Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 113 (февраль 2017)» Проза» Знакомый взгляд (рассказ)

Знакомый взгляд (рассказ)

Пахомов Александр 


‒ Да хоть поймай ее, подмани. Пожрать ей может чего дадим, хоть что ни будь. Подмани ее, она заебала. Прикинь, вот люди в том доме, блядь, они просто охуевают уже наверно.
‒ Никса, Никса!
‒ Подмани ее! 
Никса бегает по участку и звонко лает на всех и все. Поди разбери, что у нее там на уме.
‒ Иди сюда, Никса, ко мне! Кискискис.
‒ Блядь, я проебал короче пачку сигарет!
‒ На столе вон лежат…
‒ Ребята, все плохо резко стало.
‒ Никса, поди сюда. Поди сюда, кое что скажу.
‒ Ебте, она что, видит воображаемого белого медведя и загоняет его что ли?
‒ Да она ничего не видит, вот и лает. Паника у нее.
‒ Какая паника? Паника ‒ это когда гидропоники хапанул и упал в люк, который, бля, открыт на дороге. Блядь, приманку подмани, где эта хуйня?
‒ Да все, замолчала.
‒ Вот эта ебень. Никса, Никса, Никса! Иди сюда, тут все есть, и хлеб и водка. Никса! Где галопередол?
‒ Никса, Никса! Сидеть, ко мне, лежать, вокруг, руки на бок. На пол, на пол...
‒ Хахаха, руки в гору, епть.
‒ Так, тихо, команда тихо, молодец. Какая умная собака!
‒ Уу, а ты говорил.
Я и представить себе никогда не мог, что можно так много выпить в одну глотку, затем еще и накуриться. Сверх того ‒ после активно участвовать в разговоре, и просить добавки. Стоик, этот парень.
‒ Блядь, вот ты смотри. Ты живешь в доме, вы что‒то делаете, и собака гавгавгавгавгав!! Как вы прекращаете эту хуйню? А, легко достать ее в доме? Да, не подумал.
‒ Да не орет она у нас.
‒ Как это не орет? А почему здесь она орет, а вы такие: заебись, давай натрем ей соски красным перцем. Да ладно, блин, я гоню, что за херня? Иди сюда, вот молодец, молодец.
Все красные от смеха, набираются сил. У меня болят мышцы, точно я только что вернулся с полосы препятствий. 
В самом центре стола, в угрюмом окружении пустых стаканов и грязных пластиковых тарелок, светит самодельная лампа. Впрочем, тут все самодельное. Подаренная имениннику пятилитровая бутылка виски переходит из рук в руки. 
После взрыва смеха, разговоры рассеиваются шепотом за столом. Напоминает стаю испуганных птиц, дробью слетевших с ветвей дерева, а после каждая по одиночке ищет себе место. Главный стучит кулаком по лавке:
‒ Я требую сатисфакции. Никса, Никса... По‒моему она хавает угли и тащится. Вот на тебя смотришь, знаешь, ‒ главный обращается ко мне, ‒ как будто ты обмазан медом, бородатый... пьешь спирт, и затягиваешь гайку огромным ключом, и весь в меду, думаешь, как же, блядь, хорошо жить.
На той стороне пытаются накурить вновь прибывшего. Все лезут с советами. Он интересуется устройством самодельного бульбулятора.
‒ А почему, а почему... Так нужно, ‒ говорит именинник.
Стоик просит плюшку. Он уже не может до конца озвучить свою просьбу, поэтому "пожалуйста" говорит своим честным взглядом.
‒ А мне двадцать пять лет, ‒ говорит именинник, напоминая всем присутствующим утраченный смысл происходящего.
‒ Тебе же двадцать, сука, пять.
‒ Двадцать пять, двадцать пять, Дима ягодка опять.
‒ Ты самый главный солнечный волос на теле нашего нового города. Ты вот солнечный парень, а расходуешь себя на всякое говно. Вот сколько я на тебя не посмотрю: и радостно, и зло берет, бля. Ты вот как эта собака: бегаешь, бегаешь бля. Сконцентрируйся! Ты можешь сконцентрироваться? Сконцентрируйся, ебте.
‒ Вообще пипец, ‒ не ожидал именинник.
‒ Я тебе дело говорю, послушай меня хоть раз, блядь. Я тебе сколько раз говорил, а тебе все до пизды. Мне инженер сказал: вот Артем, блядь, ты все ходишь и ходишь ‒ за все хватаешься... Нехуй! Возьмись за одно и делай. Достичь максимума! Потом переключайся на другое. Ты, вот как автомобилисты, я не автомобилист. Вот как идет передача, одна, пум, отсечка, другая идет, так и ты, Диман. Вот я охуеваю, у меня был бы мозг как у тебя, епте, я бы уже инженером стал давно, епт твою мать. Ты все мозги ебешь...
‒ Прорвемся, ‒ говорит именинник.
