Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

За машиной

Антоньев Евгений 

ЗА МАШИНОЙ
(Путевые путёвые заметки)

 

Путь в Германию лежал через литры водки, через белорусский город Ровно – там жила Сашкина подруга.

Пить Саша и Витя начали задолго до поездки. Это был адаптационный кутеж от Европы. Они не первый раз мотались туда за машинами. С этой же целью приник к ним и я.

Все мы оказались одного возраста, поэтому ностальгировали по «Битлам», Градскому, по ВИА семидесятых, восьмидесятых.

Они, как более продвинутые в музыке, могли «отбаянить» в два голоса из русско-народных так, что слезки наворачивались у меня на глаза. Уловив знакомые ноты, я пытался пополнить звучание их песни. Весь вагон поезда «Барнаул-Москва», думается, слушал нас с удовольствием.

До Москвы, за редким исключением музыкальных пауз, я скучал один – мои товарищи или были в вагоне-ресторане, или спали. Своих денег у них не было ни копейки, ни пфеннига. Они выполняли заказ, поэтому дорогу, нескромное питание, ежедневные возлияния, проживание в Германии им оплачивал заказчик. Я вел себя скромно: задрав ноги в потолок, читал или смотрел в окно. Иногда мне приходилось транспортировать пьяное тело Сашки из ресторана. Витя помочь был не в состоянии.

Были эти алкаши давними друзьями. Один был немец, другой – чех. Нет, не генность в них говорила – русская почва одного из сел Алтайского края их испортила, где они прожили свое детство. Иногда переплетение чужеродного с устоявшимися слоями  дает уродливые формы. (Я не имею в виду красавиц-метисок).

Как и в истории, немец Саша доминировал. Чех Витя помалкивал, но ждал своего выхода. И когда Саша был пьян, друг Витя то вытирал ноги о спящего на полу  Сашу, то бил его по ушам. Нормально! Они, может, так веками живут по соседству в своей Европе.

Москва встретила лохотроном аж с компьютером.

- Смотрите, - говорю своим, - меня сейчас точно попытаются «развести».

Так и получилось: обычная преамбула, что оказался счастливчиком выигрыша, но только… Я рассмеялся и по-гусарски свой выигрыш отдал толстой тетке с каменным лицом.

В хмурую социалистическую Белоруссию въехали по-человечески. Пока часть «интернационала» развлекалась с белорусскими подружками, я осмотрел костел в городе Ровно, побродил по старым кварталам и, зайдя в магазин, столкнулся с давно забытыми социалистическими отношениями. На витрине я увидел батарейки – их-то я и искал для плейера. Недолгим стоянием дал понять невидимому продавцу, что я что-то  хочу. Стервозный оклик «ну, подойдите сюда» относился ко мне.

- Это я должен подходить? – устремил удивленный взор на продавца.

- А что, я?!

- До сих пор мне импонировал Лукашенко. Объявлять войну не буду, но и покупать у вас тоже не буду, - и гордо вышел из одного магазина, чтобы в другом залить такое хамство пивом.

Телевизор в снимаемой квартире показывал триумф минчан в КВН и фиаско наших барнаульско-томских «Детей лейтенанта Шмидта».

Наконец, мы вывезли из Бреста разрешенное количество водки, натыканной нам проводником и плюс на дорожку моим скучающим друзьям.

То ли  водка у братьев наших была плохая, то ли  долгое ее употребление, но в фатерланд и Саша, и его друг въехали зелеными и трясущимися. В такси у турка они отходили баночным пивом.

Мы ехали в Детмольд – там у Саши была однокомнатная квартира, гастроном, ой, супермаркет рядом, в который мы первым делом и заглянули.

Не дождешься от меня, друг-читатель, восторгов от их магазинов. Пусть другой их воспевает, а мы о возвышенном…

Водка «Горбачев», по объяснению Саши -- высококачественный немецкий продукт, в нескольких экземплярах вместе с другой снедью заполнили несколько пакетов.

Тут я и «расслабился» со своими коллегами так, что сверху нам стучали поляки (обезумевшие от аккомпанирующего нашим песням электрооргана).

- А что, Саша, не съездить ли нам в Амстердам или на Елисейские Поля? – очень серьезно спросил я.

- Можем, - также серьезно отвечал он.

- А я хочу в Прагу, - сказал известно кто.

- И туда съездим, только возьмем машины.

Машины  мы  стали брать только через полмесяца, а до этого были мечты под «Горбачева» в тесной квартирке.

