Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 28 (бумажный)» Наши гости» Есть только пустота, или «Кооперативништяк» больше не существует? (интервью)

Есть только пустота, или «Кооперативништяк» больше не существует

Рыбьяков Кирилл

 

Кирилл РЫБЬЯКОВ ЕСТЬ ТОЛЬКО ПУСТОТА, или «КооперативништяК» БОЛЬШЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ?  (беседа с Артуром Вафиным)

 

Там, где газы и нефть текут сверх меры по трубам, там, где город Тюмень (столица городов и деревень), – возникла группа Кооператив Ништяк. Ныне коллектив именуется КооперативништяК, что не меняет сути магической музыки, которая исполняется этим ансамблем.

Возглавляет Кооператив Кирилл Юрьевич Рыбьяков. Он же Кюрваль, Рыбокоп, Карл Фишер и Магистр. Вниманию читателей предлагается интервью с Рыбьяковым. В тексте поднимаются вопросы магической музыки, искусства и бессознательного, критикуются Платон и Бойд Райс (у него, оказывается, что-то замыкает в «репе»), а также вскрывается гнойник страшного слуха: КооперативништяК больше не существует!

 

Артур Вафин: Кирилл Юрьевич, в трактате «Ион» Платон утверждает, что искусство – это процесс бессознательного, слепого подчинения внешним силам, идеям, пытающимся чревовещать через куклу-художника. Как автор многих песен о психологии бессознательного, не могли бы вы рассказать о том, в каких состояниях возникает волшебное искусство?

 

Кирилл Рыбьяков: Вообще Платон ни в чем не был прав, по большому-то счету. Катал какую-то бессвязную и бессознательную вату, о чем и написал в своем «Ионе». А если учесть, что это его раннее произведение – то и так называемый «трезвый взгляд» на вещи весьма сомнителен. Он там, по недомыслию, в основном обрушивал свой гнев на вульгарное понимание творчества. Ну, а античные вульгаризмы, думаю, совершенно не современные вульгаризмы в понимании хоть творчества, хоть семи камней на вершине Фудзиямы. Платон родился в семье аристократов, в один день с Аполлоном (разница лишь во времени), посему по нашим ярлыкам был обычным мажором, не более. Сейчас бы он ездил на бентли и был продвинутым хипстером.

Единственная достойная мысль в этом проклятом «Ионе» – это то, что прекрасное только тогда прекрасно, когда существует сама идея прекрасного (мысль прямо как из черепной коробки Лао-Цзы). (Смеется.)

Откуда же берется и в каких состояниях – я на это затрудняюсь ответить. Все дело в том, что в каждом возрасте из разных источников, наверное. В юности, как у Рембо – из ниоткуда, в молодости уже из чего-то менее абстрактного, а все последующее время любое творчество – это ремесло. Как правило, мы видим, что когда киммерийские тени исчезают, то творчество, превращаясь в ремесло, становится более твердым, обретает фундамент и силу, красоту (если есть идея красоты), либо становится непереносимо отвратительным (если есть идея отвратительности). Возможно, конечно, открывая воображаемую дверь в ремесло, что-то по-настоящему главное испаряется... Возможно и так, но мы все находимся в пространстве, где нет ничего главного. Мало того, главное совсем никому не нужно, ибо любому индивидууму нужен, например, крепкий табурет, который под ним не рассыплется неожиданно в самый ответственный момент, когда он глушит конину, которая, как предполагает индивидуум, не превратится в песок какое-то время, как пророчествовал Платон.

Никто не может постоянно тянуть из первоисточника бессознательного свое бессознательное бесконечно. Это как невидимый договор с дьяволом – сначала ты тянешь эфиры из источника вечного наслаждения, потом тебе намекают, что, типа, пора бы и остановиться, налакался уже, твое внутреннее пространство насыщено, давай теперь сам как-нибудь. Просто и доходчиво объясняют из неведомого. Дядя Пушкин вот не мог остановиться, все тянул и тянул – пристрелили, как шелудивого пса – свои же и пристрелили. Лермонтова тоже хлопнули, как таракана... Да и мало ли еще кто, таких любителей халявы было бесконечное множество...

