Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 26 (бумажный)» Поэзия» Жизнь за бортом (подборка стихов)

Жизнь за бортом (подборка стихов)

Нечаев Антон 


ПРИЕМНИК

Сколько раз засыпал с тобой,
что могу считать тебя другом.

И считал до тех пор,
пока ты не сломался.

 - Да, сломался, сломался! - 
кричу я на тебя,

хотя сам виноват:
сам обрушил тебя с кровати.



● ● ● ● ●

Уходит любимый мой человек,
собирает вещи, как дворник снег,
чешуей разбрасывает клочья писем,
голос из выси
расшифровывает: уходи! - безусловно твердят оттуда
может, Будда, может, Иуда.
И выбирать не приходится:
чемодан закрывается,
человек прощается,
резинку вскрывая сладкую...
Тут я кладу закладку.



● ● ● ● ●

Я обниму тебя и буду думать,
что ты одна, одна, одна, одна.
А за спиною камни будут ухать:
там строятся дома, дома, дома.

Мы поспешим. Я знаю, будет лихо
в тех тихих, огороженных домах.
Поземкой пыльной путь клубит шутиха
и в небеса уводит задарма.



● ● ● ● ●

Здесь темно.
Небу дано
голубеть,
земле – темнеть.



● ● ● ● ●

Посеял рожь, а выросла пшеница;
хотел влюбиться – вышло утопиться,
и ничего поделать я не мог:
хотел учиться – кончился урок.

Пытался драпать – вышел инвалидом,
повержен подлецом-радикулитом,
лежу, не трепыхаюсь, помощь жду.
А что найду? Беду? Беду.



НЕГОДЯЙ

При пересадке сердца он потерял здоровье.
Точнее, оно стало не кроличье, а воловье.
Жрет до рвоты, танцует, спит
и на семью сироток своих смердит.

А ты припомни, как раньше было:
жена до света его будила,
он шел на службу, она спала
и не вникала ни в чьи дела.

Теперь мученье: он крутит диски,
гуляет, варит бульон, сосиски
ни с кем не делит, жену прогнал
и на карьеру свою плевал.
 


ТАК ТИХО

I
Так тихо, что мнится: сейчас рванет.
Земля клубится, болит живот,
и карамельки зубов вот-вот
смерть-стоматолог в клешни возьмет.

Обагри румяным земли поляну.
Если я встану, ангелом стану
(крылья на базе по сто рублей),
напугаю детей.

II
Так тихо. Пригорюнились дома.
Стволы слились, как классиков тома;
на путника не глядя, по дорожке
уходят червяки-тысяченожки,
и с елками поросшей головы
стекают львы.



● ● ● ● ●

Вечером - туберкулез телевидения.
С утра - родовая травма
автомобилестроения.
В постели - поцелуй деревяшки
и проповедь
всенародно избранного неврастеника
на закуску.

Устал от ал-
коголя в воздухе по пути на службу.
Девочки трахаются, еще не родившись.
Кота задушу на шубу,
но воскрешу, окстившись.

Мороз раздумчиво сжевывает с костей мясо:
не может распробовать, каннибальчик.
Никогда тебе не приснятся
мальчики, мальчик.


ИАКОВ

Я - рассвет.
Брат мой - 
закат:
сед,
лысоват.
Я же свят.
 
ЖИЗНЬ ЗА БОРТОМ

Желтые лица неблизких родственников
глядели, ощеряясь, со дна;
старуха носатая в язвах и оспинах
да ящик дурного вина.

Дорожка затейная в логово илово
сбегала; катила багром
русалочья свара утопшего милого
в подводный терпимости дом.


ДРУЗЬЯМ

Здрасте, Коля и Наташа!
Где же, бляди, дружба ваша?
Что же вы не пишите?
Али вы не дышите?

Забываю вас совсем.
На обед бумагу ем,
а на завтрак - булочки
из любимой дурочки.

Точка, звездочка, тире - 
мысли строятся в каре
и бегут в атаку
на меня, беднягу.

Не берет их курево,
ни квасное марево.
Возопляю: хули вам?!
Восклицаю: в хари вам?!

У как
живу.
А вы?
Жду.



ЭТОТ КРОХОТНЫЙ

И вдруг этот крохотный с крылышками заткнулся...
Я запнулся,
посмотрел ей в глаза.
 - Ну, что еще ты хочешь сказать?! - 
она почти прокричала, - 
мол, я никчемная, я - ничто?!
Вытащишь меня из подвала,
покатаешь в метро,
а утром назад проводишь?
Так ты хотел?..
Крылатый, ты же меня подводишь...
Он улетел. 



ПАЛАЧ И ЕГО СЛОНЕНОК

Белый, красивый,
сказочный, чудный слон!
Я несчастливый:
рожи со всех сторон.

Склизкие губы,
щеки, касанья, лбы...
Как они грубы,
злобы какой полны!

Я обнимаю,
слоник, твои бока
и забываю,
где я живу и как.



● ● ● ● ●

Женщины выбирают свиней.
Почему - непонятно.
Держат их как людей,
делают им приятно.

А в ответ ничего,
как правило, не бывает.
Свиньи смотрят кино,
по городу разъезжают - 

не подловить никак,
чтобы шепнуть «люблю».
пиво, салат, биг-мак:
хрю, хрю, хрю.



ПРОЩАЙ, ВЕЛИКИЙ!

Пошел писать свою судьбу,
а мы лежим в гробу.

Жуем травинку, лижем мясо,
и под кустом бутылка кваса.

Прощай, великий человек!



 
НУ

Ну, Смерть придет.
Не думаю, что будет уж очень страшно.
Ну, чем-то острым взмахнет:
башки отлетит бумажка.

И червячок-душа
куда-то запропастится.
 - Как ты меня нашла? - 
скажет земле ресница.

В голубизне воды,
той, что зовется небом,
бесы на все лады
пляшут хорал и швыряют хлебом.



РИСКУЮ

Я рискую синими глазами,
кассетником, выходным днем
(как, в общем, и всеми днями):
ну, что ж, говорю, пойдем.

Берусь за теплую руку
и двигаюсь: раз, два, три...
Размениваю науку
на скуку. Не повтори.



ЛЮДИ УХОДЯТ

Люди уходят
из армии, из отечества;
семьи бросают,
бегут с заводов...
Бояться нечего:
людей все же более чем народов.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.