Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 29 (бумажный)» Поэзия» Дурацкий рай (подборка стихов)

Дурацкий рай (подборка стихов)

Травников Семен 

ДУРАЦКИЙ РАЙ (подборка стихов) 


● ● ● ● ●

Я просто так, для любви,
есть. Привычки, словно реальность,
сон лучше, чем пробуждение.
Всё возможным делаем мы
с тобой.
Понимание
меняется на внимание.
Я хочу узнать, как
ты есть, ведь нет ничего
удивительнее. Я хочу понять,
как мне верить, и хочу быть
собой или способностью быть собой.



● ● ● ● ●

трепет сердца в зелёном 
пламени совпадений –
как вечное возвращение 
в наш повсеместный дом,
полнокровное беззеркалье. 
и мы, производные памяти,
бредём на ощупь за стрёкотом 
интонаций, шорохов, вдохов,
прочь от сладкой солнечной смерти –
в нечаянный crossdimension,
как сон в суете вокзала
в Ла-Сьота, Пушкине, Снежинске

ноябрь 2011



● ● ● ● ●
 Свете

Вот, погляди, если тебе интересно, 
Я вытащил из груди свое сердце,
Одержим божественной эйфорией,
Я хочу тебе его подарить.
Ты спрашивала про глаза, волосы на груди,
Мышцы, пальцы? – Должно хватить.
Это плоть, механизмы. Я
Ни за что не умру раньше тебя.
Что до чина и состояний,
(Ты как-то спрашивала), – это не тайна.
Я – внебрачный сын короля.
Если хочешь, поднимем восстание.
Все получится – деньги, армия,
Я могу подарить тебе царство,
Нет – так буду простым свинопасом.
Но это не я. Ведь рука не я,
Ведь не я – слова. В этом нет меня.
А я – тебе, и посмотри,
Как мало этого «я» внутри.
Это нежный маленький мальчик,
Восторженно ищущий матери,
Это липкий и сладострастный бес,
Который тебя и себя съест,
Это немного слез, смех, радость.
Можешь выбросить, если тебе не надо.
Смешной сгусток мечтаний, мечтишек, мечт.
Всё тебе. Это я, а меня нет.



● ● ● ● ●

Говорение – это шум на месте молчания.
Самоописание тишины. Восполнение
внутренней пустоты прошением у нее прощения.
Идентификация через языковое преодоление.
И так далее. «Я в тебе есть» вместо каждой фразы.
Расскажи про мир последовательностью артикуляций,
выталкивай воздух, старайся не задохнуться.
Ты не знаешь, нравится ли тебе просыпаться,
я не уверен, можно ли вообще не проснуться.
Мы ищем друг в друге приемлемые варианты себя.
Понравившееся существует в текущем. Tres bien.
Здравствуй, поле возможностей, доброе утро,
любое, вписанное в окружность,
взгляд, сотканный из переплетений.
Не претендуй, просто будь одним из мгновений.
Кажется, тебе по пути с каждым,
ну что же, а я – это любой.
Ограничим себя запасом местоимений –
мы, выросшие из вещей,
мы, интонации, мы, пустые проемы дверей,
мы всего лишь сделаны.
Мы несомненно есть
друг в друге.
Мои руки не знают своих движений,
лучший мир говорит слова на твоем языке, –
производные от невыясненных с ним отношений, –
они останутся, вероятно, станут песком
каким песком слова станут
теплым песком
белым песком
мягким песком
мокрым песком
освещенным солнцем песком

песком который уносит ветер
песком на котором можно лежать закрыв глаза
купаться в воде возвращаться и рисунки начертанные на нем унесут набегающие
волны 

май 2010



● ● ● ● ●
                                                             к И.

