Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 30 (бумажный)» Для умных» Деньги и метакоммуникация (статья)

Деньги и метакоммуникация (статья)

Шеленков Алексей 

Алексей ШЕЛЕНКОВ ДЕНЬГИ И МЕТАКОММУНИКАЦИЯ (статья)


Что такое деньги с точки зрения человеческой коммуникации, какую функцию, какую роль они играют будучи вписанными в сеть человеческой коммуникации?

Деньги, обладание деньгами, особенно большими деньгами, самым тесным образом связаны с метакоммуникацией, с командным аспектом коммуникации. Это, пожалуй, самая важная их функция.

Метакоммуникация – это коммуникация по поводу коммуникации, коммуникация по поводу взаимоотношений. Метакоммуникативные послания распределяют или фиксируют роли в системе человеческих отношений – строятся ли отношения на основе равенства или, наоборот, неравенства и иерархического принципа, разной степени жесткости. В основе великого множества разногласий и конфликтов находятся не расхождения в области смыслов и идей, а именно постоянная борьба за власть, за возможность определять смыслы и роли для других.

Мы будем опираться на теорию человеческой коммуникации, разработанной исследовательской группой психотерапевтов и успешно используемой в ряде психотерапевтических школ, ориенти-рованных прежде всего на работу с коммуникацией, с отношениями. Это, конечно, в первую очередь системная семейная психотерапия, Миланская школа и другие направления семейной терапии. В исследовательской группе Пало Альто работали Г. Бейтсон, П. Вацлавик, Д. Джексон, Д. Бивин.

В рамках коммуникативного подхода все человеческое поведения рассматривается как коммуникация. Мы не можем не коммуницировать. Коммуникацией является и отказ от коммуникации, и любые формы ухода (бегства) от других, от общества, и уход «в себя», а также любые симптомы, как невротические, так и психотические. Решительно все является посланием окружающим, все является частью сложной и многоуровневой системы взаимоотношений (коммуникации).

Человеческая коммуникация имеет два аспекта: информационный (передающий) и командный (метакоммуникационный).

Передающий аспект предоставляет информацию, он синонимичен содержанию сообщения. При этом неважно, является ли данная информация истинной или ложной, валидной или невалидной.

Командный аспект определяет взаимо-отношения. Он относится к виду сообщения и, следовательно, в конце концов, к взаимо-отношению между коммуникаторами.

Метакоммуникация определят то, как нужно воспринимать послание – «это шутка», «не принимай это всерьез», «это не шутка», «это гипотеза», «это Истина», «это игра» и т. д.

Таким образом, коммуникация всегда не только осуществляет передачу информации, но и определяет отношения. Самый простой пример командной коммуникации (метакоммуникации) – «это приказ». Метакоммуникация часто осуществляется в невербальной форме – с помощью изменения интонации, жестов, мимики, крика и т. д.

Когда мама говорит ребенку «в коридоре стоит грязный велосипед», то с первого взгляда это сообщение может выглядеть как информационное, но, скорее всего, главное в этом сообщении – командный (метакоммуникационный) аспект. Мама как бы напоминает ребенку, «кто здесь главный». Разумеется, решающее значение имеют интонация, мимика и, в общем, контекст сообщения.

Точно такая же логика работает и в спорах на самые разные темы. В посланиях «мы должны следовать традиции», тэтчеровское «альтернативы нет!», «нормальный человек – это...», «природа человека (женщины, мужчины) заключается в...», а также, в особенности, все обобщения типа «так было и так будет», «это невозможно» – во всех подобных спорах, как и в дискуссиях на любые философские, мировоззренческие и пр. темы, принципиально важно вначале выяснить характер отношений, так как слишком часто настоящий смысл обсуждений состоит в том, чтобы определить «кто главный», чтобы «одержать победу», а не в выяснении содержания проблемы.

Одна из самых распространенных ошибок человеческой коммуникации заключается в непонимании существования проблем на метакоммуникационном уровне (взаимоотноше­ний) и попытках разрешить разногласие на уровне содержания, на котором оно не существует. Такое псевдонесогласие может возникать в связи с какой-либо частной семейной ситуацией, социальным конфликтом или вокруг обсуждения некоей научной гипотезы, но настоящее разногласие будет находиться на уровне взаимоотношений и вращаться вокруг вопроса «кто здесь главный».

