Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 108 (февраль 2016)» Проза» Уехать на Фареры (сказка)

Уехать на Фареры (сказка)

Васильченко Сергей 

УЕХАТЬ НА ФАРЕРЫ

Сказка

Приглядись к фотографиям мест, где хочется побывать.

 Приглядись — возможно, ты уже там.

 

1

Двадцатидевятилетний Грибков вывалился из подъезда на улицу в гражданские сумерки. Это не метафора,  как кое-кто мог бы подумать, а реальный термин, это когда только-только солнце начинает садиться. Самое начало вечера. После гражданских будут ещё и навигационные сумерки, и астрономические...

Настроение у Грибкова было паршивое. Он только что поругался с женой. Повод банальный — он мало зарабатывает, а у них маленький сын. И ещё они пару лет назад взяли кредит, и уже полгода за него не платят. И скоро, судя по письмам в почтовом ящике, начнут приходить коллекторы и приставы

Грибкова достали эти упрёки. Достала эта ухудшающаяся с каждым днём ситуация. Он старался зарабатывать больше, но не шибко-то получалось. Зато в последнее время стал пить чаще, чем раньше. Стал заходить в пивнушки по вечерам и заказывать одну кружку, и ещё одну, и ещё одну...

Последними словами, кинутыми в спину Грибкова женой, когда он уходил, были:

- Ну и вали, козёл!

«Эх, что за жизнь,  - думал Грибков, двигаясь по улице без какой-то определённой цели. - Я прожил на этой земле тридцать лет. И вот вышел в вечер, и чувствую себя как маленький бездомный мальчик. Не чувствую, что у меня есть что-то. Дом? Не знаю, сегодня есть он или нет. Близкие люди? Они не поддерживают, только требуют в последнее время. Работа? Могу потерять в любой момент. Нет ничего моего. Полное отчуждение. Уехать бы...»

 

2

Был у Грибкова дружок по фамилии Антонов. Тот постоянно говорил про «уехать на Фареры». И в его устах это значило — умереть или попасть в места не столь отдалённые, или пропасть без вести. Такое вот личное крылатое выражение.

А уехать на Фареры в прямом смысле очень сложно. Практически невозможно жителям средней полосы России, таким, как Грибков с Антоновым.

Была история, один их общий знакомый попал в тюрьму за распространение наркотиков. Никто и подумать не мог, что он этим занимается, с виду обычный семьянин. Знакомому дали 8 лет.

- На Фарерах теперь чалится, - подвёл итог Антонов.

- На нарах.

- Нет, на Фарерах.

- Ну как знаешь.

После таких разговоров Грибков заинтересовался темой, прочитал про Фареры в Википедии. Фареры — это группа островов датского подданства на севере Атлантического океана, где-то между Норвегией, Исландией и Великобританией. Они омываются тёплым течением «Гольфстрим». Население - всего около 48 тысяч человек. 

Живут  себе люди тихо, респектабельно, богато, вдали от большой земли.

На острова прилетают самолёты, приплывают яхты и корабли, привозят, всё, что нужно. А люди, разговаривающие в основном на датском и фарерском, ходят среди милых домиков, среди красивых сумерек. Ощущают на себе, что такое европейская размеренность и комфорт.

Там дует  свежий морской ветер. Там, на Фарерах - красивые береговые скалы и туманное море. На Фарерах нет деревьев, но бродят милые овечки...

«Да, это рай,  - думал как-то раз, сидя перед монитором  и пролистывая фотки с островными пейзажами, Грибков. - Немного холодноватый, но рай. Я хотел бы побывать там. И даже пожить годик или два. Отдохнуть от всего. Или даже, может, всю оставшуюся жизнь провести там».

И было всё равно, что он не знает языков, на которых говорят на островах— ни датского, ни фарерского. Фареры представлялись сказочным, небывалым, чудесным местом. Типа Нарнии или Вальхаллы, где, конечно, все понимают друг друга, где он, конечно, всех поймёт.

 

3

Стоп!

Грибков остановил поток мыслей и движение своей левой ноги. Она почти провалилась в открытый люк.

-  Ну что за отстой? Ну где люк? Украли что ли?

Грибков обошёл чёрную круглую дыру и двинулся дальше. Стало темней.

Через примерно сто шагов ему встретился старый приятель, ещё со студенческих лет — Бугров. Выглядел он солидно, радостно. Ясно было, что у него нормально всё в жизни.

- Здорово, рыжебородый.

- Привет.

- Да ты прямо как Тор.

- Тор?

- Скандинавский бог такой. У него была рыжая борода.

- Понятно.

Пауза. Достаточно длинная. Никто не знает, что сказать.

- Как дела-то? - разрушил тишину Грибков.

- Нормально.

- Ну и у меня

- Пока.

- Пока

И разошлись. А что? У каждого своя жизнь. Кто-то, условно говоря, играет в высшей лиге, а кто-то втором дивизионе — ходит в дурацкой шапке, пересчитывает мелочь. Хотя вроде по одним улицам все ходят...

У Грибкова действительно была рыжая борода. Недавно начал отращивать.

