Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 111 (октябрь 2016)» Проза» Прикушенный язык и обмоченные штаны (рассказ)

Прикушенный язык и обмоченные штаны (рассказ)

Контуков Никита 

ПРИКУШЕННЫЙ ЯЗЫК И ОБМОЧЕННЫЕ ШТАНЫ
Рассказ


Наступила осень, пожелтела листва и тридцатипятилетнему холостяку Игорю на душе стало совсем грустно. Ему вообще часто бывало грустно  -  он предпочитал сидеть сложа руки и рассуждать о том, как плохо всё устроено и что всюду несправедливость и произвол. Причём сам он ничего не делал, чтобы устранить эти недостатки  -  он хотел увидеть рай даром. Примером для подражания Игорь тоже не был  -  совсем не аскет, любил хватить лишнего, по синему делу искал приключений.

Вечерами Игорь захаживал в гости к соседу  -  Алексею. Тот был женат, имел двоих детей. Обычно Лёха за пару минут надевал немытые ботинки и пыльную куртку, и они с товарищем пропадали на часок. Но теперь холостяк почувствовал в соседних стенах родственную душу  -  жена и дети Лёхи смотались на дачу на пару недель. Теперь им не нужно было никуда уходить, теперь вся кухонька была в их распоряжении. Алексей щедро встречал гостя: толстыми кусками резал колбасу, доставал из загашника бутылку водки, ставил на стол банку из-под кукурузы вместо пепельницы. Теперь никто им не помешает  -  можно поговорить по душам. 

Игорь не имел постоянного заработка, перебивался как мог, подрабатывал где придётся  -  халявый уксус был для него слаще сахара. Мужик не первой заварки, от угощений Игорёк не отказывался, набивал рот всем подряд, ничем не брезговал. Хлопнув рюмаху, он первым делом ругал власть: много ли отведено места под солнцем таким как он? Только и слышишь: кризис, санкции, военные действия на востоке Украины  -  хоть телевизор не включай. А почему от этого должны страдать простые люди?

Алексей внимал соседушке с кроткой улыбкой богатыря и не думал ему перечить. Он ведь понимал, что тому нужно выговориться, излить душившую его злобу. Жены у Игорька давно нет, любовниц прикормленных не водилось  -  прикармливать было не чем. Сейчас он выскажется, хряснет полбутылки и со спокойной душой отправится в свою конуру, ляжет на диван пузом кверху и ещё четверть часа перед сном будет дунячить в ладошку.

Алексей посматривал на Игорька да приговаривал, выставляя на стол всё новые яства:

-  Да ты никак с голодного края, дружок!

Вот в ход уже пошли соленья. Да Лёхе и не жалко вовсе  -  банки-то Ленка на зиму закатывала, ему только и остаётся открывать да лопать. А всё ж аппетит у Игорька похлеще студенческого  -  вот что значит холостяк. Жрать любит  -  скулы не свернёт! Надо сказать, сегодня он особенно активен  -  рот битком набит, даже говорить не может. Ещё котлету не доел, а уже за огурчиком солёным тянется. Видать, совсем без денег сидит. Или случилось что? Жениться б ему надо, а то всё ветром гуляет. Я колобок  -  колобок, по амбару метён, по сусеку скребён, на сметане мешон, на окошке стужон. Со смеху удавишься! Где ж лиса плутает  -  та, которая его прихлопнет разом?

-  Нет, спасибо! Я никогда не женюсь,  -  Игорёк был категоричен.

История не из приятных  -  вспоминать нет желания. Он с тех пор и баб-то всех до единой возненавидел. Лет пять уж прошло, а всё равно тошно. Супруга его изменила ему с фитнес-инструктором. И ладно бы со слесарем в обнимку плевала на их брак, так нет же  -  выбрала именно этого мускулистого парня с нагеленными волосами, красавца, который два раза в неделю безнаказанно хватал её за ягодицы. До сих пор у него кулаки чешутся, хотя Лёха удерживал его тогда, как мог. Смотри, дескать, где ты и где он: "Два удара, Игорёк, и от тебе место мокрое останется".

Потом жизнь понемногу наладилась  -  инструктор по фитнесу насмерть разбился в автокатастрофе, а Светка осталась с носом, с горя укатила к родителям и живёт теперь со стариками в деревенской глуши.

Поговаривают, будто Игорёк перед тем событием трое суток просидел с петлёй на шее, а как узнал, что хахаль Светкин разбился, ободрился разом да в магазинчик побежал за шампанским  -  весть радостную спрыснуть. С тех пор и крепится лишь мыслями о справедливом воздаянии срамной блуднице. 