В соответствии с коммуникационным подходом логично будет рассматривать обладание деньгами, богатством, собственностью, ресурсами и т. д. именно как послание окружающим. Причем послание метакоммуникативное.

 «Смысл» денег заключается не в отношении человека к самим деньгам, а в отношениях между людьми по поводу обладания или необладания деньгами, особенно большими деньгами, а также возможностью распределять денежные потоки. Первостепенное значение имеет факт отсутствия денег у других, а также доступа к деньгам, к возможности их заработать, а значит, и отсутствие возможностей, которые, как считается, дают деньги.

Эта ситуация сравнима с проблемой собственности. Так, собственность – это не отношение между собственником и какой-либо вещью или объектом («собственностью»), а отношение между собственником и неимущим по поводу предметов, в которых есть потребность у них обоих. В этом смысле частную собственность тоже вполне можно рассматривать как коммуникацию и метакоммуникацию.

Деньги – это не субстанция, не сущность и не некая сила, нет никакой энергии или магии денег, есть лишь не до конца понимаемые и мистифицируемые отношения между людьми. Даже сам язык, сама система понятий и способ мышления, которым мы пользуемся, постоянно мистифицирует действительность. Например, слово «деньги» – это существительное, и во многом поэтому-то столь легко начать видеть в них некую сущность (почти магическую), а не сложную систему социальных отношений и человеческой коммуникации. К сожалению, мы слишком много мыслим существительными и сущностями.

Таким образом, обладание деньгами, а особенно в большом их количестве, всегда является посланием окружающим, это метакоммуникация, смысл которой состоит в том, чтобы обозначить «кто здесь главный».

Одной из главных проблем в семейных отношениях, да и в любых человеческих отношениях, является борьба за власть, которая нередко носит скрытый, завуалированный и не вполне осознаваемый для участников отношений характер.

Власть, основываясь на системном и нелинейном подходе, мы будем понимать исключительно как форму человеческих отношений. «Власть» – это просто определенным образом организованные отношения, а организованы отношения могут быть самыми разными способами, и нет никакого универсального или «естественного» принципа их организации. Разные способы организации отношений могут иметь разные последствия для их участников, как и для всей системы в целом; последствия могут быть ближними или дальними, «эффективные» на короткой перспективе шаги могут иметь совершенно иные последствия в дальней перспективе и т. д. При нелинейном подходе становится бесполезным искать центр, источник или причину власти.

Если борьба за власть становится основой отношений, это приводит к большим проблемам и к разрушению отношений. Эта власть проявляется, например, в возможности определять не только кто и что должен или не должен делать, но и определять, что можно («правильно») или нельзя думать, чувствовать, влиять на мировоззрение, устанавливать правила отношений, устанавливать правило, запрещающее обсуждать правила и процесс их формирования, запрещать обсуждать отношения.

Запрет на метакоммуникацию, то есть запрет на возможность обсуждать характер отношений и саму коммуникацию (уточнять смысл посланий), является одной из важнейших составляющих патогенной коммуникации, а также даблбдайнда (double bind).

Пол Вацлавик в книге «Прагматика человеческой коммуникации» отмечает:

«...чем спонтаннее и «здоровее» взаимо-отношения, тем больше командный аспект коммуникации отступает на задний план. Наоборот, «больные» взаимоотношения характеризуются постоянной борьбой за характер взаимоотношений, в то время как передающий (информационный, содержательный) аспект коммуникации становится все менее и менее важным».

«Здоровые» отношения также характеризуются реальной возможностью обсуждать абсолютно любые аспекты отношений и проблемы, а также возможностью сменять роли и переходить от одного типа отношений к другому, на основе свободного и открытого обсуждения. Отношения вовсе не обязательно должны быть только симметричными или комплементарными. «Равенство» можно понимать как концепцию иного уровня абстракции (логического типа). При таких отношениях возможен свободный переход от одного типа отношений к другим, сферы влияния могут быть недирективно разграничены, без ущерба интересов какой-либо стороны, не происходит застревания на каком-то одном типе отношений или роли, отношения остаются открытыми для изменений.

