Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Ностальгия

Дмитриев Алексей 

* * * * *

Два пальца в руке… Две слезы на ладони,
Два слова, которые  искренне - тупы…
Огонь – где-то в чаще, по отмелям – кони,
Ну, как разглядеть мне все это под лупой?

Я знаю – убог, и святого не строю –
Но жизнь понимать невозможно без взгляда…
Гляну на нее – хоть и тайн не открою,
Но все, же, пройдусь с теми танами рядом…

Я жизни не знаю – видал ее редко,
Мне все говорят – Ты не знаешь, не видел…
Стараюсь понять: бытие – это клетка,
В которой зачах мной любимый Овидий?...

А кони – не просто, но кровь на попоне,
А жизнь – это стон  и холодные  трупы…
Огонь – где-то в чаще… И зэки в вагоне…
Ну, как разглядеть мне все это под лупой?

Взлететь бы отсюда – гнездо ведь в болоте,
Уйти бы отсюда – да сил не хватает…
Живу… Утром часто от пьянства я – в рвоте..
А  на огороде вот – лук подрастает…

Не надо судить. И – не станем судимы…
В том нет ни приказа, ни страсти, ни пыла…
Простое понятие жизни, как  дыма –
Который спускается вечно до ила…

 

* * * * *

О любви мне говори..
О любви мне повтори…
Сердце будет долго биться
Ярым соколом внутри…
О любви мне расскажи…
Ну, не хочешь? – Покажи…
Покажи мне равнодушье,
Пепел, поделив,  на три…
О любви мне передай
Дар души, что только вместе…
Я же – на пустынном месте…
И в душе давно не рай…
Ну, со мною не играй –
Говори, как есть – боюсь ли?
Если что – нажму на гусли,
Съеду в Караван-Сарай…
О любви мне говори –
Истомилось сердце склокой..
Как порезано осокой,
Не снаружи – изнутри…
 Сердце? На него плевать –
Серый ветер мрачно дует…
Как хочу я целовать –
Но меня вот, не целуют…

Знаешь? Весь я – на крови:
Хоть и нет на сердце пятен…
Расскажи мне о любви –
Ведь  рассказ – уже приятен…

  

* * * * *

Ты говоришь: « Куда же дальше?
Уходишь ты? Но – безоглядно…
По лабиринту лжи и фальши
Ищи три нити Ариадны…
Три нити? Это очень много,
Но знаю я, чего хочу…
Не до луны дойти – до Бога…
Дойти нельзя? Так долечу…

Три нити древней Ариадны,
Сплету в веревку – как в канаты…
Переживу и воздух смрадный,
И гнев  от монстра –супостата…
Убить кого-то? Разве много
В том чести? Мне – не по плечу…
Ах, как хочу дойти до Бога…
Дойти нельзя? Я долечу…

Жизнь – пострашнее лабиринта,
Тут все запутанней и хуже…
И страсти – боль, и чаши – пинта,
И роль бессмысленного мужа.
И – непонятная дорога,
Язык, что к ночи проглочу…
Да… Но – хочу дойти до Бога…
Нельзя? Тогда, я долечу…

Мне эта жизнь приснилась. Ладно?
Я много выпью, окосею…
Увижу, будто Ариадна
Дает благую нить Персею…
 До поворота – так немного,
Но –  в рай вступить бы, не в мочу..
Вот.. Я хочу дойти до Бога.
Нельзя? Тогда я – долечу…

 

* * * * *

…Ну, нет России – нет дождя,
Того, грибного, что охапками
Маслят не брал – но  погодя,
По ним прогуливался тапками…

Да, вне России – есть вино,
Но только вот оно – французское…
И жизнь – как перевод в кино,
Пусть с непонятного – на русское…
И ночи, полные тоски,
Не от того, что канул заживо,
А просто – потные носки,
И нет карьеры – вся обгажена…
Россия – странный, смутный миг,
Который и теперь мне кажется,
Как страшный черный грузовик,
Что вот – по стенке тут – размажется..
Да.. Я уехал – и давно,
Запрыгал серой трясогузкою…
А жизнь – как перевод в кино,
Что с непонятного – на русское…

Вот так живем теперь – едва,
Вполсилы, в четверть догорания…
Забыты вечность и Москва –
Как часть моих души и знания…
И – если честно – все равно –
Хоть водку пью еще с закускою…
Вся жизнь – как перевод в кино,
Что все равно  всегда – на русское…

 