-  Пусть хоть на коленях приползёт  -  не пущу на порог, так и знай!  -  хорохорился Игорёк, которого хмель делал злобным и решительным.

Алексей усердно хлопал по соседскому плечу своей тяжёлой пятернёй.

-  Правильно всё говоришь. Правда, были бы у вас дети, ты бы по-другому запел.

-  Дети-то мне нахрена?! Хорошо, что детей-то нет! Мне одному хорошо живётся.

И прихлопнул стаканчик. Затем, помолчав, прибавил: 

-  Ещё немного  -  и я миллионером буду.

Алексей громко расхохотался:

-  Шути, шути, соседушка! Миллионером он будет, как же  -  держи карман шире!

Подобная реакция немного оскорбила Игорька, но совсем не обескуражила. Он повторил спокойным тоном, как человек, уверенный в своей правоте:

-  Говорю тебе: ещё немного  -  и я миллионер.

Алексей, причмокивая солёным помидором, подхватил его фразу и давай распевать на все лады. Ещё немного  -  и он миллионер. Ещё немного  -  и мы тут все миллионеры! Интересно, что ж он сделать собирается? Совершить налёт на инкассаторов? Или сыграть в лотерею и вытянуть счастливый билет? Насмешил, нечего сказать!

-  Никого я грабить не собираюсь, в лотереи не играю.  -  Понизив голос, он признался:  -  У меня в квартире волшебное окошко в стене нарисовалось  -  всё, что ни попрошу, задарма выдаёт. Хочу, например, ящик пива  -  из окошка мне в руки идёт ящик пива. Или вот билеты на футбол в кассе не достать, а у окошка  -  пожалуйста, лучшие ряды! 

Алексей нахмурился, обвёл взглядом стол.

-  Ты на это не смотри, живу-то я впроголодь. Да и окошко совсем недавно открылось, вот я столоваться к тебе и захаживаю. Конечно, и котлет можно дюжину попросить  -  не откажет. Правда, я боюсь просить слишком часто  -  вдруг захлопнется. Или попрошу слишком много, а оно возьмёт да фигу покажет.

Алексей искоса поглядывал на соседа. Да нет, вроде всё в порядке. Игорёк, конечно, пьян, но до белки далеко, держится. Что за окошко такое? Может, и у него в стене прорезать удастся  -  он тоже не против подарки получать. Халявый уксус слаще сахара.

-  Нет, такое только у меня имеется. Хочет всякий, понятно, да не всякому дано.

Алексей, четверть часа назад насмехавшийся над этим неудачником, почти ненавидел Игорька  -  на фоне волшебного окошка таяло, как мартовские снега, его буржуазное счастье. Машину свою он брал в кредит, херачил на службе в две смены, без сна и отдыха. А этот ханыга всё за просто так получить может  -  протяни руку да возьми! Где справедливость?

-  Бог не справедлив, бог  -  милосерден,  -  важно изрекал Игорёк и давай уминать закуску.  -  Я нуждаюсь, вот небеса и посылают мне помощь. А у тебя всего вдоволь, так и нечего рот разевать.

Закурили. Помолчали.

-  Нет, всё-таки это нечестно,  -  не успокаивался Лёха, из-под нахмуренных бровей посматривая на Игорька. Башкой тот точно не ударялся, люди в белых халатах за ним не гонятся, а всё ж языком чешет много, соловьём тут разливается. Но одно дело языком чесать, совсем другое  -  предоставить факты.

-  Да не вопрос,  -  храбрился холостяк, с каждой рюмкой становясь всё более решительным.  -  Идём, я тебе покажу своё окошко. Только имей в виду: стой смирно, просить ничего не проси. 

-  Это ещё почему?  -  оскорбился Алексей.

-  Да потому что оно обидется, узнав, что я привёл постороннего. Обидется и захлопнется, понимаешь?

Смысл тогда ходить и смотреть? Игорёк может заранее приготовить какой-нибудь фокус, а потом слушай россказни, как у него в квартире золотая жила протянулась. Нужно его проверить.

-  Тогда попроси за меня ящик пива, чтобы я видел, что окошко и вправду волшебное и выдаёт всё, что попросишь. И не накладно для его волшебства будет  -  всего-то ящик пива. Не машина же!

Игорёк кивнул. Алексей уже потирал руки  -  целый ящик пива! Не всё ж ему соседа угощать. 

Поднялись в квартиру Игорька. С коридора начинался жуткий бардак  -  тут одной уборки на полжизни.

-  Не снимай обувь  -  у меня неприбрано.

