Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 26 (бумажный)» Поэзия» Вавилон (подборка стихов)

Вавилон (подборка стихов)

Мухачев Дмитрий 

РЕМЕЙК

Выходит на волю Аркадий Гайдар,
ему папирос подогнал санитар.
Притихла всего на минутку
больница для хлипких рассудком.

И хаос творится в его голове,
безумный поет в голове соловей.
Уймись, бестолковая птица.
Скорее бы водки напиться.

Он власти желал над травой полевой,
хотел, чтобы несся пугающий вой
по чащам, равнинам, долинам
и горбились хилые спины.

Командовать солнцем, гонять облака,
горячую кровь возвращать старикам. 
Но тут юберменшей не нужно,
порыв завершился психушкой.

Заря проникает под кожу ему,
вся комната в тошном и странном дыму:
он видел секретного бога
и знает до детства дорогу.

Стою у двери со смартфоном в руке,
один сумасшедший во всем городке.
Вздохнуть, потеплее одеться
и встретиться с детством.
 

● ● ● ● ●

Человеку свойственно ошибаться,
путать кнопки на белой клавиатуре,
в диких трениках приходить на танцы,
за копейки на всякую шваль халтурить.

Критикуют министры и колумнисты
человека за свитер не очень чистый
и консьержка смотрит недобрым глазом,
нехорошие вслед ему шепчет фразы.

После смерти станет он истребитель,
металлический брат голубой лазури,
пролетит над Индией и Гаити,
победит врагов и пройдет сквозь бурю.

Пусть расскажет поле аэродрома,
как взлетал он, силой своей ведомый,
оставляя снизу кабак убогий
и ведущие в темный овраг дороги.


● ● ● ● ●

Ад – это место, где худенькие восьмиклассницы
собираются на дискотеку нетерпеливо,
без конца переодеваются, китайской косметикой красятся,
тайком покупают пиво.

Нет там огненных струй и монстров с шестнадцатью лапами,
все это ортодоксов неталантливые фантазии.
Зато о простом бухгалтере там распевает Алена Апина
и девушки напомаженные курят над унитазами.

Странные существа тихо висят над твоей головою,
пока ты куришь на переменах, пьешь кофе в университете.
От них случается глупая паранойя
и прочие неудобства жизни на белом свете.

А потом, когда ты лежишь в гробу, дождик спокойно капает
и люди в советских ватниках землю копают привычно,
с небес доносится голос Алены Апиной:
он уехал прочь на ночной электричке.

Будь ты хитрым солдатом удачи, парламентским горлодером,
эмигрантом на чистых улицах Антверпена или Парижа – 
все равно однажды столкнешься с выкрутасами злой конторы,
захочется быть к нормальным людям поближе.

Опять на капоте машины твоей очередная царапина,
дети ушли гулять и разрешения не спросили,
но в венчике белом из роз по облакам шагает Алена Апина
и значит, жива Россия.
 

● ● ● ● ●

Дедушка внука воспитывает новеньким костылем,
дни напролет рассказывает о наглецах и ножах,
чтоб по веселым районам всегда ходил королем,
глумиться умел как следует, дубинку в руках держать.

А у внука в груди начинает расти большой голубой цветок
и рубиновый луч из глаз прожигает резко настенный ковер.
Такого еще никогда не видел чахнущий их городок,
тут не особо любят странные вещи с недавних пор.

Стекла из окон повылетали, начался рок-н-ролл.
Дедушка, ты извини, но я не пойду по твоим стопам,
не хочет быть лихо срубленной моя голова с дырой,
совсем не прельщают скамейки, огурчики и стакан.

Стану я братом летнего ветра, ласковым колдуном,
клоуном на арене августовских небес.
Так много внутри любви, что скучен мне дом родной 
и вечно в ушах звучит магический полонез.



● ● ● ● ●

Генератор дохлятины, все-то ты знаешь о нас:
сколько тратим на пиво, какие глядим порносайты.
Над нетронутым лесом взошел социальный заказ,
от романов твоих у людей происходят инсайты.

Ты такой ослепительный мачо, что больно смотреть.
В голове иногда возникают бредовые мысли,
но в квартиру твою никогда не пожалует смерть,
не раздастся на кухне в ночи неожиданный выстрел.

Небо требует бодрой походки, волнующих слов.
Запретили трагедию, страхи сожгли на задворках,
православный отряд разгромил трехголовое зло
голубям на карнизы выносятся хлебные корки.

Шибко умным уже объяснили, что бог им не враг,
а когда разверзаются хляби – то нечего плакать.
Звезды августа падают прямо на двор твой, слабак,
постарайся давай, чтоб от них не завыли собаки.