Большое число терапевтических случаев, описываемых семейными терапевтами, строится по сценарию перехода от отношений, построенных на постоянном соперничестве и борьбе за власть, к отношениям, строящимися на сотрудничестве, доверии и уважении. Способность и открытость к сотрудничеству и взаимопомощи является одной из основ здоровых и гармоничных отношений.

«С точки зрения нейробиологии, мы являемся существами, нацеленными на социальный резонанс и кооперацию. Суть любой человеческой мотивации состоит в том, чтобы найти для себя и дать другим признание, уважение, поддержку или расположение...

Результаты ряда новейших исследований показывают нам человека как существо, ориентированное в своих основных побуждениях на стабильные, позитивные отношения. И этот образ существенно отличается от представлений о природе человека, выработанных естествознанием в предыдущие века.

...Стремление человека к вниманию и кооперации является основой человеческого существования. Альтруистические, направленные на благо других, модели поведения представляют собой нечто большее, чем оптимальные стратегии в борьбе за выживание.

...мотивационные системы головного мозга человека ориентированы на кооперацию и проявление внимания и заботы, и в условиях социальной изоляции перестают функционировать...

…серьезные нарушения и потери важных межличностных отношений приводят к активации биологических систем стресса. Оба фактора: снижение активности мотивационных систем и активация систем стресса могут стать причиной нарушений здоровья человека. Отсюда становится ясно, что люди созданы не для такого окружающего мира, который характеризуется изоляцией и постоянными конфликтами».

Нетрудно заметить, что борьба за власть в отношениях почти неразрывно и сложным способом связана с деньгами. Семейные отношения действительно, как правило, пронизаны борьбой за возможность распоряжаться семейным бюджетом, за право «первого голоса» в вопросах трат, неравенство в доходах также по-прежнему нередко приводит к дополнительным серьезным проблемам.

По мнению семейных терапевтов, семейные отношения «управляются» правилами, но эти правила не являются чем-то внешним или трансцендентным, они формируются и устанавливаются в ходе сложного процесса взаимоотношений, основанного на механизме обратной связи. Эти «правила», можно сказать, и есть сами отношения. «Правила» одновременно и создаются отношениями, и сами потом в определенной мере создают и поддерживают отношения. Системная семейная терапия основывается на парадигме системного мышления, теории систем и нелинейности. К ее основным идеям можно отнести отказ от линейного каузального мышления в пользу нелинейности, признание механизмов обратной связи и рекурсивных петель, а также идею аутопоэза. Поиск каких-то первопричин или внешней причины какой-либо проблемы является в рамках системной парадигмы неприемлемым. Что касается «правил» отношений, то чаще всего процесс их формирования не вполне осознается их участниками, а временами вообще не осознается. И эти «правила» начинают восприниматься как нечто неизменное и вечное, как «естественное», «природное», «божественное» и т. д., то есть не подлежащее пересмотру, изменению, отмене и даже обсуждению (вспомним о запрете на метакоммуникацию). Так теряется гибкость и способность к изменениям, к решению проблем.

В. Сатир, одна из основательниц семейной терапии, отмечала:

«Любое правило, мешающее членам семьи обсуждать происходящее и то, что было, – источник для формирования ограниченной, нетворческой личности и соответствующей семейной ситуации.

Семья, в которой правила обсуждают свободно, независимо от того, является ли это болезненным, веселым или греховным, имеет реальные возможности стать благополучной, гармоничной семьей».

Деньги очень легко могут выступать как весьма эффективное средство для запрета на ответную метакоммуникацию и защиты от изменений. Деньги могут не только легко «затыкать рты», но и также легко «подталкивать» к тому, чтобы говорили «то, что нужно». От запрета на обсуждение не так уж далеко до запрета на мышление и на осмысление отношений и каких-либо вопросов.

Установка «все решают деньги» очень проста и, к сожалению, нередко приобретает характер самоисполняющегося пророчества, а для попавших в эту психологическую ловушку обычно бывает нелегко выйти за ее рамки. Обладание большими деньгами приводит к власти и возможностям, которые способствуют увеличению количества денег, что открывает еще больше возможностей для власти, что способствует дальнейшему росту капиталов и т. д.