Заметно. Ступить некуда. Игорёк мусор всякий под кровать затолкал, загородил, чтоб не торчало, крошки со стола рукавом сгрёб и зазывает соседа в спальню  -  просить у окошка пива целый ящик. Хозяйство вести  -  не бородой трясти. Скоро у него столько добра будет, что места в квартире не хватит. 

-  Ближе подходи, а не то скажешь потом, что я фокус какой выкидываю.

Алексей подошёл ближе. И правда, в стене, где когда-то висел красный ковёр с орнаментом, прорезалось окошко  -  красивое такое, с резными створками, с занавесками пёстротканными, уходило куда-то вдаль. 

Алексей не мог удержаться и с любопытством вытянул шею. Что за ёлки-зелёные! Неужели этот звезданутый балбес и впрямь окошко сказочное открыл? Он протёр глаза.

-  Теперь мне веришь? За стеной улица, а окошко вдаль тянется.

-  Пива давай! Окошко ты и сам мог вырезать, а глубину при помощи зеркал создать.

Игорёк приложил палец к губам. Наказал же ему  -  веди себя смирнёхонько, а иначе ничего не получишь. И хлопнул в ладоши:

-  Пива ящик хочу, светлого.

Из окошка выплыл ящик пива  -  только руку протяни.

-  Да уж...  -  протянул задумчиво Алексей  -  чудеса не укладывались у него в голове. Есть ли этому объяснение? 

-  Послушай,  -  сказал он,  -  пиво ещё ничего не доказывает. Конечно, ты знал, что я попрошу пиво  -  что же я ещё могу попросить? Давай ещё что-нибудь попробуем. Или за дурака меня держишь? Думаешь, я щи лаптем хлебавший?

Игорёк пожал плечами:

-  Да без проблем. Давай ещё попробуем.

Алексей почесал затылок, шепнул на ухо Игорьку.

-  Хочу креветок два ведра.

Оппаньки! Из окошка выплыло навстречу два ведра креветок.

-  Ети твою налево!

Алексей стал заикаться, его замыкало на согласных, лицо перекосила идиотская гримаса. Таких сильных эмоций он не испытывал с прошлого века, когда всенародно избранный пропойца во время новогоднего обращения стал вдруг на всю Русь-матушку каяться  -  мечты, дескать, наши не сбылись, надежды он наши не оправдал; лучше бы песенку спел, а то:  "Будьте счастливы  -  вы заслужили",  -  и ушёл. А тут на тебе  -  окошко чудотворное! Похлеще любых политических рокировок, явлений коррупции, кумовства и чинопочитания.

-  Эх, Игорёк, и за что тебе такое счастье?  -  дивился Алексей, прихватывая ведёрко с креветками.  -  Не боишься, если кто узнает, что в квартире у тебя такие штуки творятся? Слухи по нашему дому быстро рассыпаются. Глазом моргнуть не успеешь, как руки отовсюду повылазят и за халявой потянутся. Ишь, морда жидовская, с нами делиться надо, а иначе мы тебе сами обрезание сделаем!

Игорёк испытующе посмотрел на соседа.

-  Я ведь могу надеяться, что ты никому не скажешь?

Алексей энергично закивал головой. Конечно, конечно, на него можно положиться, он и не думал никому рассказывать. И вытащил из нагрудного кармана рубашки пачку "Кэмэл", потряс её, зубами зацепил одну сигарету.

-  Я могила,  -  клялся он.  -  Только мне бы хотелось, чтобы я тоже кое-что имел с этой тайны. Хотя бы небольшой процент.

Игорёк счёл такое пожелание справедливым. Тем более что окошко  -  только начало чудес. У него ещё кое-что припасено.

-  Ещё кое-что?  -  подпрыгнул на радостях Лёха.  -  Ну, брат, так и в список "Форбс" попасть недолго!

Игорёк повёл гостя на кухню. А тот всё никак не мог понять:

-  И чего ты ко мне с хмурой рожей завалился, когда у тебя тут богатства несметные? Что, не выспался? Всю ночь в дисплей тыкал? 

Игорёк только усмехнулся. Пусть Лёха думает, что ему заблагорассудится, он  -  миллионер!

У Алексея даже аппетит разыгрался от волнения  -  он схватил лежавший на столе длинный батон и стал отрывать большие, похожие на вату куски хлеба. А Игорёк распахнул дверь, ведущую на балкон, протянул руку  -  полюбуйся! 

На месте, где прежде был тесный балкон, протянулась гигантская промышленная зона  -  стучат молоты, гудят машины, рабочие хмурятся, кроют за версту.

-  Это что?  -  обомлел Алексей.  -  Как же это оно? Балкон ведь был, а теперь вот оно что!

