Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Тоша (рассказ)

Катков Иван 

ТОША

           

Клара Викторовна поставила на плиту кастрюлю с водой и вынула из буфета пакетик с приправой. Открыла холодильник, достала куски курицы и картошку. Курицу выложила в глубокое металлическое блюдо. Почистив картошку, села за стол, развернула газету «Садовник» и углубилась в чтение.

Цокая когтями по линолеуму, на кухню вбежал пес породы колли. Старушка отложила газету, наклонилась и ласково потрепала собаку за ухом:

– Тоша, ах ты маленький, покушать пришел?

Собака скулила и махала пушистым рыжеватым хвостом.

– Ну, ну, запереживал. Потерпи немного, малыш. Сейчас мы тебе супчику сварим, а потом гулять пойдем, да? Я тебе ошейник красивый купила. Ты еще не видел? А во-оон он, в коридоре на вешалки висит, дожидается.

Клара Викторовна сползла на колени и прижалась к собаке.

– Тошенька, Тошенька, одни ведь мы с тобой остались. Нет уж хозяина твоего, умер... Тошенька, кровинушка моя, защитник ты мой...  Не знаю, чтоб я без тебя делала. Ох, святые заступники,- цепляясь за стол, она тяжело поднялась.

Вода в кастрюле закипела. Старушка открыла специи, высыпала в воду.  Затем побросала куриные кусочки, убавила газ, и прикрыла кастрюлю крышкой.   

Пес бил хвостом и путался под ногами.

– Ну, хулиганье эдакое, перестань щас же. Вот ведь неслух... 

Она запустила картошку, помешала в кастрюле половником и присела на мягкий кухонный уголок. Тоша забрался хозяйке на колени и стал вылизывать  морщинистые щеки.

– Мальчик мой, вот как ты бабушку- то любишь. Ой-ёй, аккуратней, ты ведь уже не маленький, вон какой тяжеленный стал. Откормила тебя на свою голову...

Клара Викторовна обняла Тошу. Голова собаки оказалась на ее плече.

– Тошка, дружище ты мое. Ты не предашь, не обидишь. Вот и хозяин твой, Валерий Дмитрич. Сорок пять лет прожили с ним душа в душу, грубого слова от него не слыхала, что ты, упаси бог! Счастливо жили... да...А сейчас что, без него-то, беда, да и только... Единственный внук,- вздохнула она,- и тот наркоман несчастный. В прошлом годе вынес у соседа, у Аркадия Палыча, видеомагнитофон и телевизор цветной. В тюрьме сейчас. Не единого письма ведь не прислал. А самой писать- я и не знаю куда...-а батюшки,- всплеснула руками старушка и пес спрыгнул на пол,- засиделась я тут с тобой, а супец-то уж уварился. Сейчас, сына моя, будем обедать.

Она сняла с плиты кастрюлю и налила бульон в миску. Половником выловила разваренные куски курицы и, отделив мясо от костей, выложила на отдельную тарелку. Убрала остудится на подоконник. Через десять минут придвинула тарелку с миской к собаке. Тоша жадно набросился на еду.

– Тихонько, тише, дурачок, не спеши. За тобой никто не гонится.

Собака махом слизнула мясо и вылакала бульон. Клара Викторовна налила в чашку молока, достала из хлебницы кусок яблочного пирога и села за стол. Тоша довольно облизывался. Перекусив, старушка подошла к мойке и ополоснула чашку холодной водой.

– Ну, а насвинячил -то как, оболтус.

 Взяв с мойки тряпку, она протерла пол. Собака увивалась за хозяйкой.

– Что, на улицу не терпится? Сейчас, сынок, сейчас пойдем.

Она ушла в коридор и сняла с вешалки ошейник.

– Тошка, ко мне!- игриво скомандовала Клара Викторовна и позвякала металлическим колечком на ошейнике.

Виляя хвостом, собака прицокала к хозяйке. Она погладила Тошу и застегнула на нем ошейник. Пес мотнул головой и уткнулся влажным холодным носом в ногу Клары Викторовны.

– Ну, чего засмущался, красавец же!- улыбнулась старушка,- вот что, дружочек, давай-ка подожди меня в зале, а я пока оденусь. Договорились?  Ну, давай, шагом марш!

Пес убежал, волоча за собой поводок. Клара Викторовна отправилась в спальную. Надев свободное вязаное платье и повязав на голову ситцевый платок, вернулась в зал. Собака расположилась на полу и, прикрыв морду лапами, виновата выглядывала. На матерчатой обивке дивана лежала кучка собачьего кала. Губы Клары Викторовны задрожали, глаза налились кровью, желваки заходили, кулаки сжались, на худых руках проступили вены.

– Вот же тварь! Убью паскуду! Убью падлу!!!

Не отводя глаз от собаки, она медленно опустилась, нащупала под диваном пыльную гантель и, размахнувшись, ударила пса по голове.

Тоша взвизгнул. Собачье сердце остановилось. Рассвирепевшая старушка била пса по окровавленной голове.

– Паскуда! Дворняга! Гадина! Га-а-адина!

Левой рукой она вцепилась в ошейник, а правой наносила страшные, глухие удары. С гантели стекала кровь. Из треснутого черепа, путаясь в слипшейся шерсти, показалась белая масса.

– Вот тебе, сука! Вот тебе, мразь!

Часы на стене пробили двенадцать.

Тяжело дыша, Клара Викторовна остановилась, положила снаряд на пол, и подвела спешившие наручные часы.  

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.