В пределе деньги дают возможность управлять финансовыми потоками, создавать и контролировать механизмы распределения денег, определять размер доходов других (наемных работников, в случае экономики, основанной на частной собственности), а также оплачивать армию штатных идеологов, которые будут убеждать всех остальных в правильности, естественности и эффективности существующего порядка вещей, а также в том, что альтернативы якобы нет.

Безусловно, различные формы власти, отношений доминирования и подчинения, угнетения и эксплуатации складывались еще в до-денежную эпоху, но система денег очень удачно вписалась в такие формы социальной организации и, более того, сама способствует их дальнейшему воспроизводству и укреплению.

Но, быть может, деньги все-таки имеют какое-то индивидуальное значение, например для удовлетворения «личных» потребностей?

«Потребитель никогда не одинок», – писал Бодрийяр, автор одной из наиболее интересных критических теорий общества потребления. Бодрийяр весьма убедительно деконструировал мифологию капиталистического общества потребления, включая и миф об «индивидуальных потребностях».

Жан Бодрийяр, «К критике политической экономии знака»: «Индивид и его «потребности» произведены экономической системой как базовые ячейки ее собственного воспроизводства. Нужно еще раз повторить, что «потребности» являются общественным трудом, производительной дисциплиной. Нигде в ней не ставится вопрос о субъекте и его желании.

...Маркс, по сути дела, утверждает следующее: «Производство производит не только блага, оно производит и людей, которые могут их потреблять, и соответствующие потребности». Этот тезис, как правило, подвергается упрощению и интерпретируется в духе «манипуляции потребностей» и разоблачения «искусственных потребностей». Нужно понять, что системой товара в ее обобщенной форме производится не что иное, как само понятие потребности, оказывающееся конститутивным для структуры индивида».

Потребление всегда является функцией не индивидуальной, но всецело коллективной.

Практика потребления не состоит в удовлетворении потребностей (человеческих), за этой практикой скрываются механизмы воспроизводства социальной стратификации. Потребляется не «вещь», а идея отношений (различий) между вещами. Поведение потребителя направляется не «естественными» потребностями, а социально сконструированными потребностями в различительно (статусно) значимых предметах. Точнее будет сказать, что «потребитель» всего лишь слепой участник системы социальной стратификации. 

Потребляя, человек становится членом одной группы, которая статусно выше или ниже других групп. В этом и есть суть коммуникации потребителя – «я такой же, как вы», а для других групп – «мы выше вас» (а значит, у нас больше возможностей, власти и т. д.). Логика потребления, описанная еще Г. Зиммелем, гласит: богатые пытаются сконструировать границу, отделяющую их от большинства, с помощью новых моделей потребления, массы, ориентируясь на них, пытаются догнать, а богатые, уходя от этого символического преследования, придумывают все новые символы отличия.

Предположение, что деньги могут служить средством для удовлетворения «индивидуальных» потребностей, для реализации «индивидуальной» мечты и счастья, более чем сомнительно. Как писал Ален Бадью: «Твой образ – продукт маркетинга. Твой образ – на рынке. Твой образ поступает в продажу еще до твоего появления. Он ждет тебя».

 