Дети разбужены звоном посеребренных пальцев
Их хохотом мир вокруг убеждается в необходимости соответствия,
А уверенность в том что все есть оживляет предметы.
Насыщенность это работа для обладателей пустоты.
Облака начинают жить если возможно плыть над ними.
Дети выпрыгивают из чужих могил
Разворовывая разноцветные кости
Внутренний апокалипсис настойчиво над собой смеется
Вызывая у нас желание слушать солнце.
Смерть в ряду прочих вещей умудряется сохранять свежесть
Воля и тяга к ней оказываются единственной бесконечностью.
Грязь, окружающая детей, освящена их внутренним интересом
Капающая вода замирает от своей последовательности
Истоки ручьев придуманы для усидчивых взглядов
Пожар вызывает смех очевидностью слов о горении
Скорее расцвеченность чем необратимость характеризует гниение.
Красота есть. Воздух есть. Мгновение их невозможности
Вызывает скорее усталость, чем осторожность.
Пение песен – исконный труд сборщика листьев
Запахи листьев, их цвет и вкус освобождаются этим процессом
Иначе цель обозначена как уличение мира в обилии совпадений.
Почва интересна лишь тем что и в ней есть движение,
Каменные первоосновы цветов увлечены свечением.
Приближающаяся тишина ощущается только в моменты насыщенности.



● ● ● ● ●

я – моя вещь, существующая среди других вещей,
я склоняюсь перед любой уверенностью в собственном наличии.
колени привычно мучаются отсутствием пола.
горы уходят в почву, клюв точит вершина.
не просыпайся спи и смотри на
разрушенные дома и воздушные шахты
статистов реальности, их кристаллизованные мечты.
работники сферы контента приветствуют тебя цезарь
только выучи по словарям топ запросов за месяц
welсome. освенцим мыслей, стерилизованный
внутренней пустотой перечисленного.
мы называем предметы каждый в своем сне.
покупаем тепло, и наши руки не
контролируют точки существования. сердца наполняются
воздухом. мы все-таки просыпаемся
в подконтрольное утро. веки закрыты пудрой:
видим не мы, а лишь наши одежды.
слова, как ты теперь знаешь, содержат
любое. ты – то, что ты предоставляешь.
бог требует то что действительно есть, обещая общение
с вещами. тени устало констатируют свое присутствие.
освещения нет кроме старого телевизора. пространство –
отфильтрованное ментоловое разнообразие:
горящие скатерти, сломанные цветы,
кусоччатость наготы, лоскутья платья,
несколько слов, еще меньше взглядов,
и мы, делающие вид, что случается именно то, что нам надо.

март 2010



● ● ● ● ●

разувайся, ретивое солнышко,
бросай здесь игрушечки-косточки,
оставляй сердце, пойдём со мной – 
волос твоих золото мыть в горьких лужах,
пить пьянящий песок из осколков ладошек,
хлеб-вино воровать, целовать лёд обветренных губ,
лёжа в мокрой траве на обочине федеральной М8
среди безнадёжной ночи.
нам не будет ни половины царства, ни бочки в глубоком море,
ни шатров расписных, ни однушки под ключ на Сходне, –
только хриплый от пыльного воздуха шёпот,
солёная кровь ободранных пальцев, дрожащая кожа
и сбивчивый пульс наших слишком живых тел.

2012 



ДУРАЦКИЙ РАЙ

твое состояние ветер.
я люблю твое теплое сердце.
мы, солнца лучами пронзенные,
узнаем, что делать с собой.
липкая вера, как кожух мгновения,
нелепо объединяет нас, растворенных
в памяти,
забвением глубины вещей.
и, сейчас оказавшись здесь,
в этом хаосе новизны, гетерогенные, ломкие,
мы немеем в костях сознания.



● ● ● ● ●

Я касаюсь клетки, в которой горит зверь.
Время тает, как снег под босыми ногами
И над нашими трепетными телами
Нависает рваный, больной апрель.
 

● ● ● ● ●

Меня полюбила ночь вместо талой воды
Твои губы мне шепчут сны
Я почти забываю ды-
шать из-за света полной луны

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.