей.
И все...
А я хожу и мучусь,
Смотрю на небо, слезы лью,
Что выбрал ты такую участь,
И вымолила я – свою.



● ● ● ● ●

Отец учил меня пасьянсу:
Сложился – все пойдет на лад.
И мне с завидным постоянством
Везло, и выходил расклад…

Когда за королем пустоты
Уже мешать мне не могли…
А на рубашках той колоды
Роскошно розочки цвели…

На драку не хватало дара,
Хотя я знала – дар большой,
Но не за это санитары
О кафель били головой.

И не за буйство, где там буйство,
Какое буйство в десять лет?!
Меня подставил из холуйства
Детдомовский авторитет.

Там не было ни крови носом,
Ни хруста шейных позвонков,
Но помню я на плитке розы –
Узор такой из завитков.

…На всякий случай, просто били,
Косу на руку намотав…
А карты в наволочке были,
Напрасно потрошили шкаф.
 

● ● ● ● ●

Снится мне, что серьезно попала,
Что меня проглотила тюрьма.
Я не крала! Я не убивала!
Или, может, не помню сама.

Я ругаю кирпичные стены,
Я ногтями рисую побег.
Я смогу, я сбегу непременно,
Я чиста, я живой человек.

И меня, наконец, оправдали.
Отпустили с вещами домой.
Я хожу на сибирском вокзале,
Я стою на платформе пустой.

И проходят, проходят, проходят
Голубые мои поезда!
Сквозь меня пассажиры проходят,
Вырастают вокруг города.

И ознобом нисходит догадка:
От меня отвернулась родня,
И шагнула тюремная кладка
И за ноги схватила меня.



● ● ● ● ●

Вот так и доходят до ручки,
И я опустилась почти.
Бездельница я, белоручка –
Работы в Москве не найти.
Скитаюсь по улицам пыльным,
Читаю “Записки жильца”.
Везет деловитым и сильным,
Румяным на четверть лица.
О, что за субтильная бледность?
О, что за мечтательный взор?
Я верила в честную бедность,
Я думала – деньги позор.
Я мыслила – правильно, дескать,
Самой оставаться собой.
Во всем виноват Достоевский
И даже, отчасти, Толстой.
Слепая! и то ль ещё будет,
Когда со страниц семеня,
Богатые бедные люди
Ногами затопчут меня.




● ● ● ● ●

На Арбате стоят автоматы
И торгуют счастливой судьбой
Отслюню я бумажку с зарплаты
Будь что будет что будет со мной

Просто так от тоски и мороза
Потому что грешно и смешно
Чтоб на тонком билетике просто 
Было сказано все хорошо

Вдохновенье пребудет с тобою
И хотя бы прозрачный намек
Что мол ты не умрешь от запоя
И не сядешь торговкой в ларек

Потому что метель подвывает
Потому что толкает толпа
Потому что судьбы не бывает
Потому что такая судьба




● ● ● ● ●

Как по щучьему, значит, велению
ты из мрака выходишь на свет,
но меня не щадит сновидение,
я же знаю — тебя уже нет.
Долго ль коротко дверь открывается,
ты заходишь, садишься к столу,
каша варится, кот умывается,
амариллис пускает стрелу.
Я здесь — тень, приживалка и пленница,
так, хожу и смотрю не у дел.
Здесь теперь ничего не изменится —
дом был продан, по слухам, сгорел.
Кто-то выбрал для нашего сретенья
дом зеленый в вишневом саду.
Я согласна на горечь всеведенья,
я сюда непременно приду.

 


● ● ● ● ●

             памяти дяди Лени

Я помню это время плохо,
наверно, это был апрель,
когда костел святого Роха
взвинтил свою виолончель.

Шли за поминками поминки,
песок перемежался льдом,
и шла я в траурной косынке
в огромном городе пустом.

Ты видишь, мужество иссякло
и сокрушилось на песке,
но я крепилась и не плакала,
держала губы на замке.

И если бы не этот жалобный
мотив, когда бы не мотив,
я разве верить перестала бы,
так сразу руки опустив?




● ● ● ● ●

              Денису Новикову

Не спасает перо и бумага,
не спасает божественный дар,
золотое сечение мака
превращается в черный кошмар.
Открывается дымная бездна,
отверзается звездный сезам,
переносится боинг воскресный
прямиком к Гефсиманским садам.
Что ты видишь, склоняясь над чашей?
Что ты ждешь от шумящих ветвей?
Всем бывает когда-нибудь страшно,
а бывает и страха страшней.
Кто однажды махнул и поехал —
до конца по орбите кружит,
но является ангел в доспехах
и копьем ударяет о щит.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  4
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.