Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

8:00 (пьеса)

Ковалевич Вячеслав 

Вячеслав КОВАЛЕВИЧ 8:00 (пьеса)

 

1. ЛИФТ

Кабина слабо освещенного грузового лифта заполнена людьми, среди них – Михаил. Лицом к пассажирам стоит Лифтер. Какое-то время люди молчат, слышен только металлический скрежет движения лифта. Позади Михаила перешептываются двое пожилых мужчин.

Голос первого. Вы слышали тех придурков вчера? Зазывали вскрывать заложенные окна.

Голос второго. Да-да, вломился один такой в соседскую квартиру, а там бабы переодеваются! Побили его. Бельем и побили.

Голос первого. Чего они себе думают? Что за этим кирпичом нет другого кирпича?

Голос второго. (посмеиваясь) И думают, и делают. А потом: лифчиками по мордам.

Голос первого. Да-да… Может, с женами в театр?

Голос второго. Поговорю со своей.

Звук останавливающегося лифта. Михаил открывает глаза. Лифтер указывает на Михаила, потом еще на троих.

Лифтер. Ваш этаж.

2. БОЛЬШОЙ ЗАЛ

Открываются двери. Все четверо, на которых указывал лифтер, выходят в большой зал с высокими потолками и отходящими в разные стороны коридорами. Тусклый свет. Большое количество людей, идущих по своим делам. Мужчина тащит волоком мешок, останавливается, садится на него. Два человека проносят большой ящик. Какой-то старик громко и увлеченно говорит, стоя на табурете. Вокруг него скопились люди.

 

Старик. Вы можете заставить Лифтеров везти вас, туда, куда вам надо!

Первый голос из толпы. Ну что вы его слушаете?!

Второй голос из толпы. (обращаясь к первому) Не нравится, иди...

Третий голос из толпы. А сам-то пробовал, старик? Получилось?

Старик замешкался с ответом.

Старик. (спускаясь с табурета) Я, я… Собираюсь… Слышал, что…

Один из мужчин. (стоящий ближе всего к старику, подошел к нему вплотную). Чего замялся? А?!

Другой мужчина. (стоящий за спиной оратора, говорит примирительным тоном) Вали, старик, вали…

Михаил сталкивается с прохожим, извиняется, идет дальше. Ему слышны обрывки будничных фраз прохожих. Михаил сворачивает в безлюдный коридор.

3. «БАР»

Михаил заходит в помещение, над входом в которое прибита табличка с неровной надписью «Бар». На полу у входа свалена старая кухонная утварь. Стены и пол помещения выложены светлым кафелем. Вдоль стен: полки, заставленные стеклянными банками. В углу два длинных металлических кухонных стола, используемые в качестве барной стойки, неподалеку от которой  стоит деревянная тумбочка с телефоном. В помещении двое: хозяин заведения – мужчина в засаленном, некогда белом халате, стоящий за “стойкой” и сидящий напротив ребенок, одетый в потертый школьный костюм.

Хозяин. (ребенку) Господин Кирбик, да не справлюсь я!...

Кирбик. Будешь на первой полосе. Обещаю.

Кирбик оборачивается в сторону Михаила. Михаил кивком головы здоровается с хозяином.

Кирбик. (с иронией) Миша! Помоги подбить его на важный эксперимент.

Михаил. (садясь за стол рядом с Кирбиком) Это без меня. Саша, дай кофе.

Кирбик внимательно смотрит на Михаила.

Кирбик. Она спрашивала о тебе.

На стол садится муха, она движется в сторону кофейной чашки Кирбика, тот, заметив насекомое, смахивает муху рукой.

Михаил. А ты?...

Кирбик. Надо было как всегда?.. Пора бы вам уже самим разобраться...

Хозяин подает кофе.

Михаил. Так…, а нового что?

Михаил окидывает взглядом стол и, не находя искомого, вопросительно смотрит на хозяина – тот, осознав свою оплошность, ставит перед ним банку. На ней надпись «соль».

Кирбик. Переживаю я за нее, а ты – дурак.

Хозяин сворачивает газету и бьет свертком газеты по “стойке”.

Михаил поворачивает банку другой стороной к себе, там надпись «сахар», открывает ее, насыпает одну ложку.

Кирбик. Новостей ему... У нас дома ковер новый. Мойра довольна... Для кого-то,              видишь – ли, и ковер радость...

Михаил. Поздравляю...

Кирбик. Давай... лучше анекдот, с бородой, правда…

Михаил. Кирбик…

Кирбик. (иронично) Давай я  скажу тебе это… ждешь, наверное: (говорит тише) ”И всё шло из рук вон, без вас, дорогой вы наш…”(небольшая пауза, после говорит в полный голос)  Поверил? Кстати, а кто вы для нас? С чего вы так  нам дороги-то?

Михаил. Думал – друг.

Кирбик. Без обид, друг....

Кирбик спрыгивает со стула.

