Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 113 (февраль 2017)» Поэзия» Зиккурат (подборка стихов)

Зиккурат (подборка стихов)

Шилкин Сергей 

ПРОТОЯЗЫК

 

Сбросил наземь багровое лес-трансвестит,

Обнажив бездну чёрных рогуль.

Жду со страхом – быть может, опять просвистит

Метеор, осветив Чебаркуль?

 

Я сижу на мансарде в посёлке Тотьма.

В октябре звёздный рой падуч.

Но кучкуется за горизонтами тьма

Чёрных стад мериносовых туч.

 

Озарил яркий всполох гряды островов.

Дождь куда-то бежит, семеня.

Что же хочет неведомый мне Саваоф

В этот вечер смурной от меня?

 

Что-то тяжкое вспомнив, вздохнул Аркаим.

В чащах леса трещит кедр.

Слышу, как сопрягается с ритмом моим

Первородный пульсар недр.

 

Чую боль углекопов в подземье  Фусинь

И биенье их нервных узлов.

Вижу бездну глубин и бездонную синь

В неохватной прасущности Слов.

 

В хвойном море – Байкал, в древних скалах – Иссык.

Мчит спирально наш мир земной.

Понял я, что Поэзия – Протоязык.

Так Господь говорит со мной…

 

 

 

БАРАК

                            Внуку Серёженьке

 

На «travel» ретро-поездами

Мной куплен в прошлое билет –

Иду знакомыми местами,

Где не был 30 с «гаком» лет…

 

Стоит барак перинатальный,

А в просторечии – «роддом».

И тополёк пирамидальный.

Из гипса лев с беззубым ртом,

Что сторожит у двери входа

С листвой опавшею мешки.

И лезут в окна – год из года –

Чуть-чуть под кайфом мужики.

 

Я от картин знакомых ожил –

Махнув на свой авторитет,

Кричу себе: «До внука дожил!

И ты, Серёга, нынче – дед!»

 

Я в нетерпении – в огне –

Ору: «Покажь быстрее, ну-ка!»

 

Фланелью стянутого внука

Дочь демонстрирует в окне…

 

 

 

MEMENTO   MORI

 

Не спал я – опять почему-то не спится.

Сквозь зеркало отблеском древних мистерий

Ворвалась мне в комнату чёрная птица,

Как сгусток неведомых тёмных материй.

 

Мерцал на экране таинственно «Google».

Встряхнувшись до костного хруста – знать ломка –

Неспешно литовку поставила в угол

В курном балахоне до пят незнакомка.

 

Я вздрогнул и понял – финал неотложен,

Потрачены жизни мгновенья без толка.

И мой монолог с нею был односложен:

«Ты ангел и, значит, заложница долга.

Так действуй, как должно – не будь идиоткой»…

 

Мы ночь напролёт, не смолкая, «трындели»

С забредшей ко мне сердобольною тёткой –

Внезапною смертью под утро в постели…

 

… «как звать тебя, дева?» – «Астарта-Кибела».

Мы плыли по Стиксу в Хароновой лодке.

В душе моей песнью забытой вскипело

«Memento…», от страха застрявшее в глотке.

 

 

 

 

МЕССИИ

                 

                  Я трудный путь прошёл, дружок,

                  Жил без любви, надежд и веры,

                  Но в 46 свершил прыжок,

                  Душой прорвавшись в стратосферы.

                                        Неизв. автор

 

Почти что не жил, а не то что бы молод

И крошится жизнь чёрно-бело долями.

Я к шпалам свой рельс пригвозжу костылями.

Звенят костыли, принимая мой молот.

 

Поленница шпал, рельсы стянуты в связки –

За годы прогон я отстрою «скайвэя»

И запах мой пота – кровавый и вязкий –

Не смогут стереть ароматы шалфея.

 

Наверх я отправлюсь – и конь, и возница –

Где музыка сфер и обитель смиренья.

Меня не прельщает в ладонях синица –

Ищу я на небе любви и прозренья.

 

Мерцает на шпалах моих креозотом

Запёкшейся крови чернёные пятна.

Душой прикоснулся я к горним высотам.

Мне только вперёд – и никак на попятный…

 

Внизу копошенье – камлают, пророчат.

Слова пролетают, Судьбы не касаясь.

Но, всё же, себя в мудрецы они прочат,

На небо открыто взглянуть опасаясь.

 

И тут мне один намекнул в разговоре –

Цивильный сюртук и «селёдка» на шее –

«Вертайся, Серёга – мы нынче в фаворе.

А к завтрему будет ещё хорошее»…

 

Что нынче в Алеппо? Что будет в Зугдиди? –

Идём по спирали сквозь мор амнезии.

Фальшивы пророки…  А что вы хотите?

Какая эпоха – такие мессии…

 

 

 

ШИЗГАРЕ

 

Улетели стрижи, хотя жаркое лето в разгаре.

Тишина в небесах и средь золота спеющей ржи.

Заполняется утро безмолвное песней «Шизгаре»,

Истекающей с ретроканалов в формате 3G.