Было бы, конечно, неверно видеть в деньгах источник власти и корень всех зол. Отмена денег также вряд ли сама по себе решит все проблемы. Отношения, основанные на власти и подчинении, могут существовать и без участия денег. Достаточно вспомнить, например, теорию символического капитала Пьера Бурдье, а также механизмы подчинения авторитету и иные способы социального влияния, исследованные социальными психологами. Однако верно и то, что в современных условиях всевозможные механизмы господства и подчинения крайне редко действуют вне системы денег. Деньги – сложное явление, нас же данном случае интересовало в основном значение денег с точки зрения человеческой коммуникации. Какими бы ни были другие стороны системы денег, какова бы ни была другая их роль, но с точки зрения человеческих отношений деньги являются слишком удобным и простым средством для установления и воспроизводства отношений власти и подчинения, доминирования и зависимости. Трудно сказать, могут ли деньги столь эффективно выполнять противоположную роль, мы не ставим цели делать такие обобщения, в конечном счете все, вероятно, зависит от того, в какую большую систему (экономическую, культурную, коммуникационную) входят деньги; большим вопросом является и предположение, что при другой экономической системе деньги «просто» могут играть роль удобного средства с точки зрения экономики, не включаясь в другие «игры», как и вопрос о том, какой смысл будут иметь деньги в обществе, где у каждого будут равные возможности и деньги никак не смогут выступать средством для власти, угнетения или воспроизводства социального неравенства, нужны ли будут тогда деньги? Могут ли деньги играть другие роли, а не служить средством выяснения, кто главнее, кто командует, а кто подчиняется, кто выше, а кто ниже в системе общества потребления (знаков), являющегося борьбой за статус, в обществе, где вся психика, все желания, всё бессознательное подчиняются игре и интересам капитала? Эти вопросы лучше всего оставить открытыми. В духе проблематизации по М. Фуко.

В существующей системе деньги слишком легко входят в «эффективное» взаимодействие с другими механизмами влияния и господства, с навыками и установками, подталкивающими к постоянной тотальной конкуренции и взаимной вражде. Для понимания роли денег в современном обществе полезно также вспомнить о принципе рекурсивной петли, который используется и развивается теоретиками системного подхода, такими, как, например, Эдгар Морен. Рекурсивная петля – это генерирующая петля, в которой продукты сами становятся производителями и причинами того, что их производит.

В капиталистическом обществе, основанном на социальном и экономическом неравенстве, а также на конкуренции, очень востребовано все то, что способствует поддержанию и воспроизводству неравенства.

И деньги, рекурсивным образом связанные со всей системной человеческих отношений, скорее всего все-таки тормозят продвижение общества к социальному равенству и справедливости.

Таким образом, само обладание большими деньгами является своего рода посланием всем окружающим. Понятно, что возможность приобретения предметов роскоши – это лишь внешняя сторона. Настоящий смысл заключен в возможности устанавливать правила отношений, правила социальной «игры», в которой всем будет понятно «кто здесь главный».

Вполне очевидно, что деньги дают возможность оплачивать (покупать) армии юристов, журналистов, идеологов, а также настоящие частные армии, они также дают возможность покупать депутатов и органы госвласти. Все это и есть коммуникация по поводу взаимоотношений.

Деньги становятся частью определенной системы отношений (господство–подчинение), они и «служат» ей, и одновременно воспроизводят (рекурсивная петля). Поэтому-то большие деньги и не могут не концентрироваться в руках очень небольшой части общества, а все призывы к «выравниванию доходов», к «уменьшению неравенства» наталкиваются на непреодолимую в рамках капиталистической системы стену. Ощутимое увеличение доходов «простых людей» неизбежно будет восприниматься буржуазией как угроза для существующих отношений, как попытка метакоммуникации, как своего рода метакоммуникативный вызов. И вынести отказ от тотального господства командного аспекта коммуникации, отказ от своей роли «главного» буржуазия не может.



1.        Бауэр И. Принцип человечности: почему мы по своей природе склонны к кооперации. СПб.: изд-во Вернера Регена, 2009. – 152 с.

2.        Бейтсон Г. Экология разума: Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. Д. Я. Федотова, М. П. Папуша; вступ. ст. А. М. Эткинда. – 1-е изд. – М.: Смысл, 2000. – 476 с. – (Золотой фонд мировой психологии)

3.        Вацлавик П., Бивин Д., Джексон Д. Прагматика человеческих коммуникаций: Изучение паттернов, патологий и парадоксов взаимодействия. Пер. с англ. А. Суворовой. – М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО Пресс, 2000. – 320 с. (Серия «Психология. XX век»)

4.        Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака (1972, рус. перевод 2003 г., пер. Д. Кралечкина.) – М.: Академический проект, 2007

5.        Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры / Пер. с фр., послесл. и примеч. Е. А. Самарской. – М.: Республика; Культурная революция, 2006. – 269 с.

6.        Пэпп П. Семейная терапия и ее парадоксы. – М.: Класс, 1998 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.