Кирбик. Пора мне…И я ведь нанял  одного, тебе на замену. Ты его читал? Вон, (показывает на стопку газет на столе) принес новостей.

Михаил. Прочту... А Инга, она?..

Кирбик. (идет к выходу) Ты…,  в общем, заходи к нам. С Ингой. Да…  И пластинку верни, Мойра уже спрашивала.

Михаил. (хозяину) Я позвоню?

Хозяин кивает, соглашаясь. Михаил встает из-за стола, подходит к телефону.

Кирбик. (выходя, хозяину) Помни про уговор!

Хозяин. Да, помню-помню. Попробую.

Михаил набирает номер.

Михаил. Инга?

За спиной Михаила хозяин сначала убирает посуду, потом, тихо ругаясь, бьет мух свернутой газетой. Из телефонной трубки, сквозь шорох и треск, слышен голос Инги.

Инга. Привет.

Михаил. Мне извиниться?

Инга. Сволочь ты.

Михаил. Меня Кирбик звал в гости, зайдешь?

Инга. Соседей в беде не бросают. Буду.

Михаил. Я сейчас на работу, потом к ним. Слушай, я у тебя пластинку не оставлял?

Инга. Мойра зовет, я пойду.

Михаил кладет трубку и идет к выходу. Хозяин бьет свертком газеты по стене.

Хозяин. (поворачиваясь к Михаилу) Одолели мухи... Вот скотство  же какое-то... Мухи и мы здесь. И всё.

Михаил. Их тоже, наверное, не спросили.

Михаил кивком прощается с хозяином. Эхо шагов. Хлопки газеты. Звук закрывающейся двери.

3. У ДВЕРИ ЛИФТА.

Михаил подходит к лифту, рядом с которым стоят несколько человек. Один из них, мужчина, без остановки жмет на кнопку вызова и шепотом ругается.

Мужчина. … и здесь полный бардак, позвонить в Администрацию…

Женщина. ...а кто-то ведь застрял…

Другой мужской голос. Ждать-то долго, придется пешком.

Четвертый голос. А все знают свои этажи? Знаем?!

Далее Михаил слышит только обрывки высказываний со всех сторон.

Пятый голос. … и, говорят, раньше Лифтов вообще не было…

Шестой голос. …я подожду…

Пятый голос. … а в Администрации таки люди, или как – лифтеры, не пойми что…

Четвертый голос. …лучше быть пассажиром, чем пешеходом…

Седьмой голос. …на Лестницу пора.

Восьмой голос. Инструкцию, инструкцию-то вспоминаем!

Какой-то старик обращается к Михаилу.

Старик. А все-таки как тут разобраться? Вы разобрались? Можно ждать, да? Или советуете идти?

Михаил смотрит на поток людей, двигающийся в направлении Лестницы.

Михаил. Вы...подождите... Извините, мне… пора. Я тороплюсь.

Уходит в сторону лестничного пролета.

4. ЛЕСТНИЦА

Большая лестница. В обоих направлениях идут люди. Теснота. Толкотня. Давка. Вокруг Михаила слышны ругань, извинения, причитания. Михаил поднимается вверх. На последней ступени одного из пролетов лестницы сидит подросток, одной рукой он держится за перила. Его лицо выражает безразличие к окружающему. Он что-то тихо говорит. Подростка стараются обходить, задевают. Михаил останавливается рядом с ним, толпа огибает их. Михаил наклоняется к нему, трясет за плечо.

Михаил. Эй, парень, уйди в сторону, задавят.

Подросток игнорирует Михаила, продолжает шептать что-то. Прохожие высказываются в их адрес.

Мужской голос. Вы уберите ребенка с дороги…

Женский, раздраженный голос. …какого, прости Господи, тут…

Другой мужской голос. … а ему хорошо…

Еще один женский голос. … да, идите вы…

Подросток. …пусть они замолчат…пусть они…

Кто-то толкает Михаила, он берет подростка за руку и тянет за собой, стараясь вырваться из человеческого потока.

Михаил. (подростку) Пойдем, пойдем. А то и меня с тобой…

Какой-то мужчина оказывается на пути.

Мужчина. (Михаилу) Меня обманули, понимаете?! Обманули…

Михаил слегка отталкивает его и идет вперед.

5. ЗАЛ

Небольшой зал. Тишина. На одной из стен висит деревянная оконная рама без стекла, подсвеченная запыленными и тусклыми лампами. Напротив нее, рядами стоят стулья, табуретки, перевернутые ведра, на которых сидят несколько человек. Эти люди молчат, кто-то из них, не отрываясь, смотрит вверх, на оконную раму, взгляды остальных направлены в пол. Михаил останавливается и отпускает руку подростка.

Михаил. Зовут-то тебя как? Да, ты садись.

Михаил ставит один стул ближе к подростку, берет другой и, развернув его спинкой вперед, садится сам. Подросток остается стоять.

