Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 102 (декабрь 2014)» Поэзия» Неуютная зима (подборка стихов)

Неуютная зима (подборка стихов)

Фирсов Данила 

БАБОЧКАОСА

 

Бабочка ли,

                        оса,

влипшая в паутину.

Чёрная полоса

прерывает рутину.

 

В комнате голоса.

Это и есть опала.

Бабочка ли,

                        оса,

ты, почитай,

пропала.

 

Бабочка ли,

                        комар,

рассуди объективно:

персональный кошмар

требует объектива.

 

Бабочка ли,

                        оса,

вырвавшись из околка,

ты теперь – волоса,

схваченные заколкой.

 

Толку на образа,

если беда, коситься?

Бабочка,

                 стрекоза,

мир твой трещит как ситец.

 

Вспомни каких кровей

ты, пренебрёгши ростом.

Бабочка,

                  муравей,

не прекращай бороться!

 

Чёт или нечет.

                              Нерв,

что оголённый провод.

Бабочка или червь

ты?

 

Подходящий повод.

 

 

 

СУХОЕ ДЕРЕВО

 

Сухое дерево.

 

Едва

ли дышит.

 

В пору

пустить беднягу на дрова,

лишить опоры.

 

Пила, как будто, не сулит

добра, и косо

взирает сверху сателлит,

ворвавшись в космос.

 

Возможно, время привело

к поломке корня,

коры.

 

Сегодня замело

простор попкорном.

 

Ствол долго креп.

Дышал и лез

(сильнее в среду)

из-под земли: деликатес

для короеда.

 

Теперь он удручает глаз.

Сердито сучья

топорщит.

Углекислый газ

ему наскучил.

 

Сводя к простой величине

весь лес дремучий,

я говорю:

"Послужишь мне

зимой горючим".

 

 

НЕУЮТНАЯ ЗИМА

 

Неуютной зимы

безобразная ткань,

будто верхнее ми,

беспокоит гортань.

 

Городок не узнать:

как сплошной макияж,

вся её белизна

маскирует пейзаж.

 

Рукавицы и шаль

- атрибуты того,

что неправилен шар,

в дефиците тепло.

 

Видишь снежную тлю,

облепившую весь

горизонт, и к нулю

безразличную вещь.

 

 

Эти перья,

                      тряпьё,

хочешь, преобразуй

в утеплитель,

                            жильё,

и зимуй, как грызун.

 

Чепуху отложив,

поразмысли над тем,

что для космоса жизнь

– генетический мем.

 

Эта местность,

                               старик,

помнит многое, и

лишь смешат материк

все догадки твои.

 

Монитор обесточь.

 

Как придаток зимы,

беспросветная ночь

произносит: «Замри!»

 

 

БЛЮЗ

 

Страсть ушла.

О, детка,

страсть ушла.

Ты спешишь одеться,

ищешь шаль.

 

Страсть ушла.

О, детка,

больше нет

страсти. Клянчишь деньги

на билет.

 

Страсть ушла.

О, детка,

боль уйдёт

тоже. Худо дело:

виски, лёд.

 

Страсть ушла.

О, детка,

стой, возьми

доллар. Стонет дека:

до-ля-ми.

 

 

КОРОВА

 

Лоснятся жирные жуки

в навозной куче.

Жужжат, испачкав пиджаки,

но речь не учат.

 

Слепень исследует бока

и круп коровы,

в которой больше молока,

чем лимфы, крови.

 

 

А ей зачем вникать, скажи,

в суть насекомых,

когда и собственная жизнь

не аксиома?

 

 

ЛЕВ

 

Холодный лев,

поправ природу,

то на рельеф

глядит, то в воду.

 

В глазах у льва

обычно влага,

а по словам

иных - отвага.

 

Спина плоха:

слезает краска.

Торчит ольха

сродни указке.

 

Вблизи фонтан

полощет горло,

и, как фата,

туман на город.

 

А зверь как есть

не дрессирован.

Откуда здесь?

Командирован.

 

Не пилигрим,

не тунеядец.

Определим:

он итальянец.

 

Спустя века

вид эстетичен.

Рябит река,

а лев статичен.

 

Списать в утиль?