«Борода согревает в холода. С бородой и лицо как-то умней выглядит. С бородой становишься солидней. С бородой ты модный, как Юрий Антонов в восьмидесятых. А без бороды ты, несмотря на свой тридцак, — юнец сопливый».

Усилился ветер и с неба начал хлопьями падать снег — бесплатное бодрящее волшебство для всех и для каждого. От этого крупного снега стало даже чуточку теплей.

 

4

Внезапно на другой стороне улицы — сразу в трёх или четырёх домах погас свет. Линия раздела — дорога. А там, за дорогой, образовалась тёмная сторона (силы?).

Погас свет, а Грибков зашёл уже достаточно далеко. Он сам это понял, и поэтому остановился. Прищурившись, огляделся вокруг.  Примерно так Бэтмен смотрел с небоскрёба на Готем-сити.

На углу дома, возле которого находился Грибков, была пивнушка. И спустя какие-то мгновения герой подобрался к ней вплотную. Увидел на стене перед входом листовку, объявление.  В нём говорилось, что пропала некая Татьяна. Уже семь дней её не было дома. Ушла в клуб и не вернулась. Ниже указывались приметы — тёмные волосы,  пухлые губы, прямой нос, родинка на плече. Ещё ниже была  просьба позвонить, если кто-то что-то знает о её местонахождении.

- Нормально всё с ней, - прошептал Грибков. - На Фарерах она.

 

5

Итак, Грибков зашёл внутрь заведения. Стойка из коричневого дерева, пластмассовые столики, краники и пластиковые бутылки. На полу лимонного цвета линолеум, на стене —  кварцевые часы на футбольную тематику и небольшой плазменный телевизор. Всё вполне прозаично. Он на самом деле посещал эту пивнушку уже не первый раз за неделю.

 - Здравствуйте, - сказала девушка за стойкой.

Раньше он её не видел, типа новенькая. Она показалось ему  красивой, но красота её была необычной, неожиданной. В частности, лицо её было каким-то фантастически бледным.

- Что вам? - спросила она

- Чешского, ноль пять.

Взял пиво, сел за  свободный пластмассовый столик. За медленным поглощением напитка задумался. Не так давно где-то в Интернете он читал статью о статистике пропавших без вести. В России, говорилось в статье, числились пропавшими без вести в две тысячи надцатом году десятки тысяч людей. Более точная цифра для этого потрёпанного мозга была уже невосстановима.

«Что-то много у нас людей пропадает. Это же безумие! Куда они деваются? Ну кто-то, наверно, становится бомжом, кого-то, наверно, убивают, и так прячут труп, что не найдёшь... Но ведь десятки тысяч! Целый милый городок. А может, кто-нибудь из из этого числа попал в некую параллельную вселенную. Или в прошлое. Или в другую страну. Например, на Фареры... Может, с некоторыми из них случается что-то совершенно экстраординарное... Пропавший без вести, я назову тобой дорогу*».

Затем ментальное внимание Грибкова переключилось на роман, который он читал лет семь назад. Название и автор уже стёрлись из памяти. Но там точно был один герой, который неожиданно пропал без вести. Вышел за сигаретами и исчез. И когда начали разбираться, оказалось, что вся его жизнь до пропажи — фейк. Он снимал как бы документальные фильмы, но на самом деле они все были вымыслом... Казалось, он всю жизнь или большую её часть готовил этот побег.

«О да, замыслил я побег...»

  Тут же вспомнился Грибкову и реальный случай на тему побега и пропажи без вести. В  родной  его деревне (да, родом  Грибков был из деревни), ещё когда он был пацаном, сосед, тракторист Пётр Иванович, надев парадную рубашку, украл колхозный трактор и уехал на нём в неизвестном направлении. Никто его никогда больше не видел.

 

6

Громкий смех где-то рядом вывел Грибкова из состояния задумчивой отрешённости. Это смеялась девушка за соседним столиком. Вообще там сидело две девушки. Первая - брюнетка, у второй волосы были русые, кудрявые.

Они пили пиво «Седой Урла». Разговаривали  громко, и он всё прекрасно слышал.

- Лишь бы там никого знакомых не было...

- Лишь бы мой нигде мне не встретился...

- Да нормально всё будет. Не переживай.

- Да меня всё равно трясёт...

- Всё будет как обычно. Ничего слишком плохого не случится.

Им на вид было лет под тридцать. Выглядели они как-то развязно, очень короткие юбочки, леопардовая куртка у одной.

По соседству с их столиком стоял автомат с мягкими игрушками - кидаешь монету и пытаешься схватить сувенирчик с помощью специального механизма. Брюнетка встала из-за стола, выгнулась красиво, кинула десять железных рублей в соответстветствующее отверстие. Начала двигать рычаг. Три металлических «пальца» зацепили плюшевого медвежонка и затем отпустили его прямо над стеклянным резервуаром. Медвежонок отправился  на выход.

- Я выиграла! Я выиграла!

Она захлопала в ладоши, хвастливо показывая подружке игрушку.