Подросток. Яр.

Михаил. А меня – Миша. И я зачем-то опаздываю на работу.

Яр. Так идите.

Михаил. Побудешь здесь или рванешь дальше?

Михаил смотрит оценивающим взглядом на сидящих рядом с ними людей.

Михаил. Они, вроде, безобидные … и, главное, не лезут с вопросами. Переждать можешь с ними...

Яр молчит, игнорируя Михаила.

Михаил. Ты ведь недавно здесь, верно? Всем непросто. Надо потерпеть. Привыкнуть.

Яр. Мне говорят: «иди в спецприемник». Не хочу. И сидеть тут тоже … Нет.

Михаил. Мне пора…Я ненадолго. Дождешься?

Яр. Зачем?

Михаил. Для начала найдем тебе дом.

Яр. Дом? Здесь?!

Михаил. Ну и болтайся дальше. Только надоест скоро, обещаю.

Яр. (оглядываясь назад) Не знаю… Лучше я пойду, я…

Михаил встает, хлопает Яра по плечу и направляется в сторону лестницы, говорит громко, не оборачиваясь.

Михаил. Смотри сам. Я... скоро вернусь.

Яр смотрит вслед Михаилу и садится на стул, с которого  тот встал ,ровно так же, как до этого сидел на нем Михаил.

6. ОФИС.

Офисное помещение. Облупившиеся стены. Потеки на потолке. Одна из ламп дневного света периодически мигает. Во всю стену рекламный плакат с надписью: «Порядок в работе. Порядок в Здании. Порядок в себе». Пять письменных столов, два из них завалены стопками папок. Михаил приходит первым. Кладет вещи на свой стол, подвигает стул к стене, встает на него и, с трудом дотягиваясь до стрелок настенных механических часов, выставляет на них время: 8:00. Спрыгивает со стула, поправляет рубашку и, подойдя к своему рабочему месту, садится за стол. Открывает папку, берет лист бумаги, читает резюме:

Имя: Марк Савор.
Фото.
Дата смерти: 10 июля 2002 года.
Место смерти: США, Небраска, Белвью.
Род деятельности: продажа одежды.
Причина смерти: инсульт.

Изучив резюме, Михаил переворачивает его и на чистой стороне листа рисует комичную фигурку человека с выпученными глазами и отвалившейся челюстью, взгляд рисованного человечка направлен на несущийся прямо на него схематично изображенный асфальтовый каток. Михаил кладет листок с рисунком перед собой. В офис заходят его коллеги – Kiyoshi и Ольга, здороваются, садятся на свои рабочие места. Посмотрев на настенные часы, Kiyoshi подводит время на наручных. Михаил наводит порядок на столе. Приглушенные голоса разговаривающих по телефонам коллег.

Kiyoshi. Да. Обязательно. До свидания, господин Леманн.

Kiyoshi кладет трубку и сильно затягивает галстук.

Ольга. Да какая ему разница...

Поднимая одну из папок, Михаил находит черно-белую фотографию, всматривается в нее: на коленях женщины сидит мальчик, за их спиной транспарант с надписью «Да здравствует Первое мая!». В руках у мальчика несколько флажков.

 Михаил переворачивает фотоснимок, на обратной стороне карандашом написаны цифры: «1983». Михаил бережно кладет фотографию обратно. Он наносит последние штрихи на рисунок, берет трубку и набирает телефонный номер.

Михаил. Марк Савор? Нам желательно назначить встречу с вами. Да, и надеюсь, вам уже многое объяснили. А наша компания готова помочь…

Михаил продолжает рисовать: каток уже затягивает под себя человечка.

Савор. Да, все отлично, ага… Я тут устроюсь, поверь! И какая экономия на дорогах, все-то здесь рядом, а… А со шмотками, так вообще порядок, я тут…

Михаил. Марк… Я бы...

Савор. …Ага, я и говорю ему: «мне синюю рубашку, мол, на собеседование мне!» А они же все одинаковые, ну, серое же всё кругом... Они – серые, да… И он мне: «бери любую, считай ее желтой, красной, хоть…».

В трубке слышен истерический смех. Михаил дорисовывает картинку со всё более заметным раздражением.

Михаил. Я думаю, вам надо как можно скорее взяться за дело. Это в ваших же интересах…

Смех м-ра Савора прерывается.

Савор: А.., как тут с женщинами происходит?.. Плохо, да?..

Снова истерический смех.

Михаил. Я бы посоветовал пройтись по Зданию. Осмотреться. И позвонить мне завтра.

Михаил наносит последние штрихи.

Савор. Находился. Насмотрелся. И ты знаешь, что?.. Да, ты обязан мне помочь. Ты понял? Ты обязан…! И какое, к черту, завтра? Когда оно тут наступает...?