Игорёк хлопнул его по плечу:

-  А теперь на месте балкона нефтеперерабатывающий завод  -  золото чёрное добывают мне день и ночь, только и успевай прибыль подсчитывать. Шумно, правда  -  посменно работают, ночью, бывает, заснуть не дают. Но ничего, ради барышей и потерпеть можно.

Алексей всё больше мрачнел. Он чувствовал себя тараканом, придавленным подошвой тапка. В то же время у него руки чесались на чужое добро  -  не половину, так хоть четверть.

-  Ну четверть  -  это ты загнул,  -  ухмыльнулся Игорёк.  -  Но компаньоном тебя сделаю. Будешь иметь какой-то процент акций. 

-  Какой-то процент акций? Я что, не друг уже тебе?

-  Эх, брат, сосед и друг  -  понятия, друг от друга далёкие. Друг  -  он выручит, деньгами поможет, приютит, друг  -  он не от мира сего. А сосед  -  это сосед! Он тут, он настоящий, из крови и плоти соткан, матерится как сапожник, орёт на жену и детей, дрелью херачит над самым ухом, здоровается на лестнице через не хочу, уныло протягивает два пальца, плюёт тебе на коврик, дверь ногой заденет, а то и нассыт. Так что ты мне не друг, ты мне сосед. Вот я тебе и дам чисто по-соседски какой-то процент.

Алексей загрустил. Но Игорёк тормошил его вовсю.

-  Идём! Это не всё. Я ещё показать тебе кое-что хочу.

Что и думать, не знаешь. Куда девался тот хмурый бездельник-Игорёк в замызганном трико, который целыми днями смотрел ящик и ругал заносчивых питерцев? Теперь он человек занятой, каждая минута у него расписана, вместо трико  -  костюмчик, лакированные ботинки и блестящие розовые галстуки.

Игорёк привёл соседа в ванную, открыл кран, а из крана  -  бензин льётся, только и успевай ведёрки подставлять. 

-  Здесь у меня рабочих нет. Так, наберу себе немного  -  машину заправить. 

-  У тебя и машина есть?

-  Ещё бы! Не на ногах же себя таскать. Позавчера бэху себе новую купил. Ладно, идём на кухню. Я и забыл...

А на кухне от газовой плиты газовый провод тянется, поставляет сырьё за границу.

-  С нефтепроводом "Дружба" сотрудничаю  -  крупнейшая экспортная магистраль России. Через Альметьевск и Самару проходят и до Бреста и стран Восточной и Западной Европы тянется. Думаю, в расширение Каспийского трубопровода инвестировать. Деньги мне всё равно девать некуда. Завтра я миллионер, послезавтра  -  миллиардер. Баксами буду в деревне печь растапливать.

-  У тебя и деревня есть?

-  Вчера купил. Строюсь.

Алексей был уничтожен. Видя его подавленность, сосед решил поощрить его напоследок.

-  Держи,  -  сказал он, цирковым движением вытащив из-за спины пачку бумаг  -  акций нефтяной компании.  -  Теперь ты акционер общества, мой компаньон.

Алексей хлопнул себя по ляжкам в нерешительности.

-  Спасибо,  -  промямлил он, рассчитывая явно на большее. Хоть бы бензина канистру дал налить. Много ли толку от этих бумажек? 

А Игорёк разросся до размеров гиганта, он приобрёл светский лоск, у него развязался язык, появилось несвойственное ему красноречие. 

Не страна, а чёрт знает что!  -  думал Алексей соседскими словами. Снега на Новый год не дождёшься, рубль валится, нищий из грязи в князи лезет. И за какие, спрашивается, заслуги? Ещё недавно Игорёк жаловался на свою судьбу, вспоминал, как в девяностых ему зарплату консервами и люстрами выдавали, а теперь он кум королю да сват министру. 

Алексей ушёл, надутый. Переступив порог, он оглянулся по сторонам. Увидел склонённое над собой лицо супруги, почувствовал подложённую под голову подушку. Обнаружил себя лежащим на диване под клетчатым пледом. 

Ленка ладонью провела по его лбу.

-   Где Игорёк?  -  недоумевал он.

-  Не волнуйся. Тебе нельзя волноваться. Игорёк умер  -  неделю тому назад. Ты разве забыл?

Алексей выпучил глаза.

-  Как умер? Я только что с ним разговаривал. Он мне чудеса разные показывал, сделал акционером нефтяной компании.

Ленка горько усмехнулась.

-  Тебе приснилось. У тебя был припадок  -  ты прикусил язык и обмочил штаны. Вот тебе и лезли в голову нехорошие мысли. Спи спокойно. Всё пройдёт.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.