А в каких состояниях – тоже по-разному. В юности, например, я постоянно был слегка пьян и какие-то мои самые удачные творения того времени появлялись в состоянии хмурого утреннего состояния – появлялись моментально, будто всегда были рядом со мной. Сейчас все совершенно по-другому – все появляется долго и продуманно. Вернее, возникает тоже моментально, просто я долго размышляю, стоит ли проявившемуся оставаться проявленным, пытаюсь это проявленное обтесать со всех сторон, как папа Карло Буратино, чтобы мне не было тоскливо лет через двадцать от моего причастия к проявленному. Видимо так.

А насчет Платона, его вульгаризмов, его мажорства и бентли я совсем немного знаю. (Смеется.)

 

АВ: Если оттолкнуться от ваших долгих размышлений о том, что «стоит ли проявившемуся оставаться проявленным», вопрос напрашивается сам собой: бродят слухи, что вы больше не хотите заниматься Кооперативом; правда ли это или же очередная ложь, придуманная желтой прессой?

 

КР: Слухи они всегда бродят. Любой человечек считает, что все остальные люди созданы по его образу и подобию, посему то, что он измышляет своим микроскопическим сознанием, так все и есть на самом деле.

Беда, настоящая беда с народом в том, что все, что они читают, слушают и видят, преобразуется в их черепах в какую-то неопределимую черную массу, в которой сам черт ногу сломит. Ну вот, понахватавшись всего подряд, скомкав в один комок, «мыслитель» пытается развалить и расщепить на атомы эту черную массу, в которой уже нет ни авторов, ни их идей, вообще ничего не осталось, только какие-то фрагменты не понять чего. Причем эти атомы известны лишь одному ему. Ну вот, расщепив эту черную массу, он делает какие-то выводы, измышления, которые потом пытается втюхать автору, ну или потомкам автора, или всему человечеству, как какой-нибудь Белинский, мать его за ногу! Вот вам и бессознательное в полном объеме. (Смеется.)

А КН бросать я не собираюсь и не собирался. КН – это мое детище. А детей не бросают.

 

АВ: Ваш коллега по сибирским шаманским практикам В. Богомяков возглавлял политологическую кафедру в ТюмГУ; ваша кафедра, если не орден, – группа КооперативништяК. Поведайте, с каким целями создавался КН, что было достигнуто, что предстоит?

 

КР: Цели и задачи – это слишком круто. Я с детства живу по Дао. Однажды мой дядюшка подсунул мне книгу. Помню, это было, когда я то ли в пятом, то ли в шестом классе учился... Называлась она «древняя китайская философия». Это был двухтомник. В нем был Дао дэ цзин. С того времени вся моя жизнь, если она есть, идет по отличным от окружающего миропорядка законам. Можно сказать, что в моем мире нет никаких законов, есть только пустота.

Поэтому никаких целей и не было. Мы просто собрались как-то вечерком с моим другом детства, выпили вина и решили малость помузицировать. Потом в пустоте, окружающей нас, стали проявляться вещи. Я до сих пор музицирую, вернее, пытаюсь это делать, а как уж это получается – не мне судить. Мне просто по кайфу это делать. Жить надо кайфово – по-другому, наверное, не стоит. Я, сколько себя помню, делал только то, что желал. А нравится это кому-то, или нет – не мое дело.

Поэтому ничего не достигнуто и ничего не предстоит. Мой мир не офис и не колхоз – целей, планов, достижений в нем не существует по умолчанию, ибо тот, кто умеет завязывать узлы, не употребляет веревку.

 

АВ: Как случился переход от вполне хиппейской лирики в стиле БГ и прочих («В ожидании войны», ранние альбомы, например,  «Кооператив Ништяк им. Арокса и Штера») к текстам и музыке им. Ч. Мэнсона?