Щелчок кнопки авторучки. Савор начинает говорить что-то сквозь смех. Михаил кладет трубку, на секунду придавив ее к аппарату. Он сминает листок с рисунком, бросает его в мусорную корзину. Какое-то время Михаил сидит, ничего не делая, избегая взгляда коллег.

К его столу подходит Ольга, в ее руках несколько папок.

Михаил. Мне надо уйти, дело срочное ...

Ольга. Миша, я понимаю, но…

Михаил. Оля, вы помните, каково вам было в Здании, в первое время?

Ольга. Миша…

Михаил. Я вот сам почти ничего не помню. От стыда, наверное. Kiyoshi, а ты?.. Ладно, забудьте...

Ольга. У нас есть нерешенные вопросы: отчет Администратору и…

Михаил. Ольга, меня – ждут.

Михаил оборачивается в сторону Kiyoshi.

Михаил. Kiyoshi, если будет звонить эта истеричка – Савор… Успокой его. Я ему потом позвоню... И ослабь уже галстук, наконец!

Михаил уходит. Kiyoshi ослабляет узел галстука. Ольга намеренно громко кладет папки на стол Михаила.

7. ЛЕСТНИЦА.

 

Опустевшая Лестница. Мусор на ступенях, оставшийся от недавнего людского потока. Михаил и Яр спускаются вниз. От кадра к кадру они оказываются на очередном лестничном пролете. Фоном слышен их разговор.

Михаил. …друг? Кирбик… Наверное...

Яр. Имя странное.

Михаил. Имя он новое придумал, когда сюда попал. Младше тебя был... Так и ходит в школьной форме, хотя, по сути  – старик.

Пауза. Издалека доносятся ритмичные удары.

Яр. Мне мама эту рубашку на прошлой неделе купила... То есть, ну… А, я там… Пока вас ждал, вспоминал как мама привезла мне две морские раковины, мне тогда лет шесть было или… Шесть, точно …И все мне говорили будто это море там шумит, внутри… Потом, конечно, узнал, что это не море, а кровь. И сейчас, если найти ракушку и приложить к уху… Будет очень тихо. Я понимаю. Только, тишина – это ладно. Может, привыкну. Вот маминого подарка нет. Не найду его здесь.

Михаил. Где хранил его, вспомнишь?

Яр. Не уверен… Н-нет…

Михаил. Я сам всё важное  еще там растерял… Ты учти, о прошлом здесь болтать  не любят. Со мной – вспоминай сколько хочешь.

Яр. Что с будущим?..

Михаил. О нем лучше  к Кирбику.

Яр на секунду останавливается и смотрит вверх, в пролет между лестницами.

Яр. Вот бы подняться на Крышу. Увидеть, что вокруг Здания. Спрашивал... Не говорят. Один наорал.

Яр опускает взгляд, продолжая идти.

Михаил: Не знают они ничего. Да и откуда им....

Яр. Людей много, кто-то поднялся…

Михаил. Лифт всегда повезет на нужный  тебе этаж. На Крышу – никогда... Хочешь туда – иди по Лестнице. Один, говорят, поднялся на тысячу этажей и повернул назад. 

Яр. Значит, он сдался.

Михаил. Зашел в ближайший Лифт.

Яр. И его привезли домой.

Михаил. Вероятно.

Яр. Зачем?!

Михаил. (смотря в сторону длинного коридора) Мы почти пришли.

 

8. КОРИДОР

Михаил и Яр идут по длинному коридору с множеством одинаковых дверей. У одной из них Михаил останавливает Яра.

Михаил. Подожди меня, я договорюсь насчет комнаты.

Михаил стучится, заходит в кабинет, закрывая за собой дверь. Яр, чуть погодя, разворачивается и уходит дальше по коридору, скрываясь за очередным поворотом. Вскоре выходит Михаил.

Михаил. Благодарю, конечно же, учтем. Оля вам позвонит… (закрывает дверь) Яр, а нам везет!

Михаил ищет взглядом Яра. Коридор пуст.

Михаил. Яр! Ты где?! (пауза, после говорит шепотом) Д-у-у-р-а-а-а-к… (громко ) Слушай меня. Комнату дали! Как надумаешь, приходи.

Михаил идет по коридору в сторону Лифта, слегка задевая пальцами облупившуюся стену. Кадр с идущим по коридору Михаилом сменяется кадром идущего по коридору Яра. Каждый из них говорит с самим собой.

Михаил. …ты наивно считаешь, что человек, не дошедший до Крыши…

Яр. …сдался…

Михаил. …вернулся…

Яр. …я бы вернулся отсюда…

Михаил подходит к дверям Лифта, жмет на кнопку вызова. В конце коридора появляется маленький силуэт Яра.