Не будет проку,

поскольку стиль

его - барокко.

 

Ни аноним,

ни император,

не сладят с ним.

Лишь реставратор.

 

 

КОНЕЦ ДНЯ

 

Уходит день.

Свалилась в штопор

звезда.

 

Одень

пижаму что ли.

 

Не смей чирикать,

не пей вина,

ведь вечеринка

завершена.

 

Уходит день,

а ночь промозгла.

И доли мозга

свела мигрень.

 

Огромна суша,

но ты не рад.

Здесь жизнь, послушай,

не рафинад.

 

Уходит день,

вспорхнула птичка,

И что ей смычка?

Лишь дребедень.

 

Седеют перья,

хотя не стар.

Приходишь первым,

лишь взяв фальстарт.

 

Уходит день.

Сегодня муза

свинтила.

 

Мусор

не вынес.

Лень.

 

В глубокой коме

безлюдный корт.

 

Поставим коду:

блатной аккорд.

 

Уходит день.

Свалилась в штопор

звезда.

 

Одень

пижаму что ли.

 

ГЕРБАРИЙ

 

1

 

Осенью ночь темней,

чем гардероб раввина,

суммы простых теней,

и, облысев, равнина,

где коротаем век

среди вещей и моли,

мутную лимфу рек

переправляет в море.

 

2

Шорох сухой листвы,

кроме всего источник

беглой тоски, увы,

лишь подтверждает точку

зрения, что и я

стану трухой, морфемой

прошлого, чуть звеня

в пасмурной атмосфере.

 

3

...

 

4

Время, чей эпилог,

как говорят, способен

в кровь подмешать песок,

переместить особу

в небытие, бежит,

рукопись огибая,

чтобы слепую жизнь

заполучить в гербарий.

 

5

В старом шкафу пальто,

будто бы за кулисой,

слыша тревожный тон

речи, опавших листьев

аплодисменты, ждёт

выхода на большую

сцену, но каждый год

роль уступает шубе.

 

6

Твой обалделый ум

пьесу не прочь испортить

ту, где одев костюм,

смерть застаёт в исподнем

нас (вообще в любом

виде), не вытирая

ног, проникает в дом,

чтобы прервать тираду.

 

7

Слякоть, живая слизь

неба, попали в миксер

осени, где слились

в целое, стали мыслью

о пустоте, хандрой,

важным штрихом к разлуке,

что сокращает дробь

дружбы в уме, без звука.

 

8

Пасмурный горизонт,

кажется, означает

брызги, раскрытый зонт,

и перемены в чартах

не ожидаешь, но

местность, сменив осадки,

утром стучит в окно

снегом и катит санки.

 

9

 

10

...

 

 

ПУТЕВАЯ ЗАМЕТКА

 

Только блатные

песни в пути.

Если ты нытик,

лучше сойти.

 

Пусть раздражает

слух примитив:

жизнь дорожает,

но не мотив.

 

Транспорт плетётся

сквозь городок,

где, доведётся,

сгинешь, браток.

 

Здешняя местность

(мямля на вид)

из чувства мести

климат творит.

 

Солнца не видно.

Скоро зима.

Места для инвалидов

не занимать.

 

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

 

Затерялся звездолёт,

взмыв над койкой.

Только образ не даёт

спать спокойно.

 

Запустили храбреца

точно к Марсу.

Баю-бай,

                 не жди отца,

мальчик.

 

 

Добираться далеко.

Вёрсты,  

                мили...

Так что может молоко

скиснуть, милый.

 

Убедишься, выбрав путь

тот, что Млечный:

человек не лилипут,

меньше!

 

Баю-бай,

                 скребётся мышь

в крышку люка.

 

Положу тебя, малыш,

лучше в люльку,

чтобы с детства привыкал

к перегрузкам,

засыпая под вокал

грустный.

 

Обнаружить вне людей

разум сложно.

Баю-баю,

                  овладей

прежде ложкой.

 

Изыскать в земной коре

проще радий.

Баю-бай,

                 усни скорей,

радость.

 

Баю-бай,

                  зарылся чиж

в ворох копий,

и челнок не различишь

в телескопе.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  2
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.