Я же опять отошел от своих товарищей и целыми днями путешествовал: бродил по близлежащим историческим городкам и созерцал архитектурную сказку предновогодней, пардон, предрождественской Германии. Она была такая, как на открытках.  Я пытался стереть со своего лица надпись «русский», но со мной все равно здоровались пожилые бывшие соотечественники. Они как уехали из деревень бывшего Союза в платочках-шалях, в шляпах и болоньевых куртках, так в них и остались здесь. Очень колоритно смотрятся на фоне древних серых замков.

Поражали спокойные лица коренных граждан этой страны. В них не было «гона» о выживании. Думаю, меня вычисляли по глазам, а не по дорогой европейской одежде.

Во время выходов (уже с подельниками) в магазины предпринимались поиски симпатичных женщин – это можно искать в Джормани днем с огнем и не найти.

- Я вам сейчас покажу красивую девушку, - сказал  Саша. – Вон стоит БМВ семерка. Из нее только что вышла симпатяга с гросмутер под руку.

Ждать пришлось долго, зато стерли пыль с «бэхи».

- Да не смотри ты так откровенно, - засуетился Саша. – Здесь не только так не принято, но и опасно – за один взгляд тебе инкриминируют сексуальное домогательство.

- А вот и не будут, - радостно возвопил я, когда услышал родную речь уст проходящих мимо бабушки и красавицы внучки. -  «Я же говорил: чумазый не может играть на пианино».

Вскоре было очередное подтверждение моей теории.

У нас уже был мой Мерседес, когда мы, съездив в Мюнхен и купив там пятерку БМВ, возвращались домой. Мои друзья – они же шутники (другие назвали бы их подонками) – дали обогнать себя, а сами съехали на парплатц – стоянку. Потерявшись без знаний языка, без карты. я запаниковал. Потом вдруг быстро успокоился, разузнал путем символических знаков номера дорог и доехал до Детмольда,  ни разу не заблудившись. За это я себя очень хвалил. Но в самом городе я не мог найти нужную улицу и в который раз проезжал мимо одного и того же супермаркета, пока, наконец, не решился зайти в него, найти менее занятое лицо и выпытать у него дорогу к Сашкиному дому. На первом этаже -- кафе. Там, за стойкой, стояла симпатичная черноглазая девчонка. Она не была обременена посетителями, поэтому я, распахнув руки и вплетая в свою речь слова «битте» и название улицы, обратился к ней.

- Да говори по-русски.

- Господи, соотечественница! Как тебя зовут?

- Яна.

- Яночка, я заблудился – не могу найти улицу, на которой живу. Помоги мне, пожалуйста.

Я стал объяснять, что находится на этой улице. Подошедшие немцы приняли участие в моей судьбе. Улица эта была совсем рядом. Успокоенный, я как прошедший спецподготовку по донжуанству в особых местах (пединститут)  выдал:

- А что, Яночка,  не могла бы ты мне показать город, а то мои знакомые занятые люди, а мне бы хотелось экскурсии…

- Я работаю до утра.

- Тогда я утром заеду?

И получив согласие, я словно взлетел и вылетел к машине сквозь все этажи через вентиляционную трубу. Пока ехал, пока ждал дома своих «заблудших» товарищей, я построил такие воздушные замки!..

Судьба несправедлива: утром полупьяный «интернационал»  не решился сесть за руль, и я повез их за «Опелем». Следующий день был занят оформлением документов. Утром другого дня мы выехали и направились в Данию.

Перегонщики машин из Европы, закормив польских и белорусских бандитов, стали ездить через спокойную Скандинавию.

Сожаления по поводу неудавшейся встречи сильно озлобило меня против моих товарищей. Мы стали цапаться. Назревал взрыв.

В колонне я был последним. Свежи воспоминания, как остался один посреди незнакомой страны – боюсь отстать. Со второстепенной дороги мчится немец на «Опеле» По официальным и неофициальным правилам я должен пропустить его, уйти на вторую полосу. Растерялся от еще неулегшегося негатива. Сигналю немцу. Он шарахается и пропускает меня. Потом догоняет меня и руками показывает на голову. Я развожу свои руки, мол, обстоятельства, но ничего против немцев не имею. Скрещиваю руки на груди и кланяюсь, кланяюсь. Но он все равно материт меня, дает газу, скрывается за горизонтом, чтобы оттуда начать новое наступление на Россию.