9. КОМНАТА ИНГИ

 

Инга открывает Михаилу входную дверь и ведет его через коридор коммуналки. Яркое освещение. Высокие потолки. По стенам коридора – длинные захламленные полки, висит одежда. На полу вдоль стен составлены ящики и чемоданы. Михаил и Инга заходят в комнату. Все имеющиеся лампы в комнате включены. Большие оконные проемы, заложенные кирпичом. Потертая мебель. Пустой аквариум с нарисованными на стекле рыбами и водорослями. Инга доходит до кресла, поднимает длинную вязаную кофту, надевает ее и оборачивается к Михаилу.

Инга. Кирбик и Мойра давно ждут. Ты иди. А я дома побуду. Мойра поймет...

Михаил. Я у тебя останусь. Не против?

Инга забирается на широкий подоконник заложенного кирпичом окна. Чуть слышны ритмичные удары где-то далеко.

Инга. Ты… Даже когда пропадаешь надолго, словно все время тут. Я, кстати, против. В моих планах не было съезжаться. Надо с этим что-то делать.

Михаил. (иронично) Смирись. Я тоже, ведь со многим уже…

Инга. (обрывает) Вот, опять. Разговор вертится вокруг тебя одного…Так почти всегда. Тебе хоть интересно, как я тут и как я… Ну, не важно, где… Интересно? Нет?.. Понятно. Знаешь, Мишка… Я серьезно, я... (шепотом) Да, пошло всё…

Михаил проводит рукой по краю пустого аквариума, стучит по стеклу, словно привлекает рыбок и показывает, будто бы кормит их.

Михаил: Мне идти?..

Недолгая пауза.

Инга. (извинительным тоном) …А мы тут… на работе… мы с Валей, две дуры… Понимаешь, детки же лежат всегда, в этих пеленках, в корзинах, они же не видят ничего, кроме потолка, они же там насовсем, ты знаешь это, прости, что я… Так вот, мы с ней вынесли двоих из палаты, а они такой крик подняли… успокоились, только когда их вернули . А начальство нам за это по выговору влепило. Уволят же… Обидно.

Михаил садится в кресло, запрокинув голову, смотрит в потолок.

Михаил. У тебя одна лампочка перегорела, новая есть?

Инга. Принести?

Михаил. Не, не выйдет, стремянка у Кирбика. Потом.

Инга. (рассматривая кирпичную кладку) Я не говорила тебе… На дежурстве, недавно… сидела одна на посту … И вот подумалось... Что может, время когда-нибудь придет. И они взрослеть начнут. И полюбят. И рожать будут. А мы…

Михаил. (с сарказмом) Опять умирать?

Инга. Перестань.

Михаил. Это такая твоя – личная жертва?

Инга. Забудь.

Михаил. Жертва – твоя. Остальные-то при чём?..

Инга. Когда говорят о жертвенности, отчетливо слышу, как блеет овца.

Михаил. И привела овца сама себя… А помочь –  некому.

Он поднимается с кресла и подходит к столу.

Инга. Грубо... Да что с тебя… (Вымученно улыбается и говорит, указывая в сторону большого сервированного овального стола.) Посмотри лучше сюда: сервировка как в доме родителей на праздники – на ужин всей большой семьей… Не хочется мне сноровку терять…Вот я и… выменяла у соседки столовое серебро…Уточню: старалась не для тебя.

Михаил поднимает со стола первый столовый прибор и тут же возвращает его на место.

Михаил. М-м-м… Я такое только в кино видел. Не довелось мне…

Поднимает вилку, смотрит на Ингу.

Михаил. (Иронично) Вот эта, огромная, для чего? Для кра-а-абов, видимо...

Инга  кивает головой, не соглашаясь. Михаил, опустив голову, молча, изучает взглядом сервировку. Говорит, не смотря на Ингу.

Михаил.Ты представь....лежит вилка, по всем правилам упо-ря-до-чен-ная, между той и этой, и думает: «Как же мне надоели ваши крабы. Хочу вонзиться в салат, как та, что слева от меня. Я ведь право-то имею…»

Инга. (Перебивает.) Всё?

Михаил. Я так, разговор поддержать. (Небрежно бросает вилку на стол.)

Инга. Сволочь ты.

Михаил. День такой. Не задался.

Инга встает, идет к комоду, который стоит у двери.

Инга. (с иронией.) Миша треплется о свободе воли. Мелкий такой божок. Вилочный. (Подходит к комоду.) Божки, вилки. Может, хватит?

Михаил. Может и хватит. Я пойду. Извини.

Инга. Столько раз оба извинялись... И извиняли. И еще…и… Не извиню.

Пауза. Инга стягивает с комода скатерть.

Инга. (шепотом) Видишь, скатерть распустилась совсем, бахрома уже такая, что…                 (в полный голос.) Я ее принесла сюда, чтобы как в детстве... дома... чтобы уютно….             И с самого начала я каждую нашу встречу отмечала узелком, такой вот был дневник одной дуры... Ты не замечал ведь? Нет? Хорошо.

Она перебирает пальцами бахрому, с усилием затягивает один узелок.

Инга. Но, я сбилась, Мишка. Давно сбилась.