 

КР: Мэнсон? Да навряд ли. Чарли, в принципе, попал под раздачу. Чувак только откинулся из тюряги, потусил малость, покурил ганджи, пару кислоты треснул, девок шаловливых себе подклеил, чтоб не так грустно на жизненном пути было, хипповать начал, на гитарешке побацывать, какие-то идеи в череп стали из пустоты проявляться, послушал пару песен Битлз и вдруг нате – пришли мусора и закрыли его пожизненно. Нехило парень разговелся, однако...

Был такой момент исторический – нужно было кого-нибудь посадить, чтобы поставить точку в поколении детей цветов. Ну, вот Мэнсона и закрыли. А мочканули кого-то хиппари или нет – это уже другая история. Постоянно кого-то мочат. Свиней вот каждый день на бойне валят, даже Озборн на бойне свиней мочил в свое время. Так что одной свиньей меньше, одной больше – кому какое дело. Так что Чарли в мусарне парится пожизненно только за то, что уж очень Битлз любил послушать, – вот ведь парадокс.

А про тексты и музыку... Это, кажется, вполне естественный процесс. Трансформация творческих форм – такова сущность этих самых форм. Если б я не придерживался недеяния, я бы все человечество в асфальт закатал, чтобы даже тени не осталось от этого нелепого проявления неживой материи, – вот была бы кайфовая творческая форма! Но осуществление недеяния всегда приносит спокойствие. (Смеется.)

 

АВ: Так как российский рок вам не интересен, предлагаю вслушаться в западный… индастриал. В одну из декламаций Бойда Райса в формате интервью (Answer Me): «Все ищут гармонию, но немногие находят, по той простой причине, что никто не знает, что это слово значит. Считается, что это вечный мир, или же отсутствие конфликта. Нигде в природе не существует отсутствия конфликта! Истинная гармония заключена в способности осознать конфликт и признать его органической частью существования», – сказал Райс. Согласны ли вы с ним? Или гармония, по вашему мнению, нечто иное.

 

КР: То, что Бойду Райсу неизвестно, что такое гармония – я ничуть не удивлен. Поэтому он ее и ищет. Кроме Бойда Райса никто гармонии не ищет. Только Бойд Райс, как оглашенный, мечется в поисках гармонии. В Калифорнии ведь основной продукт питания это желуди, вот от этих желудей у Райса репу и мкнет не по-детски. Так он этих желудей наелся, что ему перестало все нравится, всех он ненавидит: мир ненавидит, деревья презирает, камни пинает ногами в мартинсах, а родственников недолюбливает. Выбросил из своего дома все зеркала, потому что и на себя ему смотреть противно. Такой мерзкий мужичонка, что даже безобидного дедушку Лавея обхамил на смертном одре. Потом марсиане прилетели в Калифорнию, череп ему просверлили, мозги высосали, а вместо них ему напихали туда мох, что на дубах растет, от этого он совсем в лютый нигилизм впал... и «пошла писать губерния» – мелодекламация да треск сплошной. Тьфу ты, черт!

Гармония – это не вечный мир и не отсутствие конфликта. Гармония – это скорее сочетания противоположностей, это как раз внутренний конфликт и вечная война – вот это гармония, если обрисовать ее поверхностно. Углубляться в детали мы не будем – слишком тяжелая тема и времени на ее изучение немерено может понадобиться.

Индастрил же или романсы – мне безразличны границы «стилей». Я слушал только то, что мне нравилось. Мне в кайф как Битлз, так и Би Джиз, как Сельский Джо и Рыба, так и Криптик Слоутер. Я раньше слушал много всего, очень много. В последнее время я почти ничего не слушаю – пресытился звуком и гармониями, в которые Бойд Райс не верит. Да и, в принципе, я человек старой школы, – почти весь новодел в музыке мне кажется жалким подражательством. Это как в кабаке – лабухи только меняют гитары на более дорогие, а играют все те же «яблоки на снегу», только с новым звуком, чуть сменив ритмическую структуру, ну и употребляя при этом совершенно другие по качеству напитки.