Паром привез нас на землю Гамлета, по которой мы проехали остаток дня и часть ночи. Все две недели сон, не шедший в Германии, тут просто скручивает. Лью на себя воду, открыл окно. Холодно, но сон косит. Вдруг слышу гудок паровоза. Откуда-то взялся паровоз. Если паровоз, значит железная дорога. Я что, проезжаю шлагбаум? Этот гудок мне? Встрепенулся. Машина едет по краю дороги. Уснул. Но что за гудок? Экспериментирую – заезжаю колесами на крайнюю полосу. Гудит. Понятно. Но как умно! Снова лью воду. Снова гудок. Сигналю светом. Останавливаемся.

- Не могу, - жалуюсь, - уже дважды засыпал. Давайте небольшой перерыв…

- Я тоже засыпаю, - вторит Витя.

- Надо ехать, - нежно, но настойчиво говорит предводитель.

Мы разминаемся несколько минут снова едем. Мечтаю о пароме, на котором я непременно усну, не выходя из машины и не поднимаясь в каюту.

Фиг! На пароме не спится. Ведь на ночную Балтику надо посмотреть...               

 Снова в путь до Стокгольма.

Швеция - чудесная страна. По радио звучат мелодичные шведские песни. За окном - строительство. У прибрежных скал отвоевываются площади и строится Стокгольм. Ожидаем въезд на очередной паром. Вот швед-докер с сигаретой и кофе идет по причалу. На пустую бочку кладет дымящуюся сигарету, ставит чашку с тоже дымящимся кофе, садится на трейлер, перевозит груз, подходит к бочке, пьет кофе, затягивается сигаретой и снова идет работать...

Мы на судне. Это многоэтажное чудо с языковым непониманием, но есть понимание улыбки, открытых глаз, есть ответ тем же.

В первый час пути финны-попутчики были уже пьяны. Говорят, это Россия виновата - мы их споили до семнадцатого года. Уж сколько лет прошло. А они все пьют и пьют.

За бортом множество островков без опознавательных флагов. Я один, горбатенький, занял. На нем каменная глыба, несколько деревьев. Увидите – не занимайте: это мой.

И вот мы в Финляндии – «в приюте убогого чухонца». Несемся к нашей границе. Витя потерялся в Хельсинки. Мои уговоры искать его, не выезжая из города, не возымели… Ведь только русские не бросают своих...

Мы встретились на границе, прождав Витьку часа два.

Финский таможенник невзлюбил меня за проезд под красный сигнал светофора.

- У на-а-с  за-а  э-э-то-о  шта-аф  пя-атьде-еся-ат  до-олла-аро-ов  и-или-и  тю-урьма-а, - пропел он.

- А вы повесьте светофор на уровне глаз, а не возле Луны, и не будет проблем. Штраф платить не буду, а в тюрьме посижу.

Были еще воспитательные меры на уровне нашего детского сада, но наличие у нас «Сатаны» на самом деле сильно сдерживало их от непродуманных действий.

Но вот мы и дома! Эта риторическая фраза каждого, узнавшего Родину по мусору, по дощатому покосившемуся туалету с не закрывающейся дверью, с намерзшими сталагмитами...

Не кольнуло мое сердце от встречи с Родиной, а заныло от стыда. Кто тебя делает такой, страна?

Уважаемый президент, над нами смеется заграница. Накажите ответственных чиновников -- замылились их глаза. Или назначьте меня главным дворником страны – я наведу порядок. А заодно развешу указатели выезда на Москву в городе Петербурге, в котором плутали мы в утренний час пик.

Город растопил снег. Брызги застят лобовое стекло. Вода в бачке омывателя кончилась – дворник «наждачит» стекло. По вырастающему на фоне утренней зари куполу Исаакиевского собора подсказываю Саше, где Невский проспект.

Наконец, выезжаем, измочаленные гонкой. Стараюсь сдерживать гнев, но иронии не могу:

- Саш, а чем вызвана гонка?

- Не лечи меня – так надо!

Вот так всегда отвечает. Что ж, он – предводитель, а я лезу вторым в берлогу.

Родина - это еще и инспекторы ГАИ.

Сворачиваем к колодцу, чтобы залить воду в бачки омывателей. И вот они, доблестные…

-Вы пересекли сплошную линию разметки.

-А где вы видите на заснеженной дороге разметку?

Я могу лезть не только в берлогу, но и в бочку.

-Подожди, - умиротворяет меня Саша и долго шепчется с ментами в их машине.

За германский адрес Саши нас отпускают.