 * * * * *

Ностальгия – это что?
Я не знаю и не  помню…
Дедушка в большом пальто,
Пьянка с девками в Коломне?
Или – тихая Ока,
Что течет – не вытекает…
Или пламя маяка,
Что всегда к утру стихает?
Реки – как ни говори,
Те, что плещутся и плачут,
И шальные снегири,
Что слетались к нам на дачу.
Баня… Волчий аппетит,
Чуть заслышав запах мяса…
А душа – она летит:
Ей тесны и мир, и ряса…
 Ностальгия  - это как?
У меня тут нет понятья..
Это мой парадный фрак,
Что разрежется на платья.
Или – старый клавесин,
Что охрип ухе от звуков?
Ностальгия – старший сын,
Что рождался мною в муках.
И – возможно – не дурак,
Никому не шлю проклятья.. \
Отчего все это так –
Не смогу вовек понять я…
Да… Эпоха не простит,
Но по ней же будет трасса…
Ведь душа – она летит,
Вне сомнения и рясы…

 

* * * * *

Я умру – это знаю, и все же,
Не стремись  провожать меня тут…
Смерть, возможно, на вечность похожа,
Иль – на зло, непонятность и труд…
Но прошу я – ты дай обещанье,
Отпусти ты меня, отпусти…
Я умру… И – любое желанье,
Как завет – сохраню я в горсти..

Я умру… Даже, может   – до срока,
Это правда моя – или  ложь?
 Чтобы было тебе одиноко,
Чтобы был я с Архангелом  схож…
Мы построили странное зданье –
Хоть, кто строит те зданья в пути?
Я умру… И любые желанья,
Сохраню, словно угли  – в горсти…
 
Я умру… Или просто  надежда,
На, отличный  проверенный ход?
Впрочем, мной и Вселенною между,
Стикс – в слезах – оловянный течет…
Я согласен, что  нет обожанья –
За цинизм меня, Боже, прости…
Но умру – и -  есть в сердце желанья –
Сохраню, словно угли в горсти..

Я умру – и тогда вот, поймете
То, что сердцем не виделось, нет…
Но – любовь, что была не к охоте,
А к любви, что приснилась как бред...
Да.. Приснилась – и в час волхованья
Стала просто до неба расти..
Я умру. Но былые желанья,
Сохраню теплым пеплом в горсти…

 

  

* * * * *

Я знаю – странно это, глупо –
Подводят зренье и душа…
И ты стараешься под лупой
Узнать, где доля хороша.
Как карту, жизнь раскрыв у лампы –
Пытаешься увидеть  день,
Когда ты не стоял у рампы,
И был светлей, чем просто тень…

Я знаю, это глупо, странно,
Но в жизни так заведено,
Что пьем мы водку – из стакана,
И коль бросаемся – в окно.
Так штампы надоели эти –
Что жизни нет. Иль – есть, но где?
То ль – унитазом в туалете,
То ль старой кепкой на гвозде…

Но очень хочется увидеть
Тот совершенный день, когда
Был ты затейлив, как Овидий,
И совершенен, как вода.
Когда – послушный провиденью,
Хотя бы миг, хотя бы день –
Ты был не просто серой тенью –
А Тем –   что  бросил эту тень…

 

* * * * *

В моей любви – не усомниться,
Она бела от снегопада…
Заполонили все бойницы
Ростки и литья винограда.
И крепость, что казалась – в камне,
Не оказалась  в нем  на деле…
Коснись меня теперь руками –
Ну, да – не в камне я, а в теле…

Холодный блеск   слепых кинжалов,
Осада – что б дубится трона…
И отблеск будущих пожаров
На  бицепсах Лаокоона.
И – лепет знающей Кассандры,
И нежелание проснуться…
И палисад – из палисандра,
И –  чай с цикутою – из блюдца…

 В моей любви – не усомниться,
Ну, усомнись – себе дороже.
В моей душе блуждают лица,
Что на любимых – не похожи.
Но разве дело в этом? Нет ли?
Любовь – не трешка  портмонету,
А  слово, сказанное в ветре,
И – разнесенное по свету.
Любовь – огонь бенгальский, только
Не вспышкою – такой короткой –
А апельсиновая долька,
Зависшая дождем над глоткой.
И крик –  который не услышан,
И слезы, что застыли – будто
Жизнь – только дождь, что бьет по крыше –
И вниз водой стекает мутной…

Любовь… Конечно, это – слово –
А в слове  - что? Его рожая
Мы жизнь определяем снова
Как истины  без урожая.
Но это ведь не так – и кровью
Каллиграфические строки…
Ну, да… Мы все больны любовью…
Но – отчего-то – одиноки…

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.