Стоик от смеха едва удержался на лавке.
‒ Я тебе чего желаю, роста, роста! И морального удовлетворения.
‒ Оо! ‒ заорал стоик.
‒ Оо! ‒ его поддержали все присутствующие.
‒ Собой займись, ты умный парень, бля. Если бы у меня такой интеллект бы, я бы в натуре, хуй знает, уже бы инженером стал бы, епть. Ну и пиздюляны ты. Твой батька с мамой сделали буран, прикинь? Родители сделали буран.
Никса опять начинает лаять.
Мне знаком взгляд именинника.
Несколько лет назад я работал продавцом в огромном торговом центре. Как и всегда, за десять минут до открытия, я курил перед входом, пытаясь настроиться на очередной долгий рабочий день. Настроиться никогда не удавалось. Ко мне обратился молодой человек, как сейчас понимаю, он был чуть старше меня теперешнего. Просил он десять рублей на пиво. На нем была громоздкая кожаная куртка, косуха как их называют. Прядь сальных волос прилипала к обгоревшему от солнца лицу. Он был немного пьян, или, сказать лучше, немного трезв. В принципе, обычный парень в обычное утро, если бы только не его запах. Алкоголь, моча, затхлость и пот, казалось, что даже от его трехдневной щетины исходил истошный запах. Я удовлетворил его просьбу, даже старался подержать начатую им беседу. Скорее всего, он увидел во мне единомышленника ‒ в ту пору у меня были длинные волосы. Кожаная куртка, длинные волосы ‒ все это приметы левой стороны. Он клялся вернуть мне деньги. Сам не знаю почему, но я сказал ему, где именно работаю. Его звали Димой.
 С тех пор он часто заходил ко мне в магазин. Всегда с наполовину пустой бутылкой. Иногда он просил мелочь, иногда играл на электрогитаре, смотрел музыкальные альбомы. Он мне рассказывал что-то о своих любимых группах, пока его не выгоняли охранники, звал выпить с ним после работы, но я каждый раз придумывал какую ни будь новою отговорку. Со временем, его присутствие становилось все назойливее. Он приходил почти каждый день, отпугивал хрустальных клиентов, а я нередко получал от начальства за такую "дружбу". В разговорах он почти никогда не упоминал о своей жизни. О чем мы говорим, когда говорим о жизни? О работе и доме, семье и друзьях, увлечениях и проблемах, о чем же еще. Если у человека нет ничего из перечисленного, то разве он не живет?  Я никогда и не спрашивал у него об этих главных симптомах. Разве что однажды он рассказал, что наконец‒то принял душ в квартире своего отца, от того, что:
 ‒ Купаться в речке стало холодно, ‒ заключил он.
Однажды, ко мне в магазин пришел давний товарищ. Мы решили с ним отобедать в ресторанном дворике. Неожиданно, к нам подсел Дима. С полупустой бутылкой, полу трезвый, вонючий. Он попросил мелочь, и принялся рассказывать о злом охраннике, который дежурил на этаже. Мой товарищ спросил у него:
‒ Ты учишься, или работаешь?
Он ничего не ответил. Я помню его глаза. Он презирал сам себя, и осуждал себя. Симптомы жизни. Я понял, почему он ко мне приходил, и почему с тех пор перестал. Он ушел, и больше я его никогда не видел. Мой товарищ недоумевал:
‒ Молодой парень, ‒ говорил он, ‒ не инвалид и не урод, вроде бы с головой.
 Вот и несколько лет спустя, поздним летним вечером, в свете самодельной лампы я увидел тот же взгляд. Он принадлежал совсем другому человеку, не утратившему всех пресловутых симптомов, но уже бесконечно уставшего от посторонних сослагательных. Не впервые у него спрашивали: чего ты делаешь, мне бы такую голову, что гробишь себя на все эту дребедень. Спрашивали за столом, полутрезвые. 
У всех у нас есть жизнь, но никто толком не знает, что это такое, да и что с ней делать. В полутьме дешевого смеха, мы смотрим в глаза друг друга, и видим, как нам кажется, индивидуальные инструкции. "Как наладить симптомы". Мне бы твою голову, он сказал. Будь она твоей, сидел бы ты сейчас и слушал: мне бы твою голову, я бы...
Мне бы зрение орлиное, мне бы парочку ответов, мне бы завистливую тишину. Мои симптомы переменчивы, но я точно знаю, что и у меня бывает такой взгляд.  

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.