10. СПАЛЬНЯ ИНГИ

На кровати, спинами друг к другу, лежат одетые Инга и Михаил. Колени у Инги поджаты к груди. Плед слегка прикрывает их. В спальне полумрак.

Инга. …и Валя уверена, будто груднички в палате, они говорят между собой, а мы этого не можем слышать. Заходишь к ним, а там, кажется, всегда тишина. Они... если по правде, не малыши совсем, они же так давно здесь…. И кричат, всегда кричат, когда прикасаемся…

Михаил. Немного обидно.

Инга. Что?

Михаил. При жизни мы могли видеть сны.

Чуть слышны ритмичные удары где-то далеко. Михаил медленно поднимается с кровати. Он говорит, смотря в противоположную от Инги сторону.

Михаил. И если повезет, то цветные... Инга, тебе там везло?

11. КОРИДОР КОММУНАЛКИ

Михаил выходит в коридор, захлопнув за собой дверь. В коридоре Мойра – девочка со взглядом престарелой женщины. Она подметает пол.

Мойра. Судя по характерному хлопку двери, вы…

Михаил. Мойра, давайте потом…

Мойра. (Продолжая подметать.) Я наверно старше, вы же пришли после меня, так что дайте я скажу.... Вы... словно маятник.

Михаил. Мне остановиться?

Из открытой комнаты выходит Кирбик и садится на детский стул, стоящий у стены.

Кирбик. Миша – маятник? В чем-то – определенно, да. Идем, маятник, на кухню? Помаячишь там.

Михаил. Надеждами будешь кормить?

Кирбик. Я постараюсь не лишить тебя последней. Вы с ней, как дети…

Михаил. Извини, не могу.

Михаил закрывает за собой входную дверь. В коридоре остаются Мойра и Кирбик.

Мойра. Маятник.

12. АДМИНИСТРАЦИЯ

Двери лифта открываются. Над входом в длинный, слабо освещенный коридор висит большая вывеска с надписью «Администрация».

Лифтер. (Михаилу.) Вам выходить.

Михаил не двигается с места.

Михаил. Мне ведь не звонили.

Лифтер. Позвоните сами. Там таксофон.

Михаил. (вполголоса) Может мне еще и…

Один из пассажиров. Нам ехать надо, не задерживай…

Раздаются другие возмущенные возгласы.

Лифтер. Вам выходить.

Двери лифта закрываются за спиной Михаила. На стене, недалеко от лифта, висит таксофон. Михаил подходит к нему, снимает трубку и сразу слышит женский голос.

Женщина. (раздражено) Вы почему сюда звоните? Вы сюда права не имеете. Вам департамент по суициду.

Михаил. Я к ним и планировал, а тут вы…

Женщина. Ждите.

Слышно, как женщина говорит куда-то в сторону.

Женщина. Сто пятнадцатый? Опять ваши. Распустили совсем.

Сто пятнадцатый. Михаил… Хамите… В дело не внесем, но учтем. Сейчас вам необходимо заслушать предупреждения по ряду нарушений правил пребывания в Здании для подопечных нашего департамента. Напоминаем вам, что у вас еще есть возможность снять с себя условное наказание.

Михаил. (шепотом, в сторону) Условно рад.

Сто пятнадцатый. …подумайте о том моменте, когда сможете стать полноценным обитателем Здания, перестав быть условно-мертвым. Подумайте хорошо. Вы внимательно слушаете?

Михаил. Да, я весь…

Сто пятнадцатый. Не забудьте после – расписаться в ведомости. Итак… Пункт девятнадцатый. Подраздел семьдесят восьмой: несанкционированное влияние на вновь прибывших. Штраф в виде продления срока условного пребывания.

Михаил опускает трубку и прижимает ее к стене. Хорошо слышен голос Сто пятнадцатого.

Сто пятнадцатый: Пункт девятнадцатый. Подраздел восемьдесят пятый: нарушение дисциплины в рабочем коллективе. Штраф в виде…

Михаил вешает трубку телефона. На какие-то секунды он оказывается в тишине. Позже где-то неподалеку открывается дверь, слышен стук печатной машинки и приглушенный разговор, в котором сложно разобрать слова. Раздается звонок таксофона. Михаил поспешно берет трубку и слышит чей-то диалог.

Голос первого. …что за ребячество?

Голос второго. Без вас я своих ошибок не признаю?

Голос первого. Без нас вы ошибетесь в определении главных.

Разговор обрывается. Какое-то время Михаил ждет, потом дважды нажимает на рычаг телефона. Слышен разговор двух женщин.

Первая. Зову всех подруг, не опаздывай.

Вторая. Поняла, поня...

Михаил жмет на рычаг телефона. Осматривается. Его взгляд скользит по кабель - каналу, идущему от таксофона вверх: на высоте в два человеческих роста из него торчат разорванные провода. В трубке раздается щелчок и вновь слышен голос Сто пятнадцатого.