Ну а ты, генератор дохлятины, черный барон,
охраняй нас от смерти, печатайся в твердой обложке,
погружайся в свое одиночество с разных сторон
о врагах размышляй и поглаживай теплую кошку.
 


ВАВИЛОН

По пути тебе встретится дерево
со стаей толстых ворон,
умеющих матом кричать и другие трюки проделывать.
Путешествие завершается, и впереди - Вавилон.

Стены его из белого камня, охранники ходят хмуро,
раскуривая сигариллы, вглядываясь в горизонт.
Никого не обманут внушительные фигуры –
убогий понт.

Царят на планете псевдоиндийские платья ли, битломания –
сюда ничего не доходит, увы.
Вавилон – это место, где детские воспоминания
стираются из головы.

Пустота на месте мячей и капусты,
дачных дней, от которых грустно,
энциклопедий, где пума и тигр,
восьмибитных аркадных игр.

Тысяча этажей в серое небо стремятся,
к тучам, беременным молниями, лайнерам до Бангкока,
ведется учет финансовых операций,
изучаются все зависимости и пороки.

Вся эта выдача справок, черные степлеры, серые карточки,
карнавал, существующий ни для чего, -
один сплошной, улыбающийся загадочно,
великан, с фантастический замок величиной.

Ну а ты подбираешься к входу, исканиями измятый,
парадоксами замордованный ипохондрик.
А встречают тебя солдаты,
такой вот финал твоего похода.

Трубы звучат, барабаны
отбивают угрюмый ритм.
Города, построенные рабами,
слышат, как в небе звезда со звездой говорит:

«Если уж падать, то на пшеничное поле
или на магазин элитного алкоголя.
Про нас сочинили уйму дурацких песен,
не зная, что свет наш ровный целителен и полезен.

Только царевич Сиддхартха умел обращаться с нами,
да где он теперь – остались одни легенды,
величественные, как боевое знамя,
убедительные и пугающие, как пулеметные ленты".
 


НА ЖЕНСКИЕ МОТИВЫ (часть первая, Инна Кабыш)

«Кто варит варенье в июне,
тот жить собирается с мужем…»

Кто летом сидит на Луркмоар, тот жизнь оставляет за дверью:
поездки в Таиланд богомерзкий и джазовый душный концерт.
Из виды видавшей подушки вылазят веселые перья,
гримаса ехидства застыла на глупом и нервном лице.

Когда одиночество правит, то машет хвостом от восторга
и кровь у него закипает, а взгляд прожигает картон.
Весь мир как сиротская песня, болото и ложка касторки:
глотай очищающий воздух уставшим от пения ртом.

Дурак обнаружил спасенье в квадратном своем мониторе
от россказней буйно цветущих про пользу хорошей войны,
прогулок по местному лесу и прочих житейских историй,
ушел в монитор с головою без всякого чувства вины.

Внутри него крепкие нервы, набор сексуальных фантазий,
хороший запас никотина, два сна про весенний Берлин,
Любой, кто однажды услышал приказы небесного князя,
поймет, что к последнему свету плывет совершенно один.

Матросы вчера отравились коктейлем из страха и лени,
пугают нейтральные воды свинцовой своей тишиной
и все развеселые гимны потерянного поколенья
накладываясь друг на друга, сливаются в хаос сплошной.

В кровавых асфальтовых джунглях герой молодого Скорсезе
купив пистолет, рассекает по очередной авеню.
Кто летом сидит на Луркмоар, тот видит Россию в разрезе:
всю суть голубей и медведей, экспертов, несущих херню.



● ● ● ● ●

Перестройка ходила по краю,
закрывала военный завод,
в поддавки с дураками играя,
странным видом смущая народ.

У нее были острые зубы
и подаренный бронежилет,
куча сказок - то нежных, то грубых -,
нежеланье кого-то жалеть.

Мощный Рэмбо ей многим обязан,
черный Кинчев ее обожал.
Люди пили, читали указы,
разгорался гигантский пожар.
 

Глупый попс на японских кассетах.
Кашпировский со сложным лицом.
Тонны пафоса в каждой газете,
булка белая, лук и яйцо.

От фантазии некуда деться.
Положив свой рюкзак на траву,
я ныряю в широкое детство
умилительным кролем плыву.

Я могу тут до вечера плавать.
Что-то мерзостно в городе мне:
кубометры словесной отравы,
страшный карлик гуляет во тьме.

Будет жарко тебе, карлик жалкий,
побежишь пятый угол искать.
Жизнь - воительница и нахалка -
очень быстро лишает куска.

Мимо баров несется «спасибо»,
говорится в мобильник «ура!»
Вон из города, темные силы,
мы желаем гулять до утра.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.