Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 114 (апрель 2017)» Проза» Какова смерть с лица (рассказ)

Какова смерть с лица (рассказ)

Контуков Никита 

Остановился Долмат возле третьей избы и давай на ночлег проситься. Сгущались сумерки, сеялась нудная морось, а дальше лесом идти - заплутает. Народ нынче в деревнях несговорчивый, но хозяин тоже бывает разный. Иной и в дом пустит, и у печи посадит, и накормит вдосталь.

- Пусти, хозяин, переночевать, - взмолился Долмат, едва клацнула задвижка.

- Милости просим, коли смерти не боишься.

Удивился пришлец, но в избу пожаловал. Мужики, бабы да малые ребятишки слезьми заливаются и молитвы шепчут беспрестанно. Помолились и облачились в чистые одежды.

- Чего сырость разводите? - недоумевал Долмат.

- Смерть по хутору ходит, - прояснил ситуацию хозяин. - В какую избу не заглянет - клади жильцов в гроб и неси за ворота вперёд ногами. Нынче очередь наша. У Фадеевых была - дед помер, живший бобылём, у Арсентьевых была - вся семья полегла с малыми детьми.

Смерть штука не шутейная и требует постоянной привязанности. Маленькие интрижки ей ни к чему - уж коли глаз на тебя положила, не отлюбишься. А ещё смерть капризная - на одного с молоду заглядывается, а другой жди очереди до пенсии. Да ещё истязает по нескольку недель, тогда как с иным счастливчиком промчится лихим галопом на развинченной кушетке и будьте любезны - отдайте на корм червям. Одно можно сказать наверняка: будь ты хоть городским жителем, хоть горным старцем, которому перевалило за добрую сотню, - смерть неминуема. И если уж ты помер, то это навсегда.

Долмат знал смерть не понаслышке: через его руки рождались целые поколения и целые поколения умирали на его руках. Но какова смертушка с лица - и не догадывался. Наверняка, согбенная старуха, что косит без разбору. А как иначе? Старуха всегда омерзительна и недалёк тот час, когда и сама копытца отбросит.

- Не горься, хозяин. Вас смерть не коснётся, - пообещал Долмат.

Выпытывать подробности не торопился. Может, им примерещилось чего, а никакой смерти на хуторе и нет. Гибнет народ от пьянства и безделия, а валит всё на нечистую силу. Хуторские суеверные, им только дай волю сказки сказывать. То в хлеву развесят лапти, обмазанные дёгтем, чтобы отпугнуть Коровью Смерть - уродливую старуху с граблями наперевес, то на Касьянов день моровых поветрий остерегаются. На день Герасима-грачевника сгоняют посаженных кикимор, а с наступлением весны всячески пытаются задобрить домового, который бесится, обронив старую шкуру, готовый жениться на ведьме. В апреле доброго не жди - пробуждается голодный водяной. А потому следует утопить лошадь, вымазав ей голову мёдом. Водяной, зараза, привередливый - он и накануне Петрова поста подношений требует и поди ему откажи. И лешему скотинку пожертвуй на день святого Егория. Страшна гроза на день Ильи Пророка и не щадит никого - ни живых, ни мёртвых. На Покров нужно овинника умаслить, дабы тот гумно с хлебными запасами не спалил от обиды: пироги ему несут и окропляют углы овина кровью петуха. А от прочих напастей спасаются чесноком да луком, травами разными - чертополохом, петровым крестом или плакун-травой.

Вот и эти носы повесили. Выдумали смерть, которая шастает по домам и подбирает жизни, что гнилые пни выкорчёвывает. Зато болезней кругом полно и подлечиться никогда не мешает.

Долмат был знахарем, бродил по свету с котомкой, набитой целебными травами, задарма ставил больных на ноги, одним заповедным словом раскрывая силу растений.

- На здоровье не жалуетесь? - интересовался пришлец. - Может, подлечить кого?

- Шептунов нам здесь не хватало, - послышалось старческое брюзжание за спиной.

- Я не колдун, я - знахарь, - оправдывался Долмат. - Я употребляю свои знания во благо людям. Мои заговоры - молитвы, обращённые к святым угодникам.

Долмат склонился над маленькой девочкой, прихрамывавшей на одну ногу, пробормотал заклинание и быстрыми движениями рук запечатал замок.

- Это ведьмачиха дочурку вашу спортила. Но ничего, теперь не только хромать перестанет - забегает.

С ведьмами дело иметь Долмату приходилось не единожды. В деревнях о ведьмах наслышаны, но то побасенки - чуть не каждую вздорную бабу бесовкой нарекают, а истинную ворожею мало кто способен выхватить из толпы.

Долмат в последний четверг перед Пасхой в церковь ходил, вывернув одежду наизнанку, и каждый раз мог засвидетельствовать обнажённую ламию, стоявшую спиной к священнику. Другая ведьма и вовсе полетела вверх тормашками, когда знахарь принёс в святое место и зажёг свечу, освещённую в Вербное воскресенье.

- Больше болеть не будет.

Счастливый отец захотел отблагодарить гостя, но Долмат жестом отказался от воздаяния. С заклинаниями не шутят. Пока он живёт в полном нестяжательстве, имеет силу над бесами, случись же принять за свои труды хозяйское злато - бесы разом перестанут его бояться.

 

Легли хозяева спать, а Долмат глаз не смыкает - поджидает смерть.

Отворилось в полночь окно, показалась ведьма, сунула руку. Долмат вынул саблю и отсёк ей разом всю пятерню.

- Прочь ступай, воровка! На чужие жизни нечего зариться.

Завыла ведьма от боли и убежала прочь.

Поутру домочадцы переглядываются - все живы. Нарадоваться друг на друга не могут, хоть брехались и часто, как в любой семье. А всё ж знать любопытно, почему смерть других подбирала, а их жизнями побрезговала. Ужели пришлец стал для них оберегом?

- Хотите знать, - говорит тот, - какова смерть с лица? Идёмте по хутору искать.

Всей семьёй пошли по домам, но нигде не нашли горбатую старуху в чёрных одеяниях. Добрались до избы отца Парфения, служителя церкви, чью дочь старший хозяйский сын прочил себе в жёны.

- Все ли живы-здоровы? - с порога выспрашивает Долмат.

- Дочурка захворала, - признаётся поп.

Разволновался Иван - жених занемогшей девицы. Аннушка больна, а он и слыхом не слыхивал.

Глянул Долмат, а у дочери церковника пальцев нет на руке.

- Вот она-то и посеяла на хуторе смерть, - говорит. - Ведьма ваша Аннушка, с нечистой силой знается.

В тот же миг, как пришлец обличил бесовку, зашлась девушка в хриплом кашле. Лицо натянулось морщинами, как лежалое яблоко, засеребрилась в смоляных волосах седина. Испустила Аннушка последний вздох.


 

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.