Сто пятнадцатый.… продления срока условного пребывания. Пункт двадцать. Подраздел четырнадцать: нарушение рабочего графика. Штраф в виде продления срока условного пребывания. Пункт двадцатый. Подраздел пятнадцать: нарушение условий перемещения…

Михаил вешает трубку. Разворачивается. Перед ним мужчина, держащий в руках помятый листок. Мужчина кивает в сторону открытой двери в начале коридора.

Мужчина. Вас это… звали уже. Вы бы зашли… Ведомость….

Михаил кивком благодарит и идет в кабинет. Как только он перешагивает порог, ему протягивают небольшую стопку бумаг. Он бегло читает текст, в нем мелькают имена Инги, Яра, мистера Савора, Ольги и номера нарушенных статей. Ему подсовывают ведомость, он расписывается и выходит. Его уже ждет открытый лифт, в нем только Лифтер.

13. ОФИС

Михаил заходит в офис. Kiyoshi и Ольга сидят на своих рабочих местах.

Ольга. Миша, зам. администратора звонил, он вас не дождался.

Михаил. Всё – потом.

Kiyoshi. (Говорит по телефону.) …м-р Савор, мы все сделаем, обязательно!

Михаил подходит к столу Kiyoshi, садится на клиентский стул, напротив него. Разговор Kiyoshi и м-ра Савора не прерывается.

Kiyoshi. …я передам, я…

Михаил протягивает руку, ладонью вверх, жестом прося телефонную трубку у Kiyoshi. Тот растерянно смотрит на Михаила и отдает трубку.

Михаил. Алло?

Михаил поднимается, не переставая смотреть на Kiyoshi.

Михаил. Эй, как там тебя?

Михаил говорит в трубку, но фактически обращается к Kiyoshi.

Михаил. Алло!

Kiyoshi приподнимается со стула.

Михаил. В трубке – тишина, Kiyoshi, ти-ши-на...

Михаил несколько раз жмет на рычаг телефона.

Михаил. И ведь никаких гудков…(раздраженно) Скажи, на кой черт тебе телефон?

Михаил резко кладет трубку на телефонный аппарат. Ольга приподнимается, словно порываясь остановить Михаила.

Ольга. Миша, что вы…

Михаил отворачивается от Kiyoshi, опирается руками о край стола и говорит тише, спокойнее, смотря в стену.

Михаил. Что это я? Зачем вам вообще нужны телефоны? За что цепляетесь?! Администраторы, замы, Kiyoshi со своим галстуком…

Kiyoshi. (Раздраженно. Перебивает.) Неудобно вышло, можно я перезвоню? Вы же сами и просили!..

Kiyoshi поднимает телефонную трубку, начинает набирать номер.

Ольга. Так же нельзя, Миша…

Михаил. Неудобно. Мне вот чертовски неудобно. Точно. Выходим-ка все вон, друзья... Давайте, скорее…

Михаил задевает стопку бумаг со стола Kiyoshi, листы бумаги разлетаются.

Михаил. И-и-звините за беспорядок…

Ольга резко встает из-за стола, направляется к Kiyoshi, с ее стола падает статуэтка. На звук разбивающейся керамики оборачиваются все трое.

Kiyoshi. Я сейчас все уберу Ольга, простите, я…

Kiyoshi выходит из-за стола и наклоняется к осколкам статуэтки, Ольга собирает разлетевшиеся листы бумаги.

Ольга. Михаил, остановитесь, не смешно, а завтра… Kiyoshi, да бросьте вы это!

Михаил поднимает один листок, возвращая его на стол Kiyoshi.

Михаил. Завтра?.. Вам, правда, всегда надо сюда приходить?.. Надо конечно…Только, давайте, сейчас… Выходим… Пожалуйста…

Kiyoshi складывает собранные осколки статуэтки на стол Ольги, и, поправив галстук, обращается к Михаилу.

Kiyoshi. Что на вас нашло?! Это ведь и ваша работа. И люди ждут. Мы обязаны…

Михаил подходит к своему столу, перекладывает бумаги.

Михаил. Все верно, вы обязаны…Конец рабочего дня...

На глаза Михаилу вновь попадается оставленная прежде фотография. Он бросает на фотографию папки с документами, подходит к настенным часам, встает на стул и перекручивает стрелки на циферблате с 8:00 на 6:00. Спрыгивает со стула. Садится на край своего стола, спиной к коллегам. Слышно, как они собирают вещи. Позже – звук закрывающейся двери. Михаил привстает и садится за стол, задерживая взгляд на кучке собранных осколков на столе Ольги. Берет трубку, начинает набирать номер, одергивает себя, замирает на долю секунды и все-таки подносит трубку к уху.

Михаил. Инга… знаешь...

Пауза. Чуть слышны ритмичные удары где-то далеко.

Михаил. Так глупо…

Инга. И о чем ты теперь сожалеешь?

