Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 100 (август 2014)» Проза» Аз, буки, веди (рассказ)

Аз, буки, веди (рассказ)

Демидов Олег 

АЗ, БУКИ, ВЕДИ

 

Была зима. Да такая, что честный человек и носа не высунет на улицу, а вор, обманщик, шарлатан и иже с ними – да пущай. Ветер сшибает с ног. Снег кутает машины в белые сугробы. Окна доживающих свой век пятиэтажек блекло желтеют в темноте. А нам с товарищем надо попасть к черту на рога и не опоздать.

Сегодня, кстати, Новый год. И приглашены мы, два студента, в гости к нашим однокашникам – уже семейной паре. Будучи на мели, как бурлак в весенней хляби, мы должны будем колдовать над атмосферой праздника, а уж стол организуют хозяева.

Забыл представить друга – Константин, под два метра ростом, добродушное скандинавское лицо, нос абхазского происхождения, грудь тракторным колесом, вместо левой руки – гитара, вместо правой – штопор. Словом, хоть и мутант, но душа компании и человек с добрым сердцем.

Приехали мы на станцию. То ли Южная, то ли Чертаново – сейчас и не упомню. Выходим из метрополитена в ночь, укутанные, что твоя лялька новорожденная. И идем соответствующе – будто толстобрюхие обжорливые пингвины в поисках рыбы. Идти от метро недалеко, но скользко. Навстречу ни одного человека, но оно и понятно: какой сумасшедший за считанные стопки до Нового года выйдет на мороз.

Дом обнаружился быстро. Немного прогадали с этажами, но в итоге нашли нужную квартирку. Улица Врангеля, дом 26, квартира 35. Сверились с бумажкой – жмем на звонок. Не открывают. За дверью громко играет музыка. Что-то типа Led Zeppelin или Pink Floyd. Звоним еще раз – та же картина. Стучим. Мы же знаем, что хозяева дома. На наш шум выбегает соседка:

– Что хулиганим?! Ну-ка, кыш, отсюда! Милицию позову!

Она говорила что-то еще, но я не расслышал. Вовремя открыла дверь Катя, запыхавшаяся, раскрасневшаяся, точно блоковская, но не с мороза. А еще жаркая и пылкая. Не надо объяснять, что это значит. И мы не стали задавать вопросов – и так все было понятно.

Заходим внутрь, оставив в потустороннем мире соседку. Здороваемся с Артемом – у него вид соответствующий. Счастливый. Довольный. Развратный. Пытается отдышаться. И хозяева отправляют нас в комнату, наполняют стаканы, а сами уносятся на кухню. Пока они там суетятся: доделывают салатики, охлаждают алкоголь, мы с Костей разваливаемся в креслах и потягиваем виски с колой. (Мы еще шибко молодые, а значит и шибко глупые, чтобы пить виски со льдом). Как это водится, как мы это любим, ведем, два клоуна, светскую беседу:

– Константин, как ваше музицирование?

– Проходит без осложнений. Разучил несколько новых композиций.

– И мы услышим их в новогоднюю ночь?

– Непременно, мой друг, непременно. А что ваше Древо Поэзии? Плодоносит?

– Еще как! Четвертая весна прошлась по потемкинским деревням моей души. Четвертая – за какой-то месяц!

– Олег, если это не сложно, прочитай что-нибудь.

– Не сегодня, не будем портить праздник.

Раздалась в прихожей трель. Разве мы кого-то ждем? С кухни вырвалась Катя, мы подорвались со своих кресел – открывается дверь, а на пороге девушка. Волосы разбросаны по плечам. Джинсы облегают все, что можно облегать. Тонкая курточка, не по погоде. А под ней милый человек.

Костя сразу вырвался вперед, представился:

– Костя!

Все посмотрели на него с удивлением – у друга тотчас уши залились краской – все прознали, что амур ранил его сердечный клапан. А девушка тем временем смущенно ответила:

– Лена.

И принялась раздеваться.