- Повезло тебе, - невесело ответила подружка.

Тут в заведение вошёл мужик с золотыми зубами и перекидными чётками.

- Всё девчонки, пора ехать, - молвил он.

- А что за адрес?

- Адрес как адрес. Два парня ждут уже вас...

Грибков представил, как спустя несколько часов эта брюнетка выйдет из подъезда. Когда за секс будет заплачено, когда деньги будут уже отработаны . Она полезет в сумку за сигаретами или ключами. И увидит этого милого маленького медвежонка. И, глядя на него, про себя с сожалением проконстатирует, что занимается не тем, что свернула на кривую дорожку...

Так оно и будет. Наверняка.

 

7

Грибков заказал второе пиво.

- У вас очень грустное лицо, - сказала вдруг девушка за стойкой, наливая пенный напиток в бутылку.

Грибков посмотрел на неё вопросительно. После почти минутного молчания среагировал:

- Да потому что не получается то, что хочется

- Надо просто сильно захотеть, и желания сбудутся. Если сильно захочешь, возможно всё.  Даже то, что противоречит физическим законам - сбросить пятнадцать килограмм, победить рак, попасть в прошлое. Есть  ещё такая цитата: «Ни одно желание не дается отдельно от силы позволяющей его осуществить»**.

- Девушка,  хорошо утешаете! А ещё слишком пафосные слова говорите для этого места.

- А я не утешаю. Можно на ты.

- Знаешь, очень хочется чуда. Настоящего. Не дешёвой гаррипотеровской магии, а именно настоящего чуда. Плотного, качественного.

- Чудеса случаются. Чудеса  ждут за поворотом. Я говорю тебе.

Пауза.

«Странная она».

- Первый день работаешь?

- Да. Попросили подменить.

- Ладно, пойду — начал сворачивать этот диалог Грибков. - Не буду мешать.

- Может быть ещё встретимся.

- Где-нибудь в другом месте...

 

Он поставил пустую бутылку на стойку и вышел в зимний вечер. Стемнело уже порядочно. И всё было так, да немного не так  — на этой улице, в этом городе.  Представьте себе, одинокий человек живёт в однокомнатной квартире. Он уходит на работу утром, возвращается вечером. И за время его отсутствия какая-то мелкая деталь типа статуэтки на комоде, зонта или недочитанной книги, странным образом (по воле домового, возможно) перемещается в другое место. Человек с порога понимает, что что-то поменялось в его отсутствие, но никак не может уловить что именно. Вот сейчас Грибков смотрел на город и ощущал что-то подобное.

«Что же тут поменялось?»

Он поднял голову вверх — на небе светила изумительно полная луна.

- Ещё и полнолуние. Зашибись!

 

8

Грибков перешёл на тёмную (свет так и не дали) сторону улицы, прошмыгнул, будто что-то тянуло его туда, в одну из подворотен. Увидел детскую площадку. Добрёл до неё, сел на покорёженную, с выломанными деревяшками, скамейку.  Было грустно.

«Исчезнуть бы и не возвращаться домой, где никто толком и не ждёт... Попасть бы на удивительные Фареры... Я не хочу быть здесь. Хочу сбежать. Хочу! Разве я недостаточно сильно хочу? Разве я недостаточно сильно прошу? Помоги! Помоги! Помоги!»

Тут рядом с Грибковым, в двух метрах от него, загорелся маленький светлый огонёк, за считанные секунды он расширился до размеров большой двери. Это был портал, и из него лился мягкий, чарующий свет.

Он, Грибков, был услышан.

«Ну нифига себе».

Грибков снял шапку от удивления. И, несмотря на некоторые сомнения и опасения, пошёл к этому свету, к этому порталу. Так, с шапкой в руках, он и вошёл в неизвестность. Исчез...

 

9

Больше Грибкова в уездном городе N средней полосы России никто не встречал. Жена ходила в полицию, писала заявление, но никакого результата это не дало. Как сквозь землю провалился. Пропал загадочно и очень неожиданно. И жена сожалела, что накануне они поругались, что говорила ему резкие слова. Ведь это, получается, было последнее, что он услышал от неё.

- Он должен был вернуться, - объясняла она. - Он не мог просто так уйти. Не попрощавшись...

Дома даже компьютер  Грибкова остался невыключенным. Теперь только и осталось, что смотреть на заставку рабочего стола этого компьютера. А в роли заставки здесь была фотография города Торсхавна (что в переводе означает «молот Тора»), столицы Фарер.

На фотографии изображалась гавань, набережная улица, лодки. Датировалась фотка 2010 годом, то есть была сделана за 5 лет до исчезновения Грибкова. И если бы женщина сильно увеличила эту фотографию, она бы смогла увидеть на повороте, в правом углу, парня, который по комплекции походил на её мужа . И одет был точно так же, как Грибков в день своего бесследного исчезновения. А вот черт лица этого мужчины, к сожалению, было совсем не разглядеть.

Конец

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

*Строчка из песни музыканта Юрия Шевчука

**Автор цитаты — писатель Ричард Бах

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.