Михаил. Я на работе и только что…

Инга. Всё испортил? И вилки разбросаны по столу до сих пор… Какой же бардак после тебя…

Михаил. Извини…

Михаил кладет трубку.

14. ЯР

Открывается дверь и входит Яр. Подросток останавливается, обводит взглядом весь офис и направляется к Михаилу.

Михаил. Решил прийти? Ключи от комнаты еще у меня.

Яр берет стул, стоящий неподалеку, ставит его у стола Михаила и садится на него, вцепившись в сиденье руками. Михаил, в свою очередь, откидывается на спинку стула.

Яр. Не нужны мне ключи.

Михаил всматривается в трещины и потеки на потолке, избегая взгляда Яра.

Михаил. И куда направился? На Крышу?

Яр. Я дважды с собой не зову…

Михаил чуть подается вперед.

Михаил. Так я и не напрашиваюсь. Хотел помочь устроиться. Подсказать, объяснить. По мелочам.

Яр. Не надо мне. Объяснять.

Михаил: Конечно, к чему тебе мелочи. Тебе ведь нужны поступки. И героев ищешь в друзья, так ведь? Ищи, времени на поиски навалом.

Яр. Я надолго здесь?

Яр замечает выступающий из стопки бумаг край черно-белой фотографии и пытается ее вытянуть. Две папки, лежащие сверху, скатываются на стол. Фотография крупным планом. Михаил сначала порывается удержать папки, но, увидев фотографию, останавливается. Яр, всем своим видом извиняясь, кладет снимок на стопку папок.

Михаил. Мы...не знаем.

Яр смотрит прямо в глаза Михаилу.

Яр. Ты и те, на Лестнице, не знают.

Михаил. Мы – это все попавшиеся сюда.

Яр. Я не с вами.

Михаил. У тебя было слишком мало времени… О чем-то ты даже понятия не имеешь.

Яр не спускает взгляда с Михаила.

Яр. Ты говорил, что провел здесь много времени.

Чуть слышны ритмичные удары где-то далеко. Михаил отводит взгляд в сторону. Яр поднимает фотографию со стопки, внимательно рассматривает ее, фотография закрывает Михаила от Яра. Яр чуть опускает фотографию и поднимает взгляд на Михаила. Яр, ребенок на фотографии и Михаил на одной линии. Яр встает, не выпуская фотографии из рук, уходит. Михаил остается на месте, лишь провожает Яра взглядом. Как только закрывается дверь, он замечает на столе Ольги целую статуэтку. Циферблат крупным планом. На часах 8:00.

16. 1 КРЫША

Последний лестничный пролет. Некоторое время Михаил стоит у двери, потом открывает ее. Скрежет ржавых петель. Светло. Михаил всматривается в ясное небо. Свет идет отовсюду. Сильный шум ветра. Михаил оставляет дверь открытой, снимает рюкзак и опускает его на пол. Выход находится у края крыши Здания. Михаил подходит к краю – в нескольких шагах от него останавливается, прикрывает уши руками. Становится слышен звук ударов. Михаил убирает руки, вслушивается в ветер. Идет дальше, останавливается у самого края.

15. КУХНЯ КИРБИКА

Кирбик садится за стол, напротив Михаила, подвигает ему кофейную чашку.

Михаил. …в одном фильме звучала такая фраза «...сегодня я хочу говорить с вами как мертвый с мертвыми, то есть откровенно...»

Кирбик. Хорошо сказано – живым и для живых.

Михаил. Собираюсь идти наверх.

Кирбик. И что в этот раз – до победного?...

Михаил. Если Яр придет, отведи его к Инге.

Кирбик. Она-то в курсе?.. Про Яра, хотя бы.... Похоже, нет… И ты ее вот так оставишь, без шансов на ответный ход? Молодца… Она опять будет бить посуду. Долго.

Михаил. Давай, я потом как-нибудь компенсирую...

Кирбик. А точно будет это – потом?.. Сам-то уверен? Слушай, ну ведь… Искал бы ты сейчас выход для всех, вниз шел бы. Верно?

Михаил. Спроси об этом Яра, когда увидишь.

Кирбик. Спрошу… Ты, похоже, уже собран (кивает на рюкзак, лежащий у стола), а пластинку Мойре опять не вернул. На ней ее любимые записи. Хм… Занеси, пока не ушел. И прихвати с собой пару тарелок.

Михаил. Не смогу.

Кирбик. Инга скоро вернется.

Михаил. Не рассчитывай на нее.

Кирбик. А на кого мне рассчитывать?..

Михаил уходит.

 

 

16. 2  КРЫША

Михаил смотрит вдаль: до линии горизонта большое количество одинаковых зданий без окон, основания которых теряются далеко внизу. Он садится на самый край крыши, вглядывается вниз и, через некоторое время обернувшись, задерживает взгляд на двери. Шум ветра.

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.