Это была сестра Артема – вот и вся информация, которую мы почерпнули за те наносекунды, когда поняли, что в холодильнике только водка, виски и шампанское, а такой девушке они строго противопоказаны, надобно купить что-то сладкое, что можно потягивать, ликер, например, какой-нибудь. Мы быстро объяснили свою позицию хозяевам и вырвались в мороз.

На бегу решали проблему:

– Видел какая?

– Видел!

– Хороша?

– Безумно!

Нехитрый мужской разговор. Недолгий мужской разговор, ибо дальше я прояснил ситуацию:

– Пойду в атаку!

– Ты? С чем?

– С самим собой.

– Думаешь, ей нужны твои стишки? Аз, буки, веди – мы русские медведи! Так, кажется?

– Ой-вей, а твое тренькание будто ей по нраву будет! Не смеши!

С такими словами мы прошли в магазин, с такими словами купили ликер и с такими словами вернулись обратно. На протяжении всей прогулки мы неуклюже тыкали друг друга под ребра тупым ножичком обиды. Зашли в квартиру, оглядели обстановку, а Лена уже сидит в наших креслах: развалилась на одном, ножки закинула на второе. Хороша!

Бросаемся на кухню. Там, пока хозяева в суматохе готовятся к новогодней ночи, безмолвно, понимая друг друга, опрокидываем по стопке сухого виски – для храбрости. И вместе готовим ей ликер: Костя открывают бутылку, я подаю стакан, он льет, я бросаю лед. Готовим себе по коктейлю «Новогоднее пойло»: 50 мл дешевого виски плюс 350 мл колы, добавить дольку лимона. И бежим на всех парах в комнату.

Лена так и лежит в креслах. Очаровательна и грациозна. Мы уже готовы к атаке, но она неожиданно спрашивает:

– Мальчики, а кто-нибудь курит?

– Курит! – радостно кричит Костя и, подхватив Лену, уносится на балкон.

И вот я сижу, тяну «Новогоднее пойло» и наблюдаю за их спинами. Мой друг, редкая зараза, шутит – она смеется. Он поджигает свою сигарету, подносит ей – она затягивается. Я стараюсь не опускать взгляд ниже, где джинсы обтягивают все, что можно и нужно обтягивать. Естественно, не удерживаюсь. Больно она хороша.

Приходят хозяева, приносят последние салаты. До боя курантов остается одна стопка. С балкона возвращаются и Костя с Леной. Она прекрасна, он с самой идиотской в мире улыбкой – «Я победитель, я крут!».

И все вместе поднимаем бокалы. Катя что-то рассказывает. Артем держит свою супругу за руку. Где-то в углу трещит телевизор. А Лена сидит прямо напротив меня и улыбается. Как королева. Никого не оставляет без внимания. Улыбки всем! А рядом с ней уселся Костя и еле сдерживает смех.

Бьют куранты. Мы за это время пишем на бумажках наши тайные желания на будущий год, поджигаем их и пепел скидываем в шампанское. Пьем: мальчики залпом, девочки – как девочки. Я строю планы по отбитию у противника Лены. Один план лучше другого. Все бы хорошо, но, приметив мой решительный настрой, Костя выводит меня покурить. На лестничную клетку.

Я думаю, что придется вести уже более жесткий мужской разговор. О скулах, о вмятинах на лбу, о поломанных ребрах. Но Костя сквозь серьезную мину выдает:

– Знаешь что? Пожалуй, я тебе уступлю.

– Без боя? Так… в чем подвох?

– Ни в чем.

– Тебя смутило, что она курит?

– Нет.

– А в чем тогда?!

– Да так.

– Колись, гад.

– Она хороша!

– Безумно хороша! Это я знаю и без тебя. Но почему ты мне уступаешь?

– Ей четырнадцать.

– Ты брешешь!

– Ей четырнадцать…

И курит, стоит и курит, со своей фирменной улыбкой «Я крут, я победитель». В чем ты победитель? Что первый вышел из заранее проигранной игры?

Хороша новогодняя ночь. Чудна и чудна новогодняя ночь. А мы полезли туда, где сладко, туда, где мед. И получили жало неумолимого рока. Аз, буки, веди – мы простые русские медведи.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.