Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
  • Разработка брендбука в Липецке
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 28 (апрель 2006)» Для умных» Фаст-фуд (статья для "Энциклопедии современной жизни")

Фаст-фуд (статья для "Энциклопедии современной жизни")

Кудряшов Иван 

ФАСТ-ФУД

В чем наиболее ярко проявляется любая культура, всякая цивилизация, народ или группа? Конечно, в отношении наиболее жизнеопределяющим явлениям – в широком смысле это отношение миру и к себе, а конкретно – в отношении к смерти, к сексу и само собой к пище. Воплощаясь в различных формах: в ритуале, в значимости и в местах, эти отношения формируют основы цивилизации. Так в античности были помещения для симпосиев, позже появились корчмы, таверны, рестораны, сегодня же и тут и там возникают фаст-фуды и забегаловки. И я не склонен считать это всего лишь незначительный эпизод в развитии сферы услуг, скорее это одновременно причина и следствие коренных изменений в массовом сознании.

Сослаться на то, что темп жизни в наше время значительно возрос – значит не просто не видеть дальше поверхности, но и путать причину со следствием. Стандартизация блюд, поточное производство – в отличие от ресторанного индивидуального заказа и приготовления

Еда сегодня – либо энергетический материал (здесь люди проявляют либо инфантилизм – ем, что доступно/хочется, либо рационализм – как энергоматериал он должен быть адекватен и эффективен), либо наполнитель жизни (опять-таки здесь либо нерефлексивное отношение – все подряд, либо «осмысленная» гедонистическая)

Фаст-фуд дает именно то, что нужно людям. А сегодня им все чаще необходима не сама еда, не ее потребление и сопутствующие ему (например, общение или удовольствие), а просто сам факт – что нечто было съедено и как таковое сняло дискомфорт от реального телесного переживания голода или от давления Сверх-Я.

Стоит отметить глубину чуткости языка: food наиболее точно переводится на русский язык как «корм», именно корм, жратва, пищевой материал. То что подается в фаст-фудах никак нельзя назвать ни едой, ни пищей, ибо эти заведения оставляют в стороне эстетику блюд, наслаждение вкусом, полезность и даже энергетическую ценность (а что уж говорить про общение – стоячее положение, гул, беготня вокруг, орущая откуда-то попса располагают к рефлекторному обмену словами, иногда информацией, не более) и оставляют лишь чистый материал, нечто, что способно в итоге дать лишь факт съеденного количества чего-либо.

Теперь стоит рассмотреть сам принцип функционирования этих «ресторанов». Это – подчеркнуто рациональная механистичность. Принцип объективируется в специальной, подчеркнуто функциональной посуде, не менее стандартной еде, а также создаваемой с помощью популярной музыки и специфического дизайна «общей» атмосфере.

Что до цветового оформления то оно выражено в ярких тревожных и шизофренических тонах либо в инфантильных пастельных. Составляющие дизайна зачастую сочетаются без всякой внутренней логики, что также свидетельствует об определенных отклонениях. Все это свидетельствует о том, что шизофреничность и инфантилизм становятся в оформлении таких кафе неотделимой частью стиля. Уже само сочетание механического принципа лежащего в устройстве кафе и его «живой» функции по поддержанию жизни и человеческого общения тоже указывает на шизофрению. Из этого следует, что вторым принципом функционирования является полное отсутствие какой-либо индивидуальности как в облике кафе, так и в подаваемой там пище.

Как уже говорилось, сформировался соответствующий стиль. Кафе потеряли свое функциональное назначение, а их функциональность стала предметом моды и образа жизни – появились так называемые “fashion-cafe”. То есть примитивная функциональность потеряла свою естественную обусловленность, преобразовавшись в принцип человеческой духовной деятельности и образа жизни. Ведь люди ходят в кафе и рестораны не только затем, чтобы поесть, а чтобы получить эстетическое и вкусовое удовольствие от каких-либо особенных блюд, побыть в некой необычной обстановке, пообщаться. То есть провести время в согласии со своей человеческой природой, попытаться получить одновременно пищу духовную с пищей материальной.

Какое же удовольствие можно получить от блюд, которые ничем не отличаются от блюд в любой другой точке страны? Вообще традиционно выбор меню, вкусовые предпочтения в жизни человека обусловлены всем его образом жизни и особенностями восприятия. Приобретение же популярности какими-либо абсолютно не уникальными блюдами говорит о том, что определенные изменения происходят в самосознании. А возможна ли сколь-нибудь интересная и полнокровная беседа на фоне нескончаемой «попсы» посреди какого-то механизма насыщения? То, что подобные заведения особенно популярны сейчас, и в нашем городе, как раз и свидетельствует об определенных изменениях в сознании людей. 

Если движущей силой общества потребления всегда был миф наслаждения, то теперь он трансформирован самым мощным мифом консумистского общества – все может состоять из предметов потребления. Суть этой трансформации в том, что протезируется жизнь человека. Проще говоря, ему теперь не нужно совершать никакие действия для того, чтобы жить! Причем действия не столько физические, сколько какие-то духовные. Не нужно прилагать волевые усилия для жизни. Наслаждение может получаться механически. Не нужно обладать некими особыми знаниями в области эстетики, разбираться в винах или иметь изысканные вкусы, не нужно участвовать в беседе, напрягая мозги – все это можно заменить иллюзией активности. Создается целая индустрия, где стандартизация гарантирует стиль «ресторанов», признанность вкуса стандартных блюд,  общепризнанную приемлемость звучащей там музыки. В таком месте не обязательно блистать в беседах – достаточно лишь поверхностных фраз на банальные темы, механического поддержания иллюзии общения. Словом, сам принцип наслаждения трансформируется в принцип механистического поддержания определенного уровня потребления, стандартную процедуру подтверждения потребителем своего статуса.

Вывод, таким образом, прост – распространение подобных кафе это один из признаков общей трансформации сознания в сторону все большей его механистичности, само общество становится все более механичным. Сознание так перестает быть именно сознанием, а становится чем-то еще. Общество все более склоняется в сторону механически-иллюзорного существования.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.