 

Сразу вспомнилось всё: и гулянье по Невскому ночью –

Ощущение лёгкое, будто над миром лечу –

И увиденный мной зеленеющий Пётр воочию,

И каштановый «хайер», текущий волной по плечу.

 

И как мы веселились в «Сайгоне», коктейлей напившись –

Да так шумно и «зло», что оттуда нас гнали взашей,

Как, в общаге по сто человек в комнатёнку набившись,

Танцевали всю ночь напролёт немудрёный свой шейк.

 

Всё прошло. Я в избушке живу без железной ограды.

У меня во дворе «лисапед», а не импортный «бенц».

Жизнь я честно прожил и не требую, в общем, награды.

Я российский простой – из далёкой провинции – «пенс».

 

Моя жизнь удалась, хоть мой род не из «пэров» и «донов» –

В уголке моего огорода кизил и ирга.

Но по-прежнему скачет по сценам главарь «Ролингстонов».

Кто бы мог ожидать такой прыткости от старика?

 

Он из тех, кому зал рукоплещет, скандируя: «Браво!»

Я ведь тоже – поверь мне – не прочь от души поскакать.

Но мешают дела – в моём доме детишек орава.

Я строгаю из дуба для зимней охоты рогать.

Не спеша, вместе с жизнью вперёд мы плетёмся шкандыбо.

В мои годы, всё бросив, куда-то бежать – на фига?

Если ж песенка та зазвучит – всё встаёт во мне дыбом

От простецкой мелодии, сделанной, знать, на века…

 

 

 

 

 

ИСТИНА  ИСТИН

 

А у нас, как всегда – «дураки и дороги».

Вдоль дорог колосится полынь-лебеда.

Притаились в тени кабаки и остроги.

Вот такая извечно в России беда.

 

И ещё на Руси воровство повсеместно.

Утащил, что под руку попало – и горд.

Вот уж тысячу лет воровство – как известно –

Всенародные наши забава и спорт.

 

На Руси никогда не внимали пророкам.

Так сложилось – в России беда от ума.

Невозможно пытаться здесь жить по зарокам –

будет ждать за углом вас тюрьма да сума.

 

И надежда на к лучшему сдвиг иллюзорна –

Дух реформ тут по кругу веками витал…

Быть в «стране дураков» дураком не зазорно.

Эту истину истин я с детства впитал.

 

 

 

ЗИККУРАТ

 

Жизнь безжалостно нелепа –

Жажда зрелищ, жажда хлеба.

Смерть-злодейка, целясь в небо,

Строит зиккурат.

 

С дуновеньем едкой смерди

Зиккурата – дюйм до смерти.

Мне не верите? – Измерьте!

Минимум затрат.

 

Воздух туг и неподвижен.

Небо цвета спелых вишен.

Утопая в «television»,вижу, как Сократ

Разрубил – съев яду с гречей –

Узел всех противоречий.

Говорят, Христа предтечей

Был сей Демократ.

 

Расщепить пытаясь атом,

Тот, что выдуман Сократом,

Я корплю над аппаратом –

Я Сократов брат –

Чтоб прогнать по трубам кварки

(будут те шкворчать, как шкварки

В чугуночке у кухарки)

К башне в аккурат.

 

 

 

Части ядер в недрах Церна

(На лугах стоит цистерна

И вокруг цветёт люцерна –

Ab terrAstra ad),

Сбившись фокусом обильно,

К зиккурату мчат мобильно…

 

Но нас крутит мотовильно

Бесов магистрат…

 

 

 

ОФО*

 

Моя кровь стала ржавой. Теперь она ферромагнитна –

Меня тянет к металлу. И вовсе не тянет к добру.

Потаённую дверцу в душе своей я отопру,

Чтоб увидеть в пугающем чёрном пространстве огни на

Бесконечно далёком и близком от нас берегу

Речки времени Стикс, что впадает в безвременье Леты.

 

Недоступны в цене за продление жизни билеты.

За ценой не стою – я готов на любой перекуп.

 

Всё, что было сверх меры отсыпано Вышним, профу

Мне теперь часто снятся Тартар и горящий детинец.

Я решился всё бросить и срочно уехать в Уфу,

Чтоб пожить там немного в одной из доступных гостиниц…

 

Расписался я быстро на бланке в последней графе

И стремглав – черепахой – в свой номер. Спасибо Зенонам!

На карнизе моргало страдальчески слово «ОФО»,

В темноте освещая дорогу мертвецким ксеноном.

 

Мне мерцал, будто дальние звёзды, искусственный свет,

Проходя через мутные стёкла на старом балконе.

На столе три тетрадки и книга – потрёпанный Фет.

И трёхлетний зловонный коньяк в огранённом флаконе.

 

Я плеснул из флакона на донце напиток хмельной

И его проглотил, заедая полоской лимона.

Вдруг в движенье пришла моей чёрной изнанки флегмона,

Сквозь каверны исторгнув наружу скопившийся гной.

И, воспряв, возмечтал я: «Себя на труды обреку.

Буду строить дома, и высаживать парки…et cetra».

Кружит голову маслом эфирным лимонная цедра…

 

Мчится жизни река – я стою на её берегу.

 

 

 

ОФО (башк.) – транскрип. ЭФЭ – УФА  

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.