 

АВ: И все же о России. Накладывается ли российский контекст и русская почва на ваши магические практики?

 

КР: Да нет, не накладывается. Пространство везде одно и то же. Мой мир не извне, он внутри. Я живу во внутреннем пространстве, там и происходит основная алхимия.

В текстах и музыке (если можно это назвать музыкой) я не практикую привязку ко времени и какому-либо контексту, будь то русский или пуэрториканский, ибо считаю это совершенно излишним и неприемлемым. По молодости да, наверное, какие-то тени действительности просачивались в мое внутреннее пространство, но по ходу жизни все внешнее растворилось.

Контекст – это определенный уровень абстракции, в основном привязанный к языковым догмам. Мне абстракции хватает и без привязок к какой-либо внешней действительности. Думаю, я приближаюсь к уравновешенности содержания и формы, которую Бойд Райс и сподвижники так и не может постичь, а, может, просто прикидываются, чтоб им внешний мир нифилей насыпал в глубокие карманы. Ведь без внутреннего нет и внешнего.

 

АВ: Как вы относитесь к попыткам музыкантов уничтожить своего слушателя. Например, один ваш коллега по ворожбе, сибиряк, в одной из песен использовал текст из заговора на смерть, хорошо это или не совсем этично? И как вообще следует относиться к своей публике – ненавидеть ее или любить?

 

КР: Проявление любви или ненависти к публике – не совсем понимаю, что это. Наверное, это какие-то пиар ходы, что ли. Публика ведь воспринимает только какую-то остаточную тень, типа довольствуется какими-то крошками, объедками после пира. Если что-то делается в угоду публике – будь то музыкальная композиция, роман, полотно маслом или гробница какая – на черта такое творчество нужно? – оно в принципе не должно существовать, но, нарушая порядок вещей, все же существует. И все мы его жрем, как новогодние мандарины.

Если бы я «заботился» о публике, то занимался бы совершенно другими вещами, уж поверьте. С другой стороны слушателей я уважаю, ибо воспринимать тот кошмар, что выплескивается с поверхности моей внутренней «гармонии» весьма затруднительно. И человек, воспринимающий и принимающий, – это поистине философ и достоин уважения.

 

АВ: Мой последний вопрос касается просвещения, ликбеза: что следует прочесть? что нужно слушать? что смотреть?

 

КР: Этот вопрос, как оскомина, все его задают. Я никому никогда ничего не советовал и советовать не буду. Глупое это занятие  – раздавать советы направо и налево. Исследователь сам должен находить и постигать. Не стоит показывать сразу все необходимые предметы, потому как тот, кто делает большие шаги, не может долго идти.

 

АВ: Согласен, что вопрос банальный, но фэны ждут, жаждут откровений... Переформулирую вопрос. Не могли бы вы тогда дать антисовет: не смотри, не слушай и не читай.

 

КР: Антисовет, по сути, то же, что и совет . Все ведь по-разному ищут – кто в египетских пирамидах, а кто в сельском клозете. Один штудирует Джойса, а другой находит великое в малявах Дарьи Донцовой. Все уравновешено – и в первом и во втором варианте, думаю, достаточно и великого и вульгарного. И там и здесь достаточно пошлости, цинизма и банальщины, наряду с метафизикой, философией и т.д. Любая мудрость – она всегда банальна, так как соответствует сложившемуся положению вещей в определенном, опять же, контексте.

Более важно то, как все это гармонирует в твоем внутреннем хаосе, не более того. И если гармонирует, то какие резонансы порождает – те, которые стоит вырезать из «мирового микса», или же они добавляют отсутствующие по умолчанию гармоники. Каждый сам выбирает тот материал, из которого выкристаллизовывает свой философский камень (или кирпич).

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.