Ночью едем по тропам Сусанина, минуя Москву. Останавливаемся под Владимиром на ночлег. Оттепель сменяется лютым морозом. Дорога, на которую выезжаем утром, блестит. БМВ с антизаносной системой -- скорость сто десять. Мой «Мерин» сказал, что у него такой нет и в доказательство совершает пирует со множеством фуэте перед УАЗиком, чудом не ударив его.

-Да пошли вы... - сказал я и остался один.

Потихоньку въехал во Владимир, поменял валюту и – дальше, в Сибирь.

Какие это все же трущобы – Подмосковье. Уйдя за МКАД, ты оказываешься в другом, остановившемся мире шестидесятых годов. Мрачные столовые с посеревшими досками, жуткие неухоженные дома, падающие заборы. Поверьте, наша Сибирь обжита намного лучше.

Ехать одному – удовольствие. Правда, любимые кассеты не востребованы – в машине СD. Как будто хочется спать, но попытка это сделать не приводит к желаемому. Снова еду и еду. Снова и снова в придорожных кафе заказываю два двойных кофе.

Проезжаю район Тольятти. Впереди девятка с транзитным номером. Обгоняю. Тот бодается – увеличивает скорость. Губами передаю, что о нем думаю. Оставляю его дышать выхлопными газами, но впереди поворот в девяносто градусов, а под колесами гололедица. Я вошел в поворот и вышел из него. В который раз себя похвалил, но остановил машину и с домкратом в руке стал дожидаться дегенерата с девяткой. Тот издали понял, «что его сейчас будут бить, и возможно, ногами», остановился. Это, слава Богу, был единственный хам за всю дорогу.

Смеркается. Где-то впереди Урал, которым пугали много и часто. Уже темно. Где-то очень высоко огни. Потом вдруг огни глубоко внизу. Дорога заснеженная. Хорошо, нет встречных – разъезд узкий.

Рассвет обнажил равнинные горизонты – значит через горы проехал ночью. Еще одна победа.

Подъезжаю к Кургану. Захожу в таверну. Открываю рот и слышу:

-Два двойных?

Ну надо же, мало того, что она красивая, она еще и умная. Навязываю ей свое общение. Здесь уютно и тепло – сидя засыпаю.

Снова дорога. Останавливает пожилой милиционер. Он не спрашивает документы, а предупредительно, по-отечески задает вопрос:

-Ты что, собрался ехать через Казахстан?

Эта страна – болото для российских перегонщиков.

-Да нет. Знаю, где-то есть объездная дорога.

Он очень подробно объясняет, как не прозевать эту дорогу. Господи, почему хапуг в погонах больше, нежели участливых инспекторов. Со множеством благодарностей, осветленный, еду дальше.

Сколько их на дорогах России, обряженных в «мундиры голубые», спрятавшихся за рекламными щитами, за поворотами, в низинах и на возвышенностях? Наверняка, они сумели оправдать свои поборы, и не гложет их совесть. Но есть среди них умные, совестливые, интеллигентные.

Встречались на моем пути назойливые попрошайки в Уфе, Татарстане, которым важно хоть что-то содрать с транзитной машины. Я засмеялся, вспомнив толстого татарина-гаишника.

-Что прислал мне Санта Клаус? – выдохнул он, дотащившись до моего окна.

Я, уже отупевший от дороги, пытался вспомнить, кто и что мне передавал для инспектора с Урала.

-Мне никто ничего не передавал, -  искренне говорю от непонимания.

Он посмотрел на меня, протянул документы и махнул рукой. Боже мой, что он подумал? Я поставил себя на его место и еще долго трясся от смеха.

По-человечески встретил меня омский инспектор, когда я,  подъезжая к городу по освещенной дороге, забыл переключить свет с дальнего на ближний. Ору в открытое окно:

-Утомляет не дорога, а вы…

А он удивительно вежливо, отдав честь, отвечает:

-Не могли бы вы переключить свет.

Чтобы искупить свою невежливость, желаю ему много хорошего и по самой утомительной дороге еду в гнусный город Новосибирск, славный своей чопорностью и амбициозностью. Его представитель в погонах подтверждает эту характеристику, когда гололед выносит мой Мерседес на перекресток под красный свет. Возьми штраф, но не чванься своей «столичностью»! Я дал ему денег и сказал, что не люблю ни его, ни его город, когда он попытался противопоставить свой дурно разбросанный Сити «городишкам, расположенным южнее».

Окрыленный своей дерзостью поехал на юг.

Я подъезжал к Барнаулу, подъезжал к новым проблемам. Но сейчас меня ничто не беспокоило. Была радость от предстоящей встречи с родными и близкими, был восторг от побежденной дороги.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.