Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Прозрение

Дмитриев Алексей 

* * * * *

Наивен? Глуп? Возможно – да…
Умен? Так, перебежками..
Бежит хрустальная  вода,
Что по устам – усмешками.
И я потерян – как убит,
В  командировке дальней..
Есть тени древних пирамид
В моей опочивальне..
Посмейся – повод неплохой,
Смеяться над убогим..
Да.… В жизни был я то блохой,
То статуей, то Богом…
Но сердце память ведь, хранит –
Как след на наковальне…
Есть тени древних пирамид
В моей опочивальне…
А, может, жрец в Египте том –
Что б жизнь не докучала,
Ушел в нирвану в мире том,
Чтоб – все начать сначала…
Он возродился мной… Убит –
За три тысячелетья..
Есть тени древних  пирамид,
Что жмут мои предплечья..
Иль – дальше? Можно. Тихий слог,
С которых – хоть стараться,
Но все равно ты йог. Ты – йог –
Вне снов и медитаций…
Во сне – ты видишь  жизнь мою..
Все страсти и привычки..
И я давно живу в раю,
Где так щебечут птички…

Так, значит, я реальность – та,
Что -  не было и нету?
Одна сплошная пустота
С известной тягой к свету?
Желудком,  что болит с утра,
Поскольку близок вечер?
И – бесполезные -  Ура,
Когда гордиться нечем…

Да, знаю… Сам – из сотни снов,
И сотни медитаций,
Я состою из глупых слов –
Во мне бы им остаться…
Живу – пока, еще иль нет…
Не покажу и вида –
Что в спальне – реет силуэт
Той самой пирамиды… 

 

* * * * *

Да.. Порой – отрекаться  и плакать..
Да… Порой – напрягаться и петь..
И – убогих страниц не калякать,
И дожить до свободы успеть..
Все казалось таким очевидным,
И простым – будто выход в буфет..
Мир, увы, не намазан повидлом –
Оттого-то в нем выхода нет…

Да… Порой – пребывать в кандалах и
Думать, что – ну, за что-то дано…
Мерить голову – выше папахи,
Выше плахи, хоть плаха - говно.
Жить – пытаясь успеть осторожно,
Сдвинуть грань, что меж нами  и тем,
Что  царит и над нами, возможно –
Но всесильно, без споров и тел…

Есть такая незримая сила..
Называется  Богом она…
Будто синим огнем поразила
Одинокая в Море волна…
Будто стихли плебейские стоны,
Стих и я – как последний плебей..
Ты молись чудотворной иконе,
а меня как собаку убей…
Смерти жажду? Нет… Иного чего – то,
Новой жизни, судьбы и добра…
Мелко все. Очень мелко… До рвоты…
До полтинника из серебра..
Жизнь – она подороже, получше –
Вот, живет – и собой хороша..
Да.. Я знаю что я – лишь попутчик,
Ну, пока существует душа…
Знаю я, что не вечен – и кровью
Протекаю по тысячам вен..
Знаю, что  уличен – в многословье,
Но почти не зануден,  меж  тем…
Знаю – щебень от той Атлантиды –
Что разбилась о камни побед..
Мир, увы, не намазан повидлом –
Оттого-то в нем выхода нет…

 

* * * * *

                    М. Цветаевой.

Устал я – даже жить невмочь,
Плохое настроение…
А рядом ночь, и ночь. И ночь,
Без радости и пения…
А рядом ночь – повисла, как
Плачь бедственный в Елабуге…
Как вопросительнейший знак,
Что стал червем на яблоке..

Устал я… Спать хочу – давно
Но что совру? Не спиться мне?
Нет, просто жизнь – веретено,
Истыканное спицами.
И я  в тех спицах – просто так,
Порою – тень от радуги…
Или – малюсенький червяк,
Что слышит плач в Елабуге…

Ну, да.. Земля, земля… Земля –
Из праха мы – так кажется?
Потом – стихи, Париж, петля –
И смерть, что тушью мажется…
Потом – признание – но  так,
Как в Боге заклинание…
А тело съел уже червяк
 Вот и цена признания…

Ну, все понять бы наперед,
Взглянуть на жизнь с отсрочкою…
Коль исчезать в водоворот –
То не душой, а строчкою…
Усну, забуду про дела –
Разбудят – скажут: Есть тут весть…
Марина, в общем, умерла…
Точней – она повесилась…

Ходил я в Пушкинский музей,
Лет с десяти – не более…
Я не имел тогда друзей,
И плакал часто в школе я…
Читал стихи – « Остановись,
Прохожий… « - время дикое,
Когда иной казалась жизнь,
И пахла смерть – клубникою…

Пора сказать тебе – Адьё!
А что? Вполне прощание…
И это время – не мое,
Мои – воспоминания…
Я для истории – пустяк,
И рад тем – кроме радуги
Я тот единственный червяк,
Кто слышал плачь в Елабуге…

 

* * * * *

Ты умрешь – как все сущее в мире,
Ты покинешь меня навсегда…
Знаешь? Смерть во дворце ли, квартире,
Однотонна, как в кране вода…
Я не знаю, что будет со мною –
Только ты ведь умрешь, и тебе
Будет сниться не я с перепою,
А – горящая нить по судьбе..

Ты умрешь – хоть хотел бы, чтоб первым
Умер я – но не в праве решать…
Сабля грубо ударит по нервам –
Чтобы чувствовать мне помешать…
Я запью, я завою в сортире,
Взявши вместе веревку и крюк..
Да… Такая вот логика в мире –
И она нелогична, мой друг..

Знаю я – так вот, все и случится –
Не могу отвести,
Беспощадной суровой десницы,
От лица, от души, от пути.
Иногда говорю я с тобою –
Как, о чем? Не о зле иль борьбе…
Я приснюсь тебе – не с перепою,
А – горящею нитью в судьбе…

Знаю… Я невозможен и гадок,
Часто – пьян, и ругаюсь, и злюсь…
Только, я состою, из загадок,
И отчетливо в том признаюсь…
Ладно… Бросили.. Много ли стою?
Не по брани, потерям, гульбе?
Я приснюсь тебе –  в виде героя,
Как когда-то приснился тебе…

 

* * * * *

Мне горят, что я – другой,
А я и не пойму…
Другой? Я  левою ногой
Иду не в свет, а тьму?
Другой? Нег головы – и так
Живу за годом год?
Как Буратино на верстак
Ложусь – наверх живот?
Другой? А это значит – что?
Что, не такой, как все?
Басё читаю я и чту,
И – капли по росе.
Еще – любовь: иллюзион,
Что дан совсем не всем…
И бесконечный марафон
Душою по росе…


Мне говорят, что я – другой…
Но, право, не понять…
Я гений? Или так – изгой,
Что гениев за пять?
Или – ненужный человек,
Что должен так уйти?
Ну, да… Уже окончен век –
Закончились пути…

Мне говорят, что я – другой..
Какой? Хотел бы знать…
Другой – одетый ли, нагой,
Имеет, все же, стать..
Имеет мясо на костях,
Имеет вид и  суть..
А я – другой… Ну, как в гостях,
Что в них решил уснуть…


Все говорят, что я – другой,
И, видимо – правы..
Я время выгнул бы дугой
За каплю синевы.
И – может, до себя б дорос,
В конце своей тропы…
 
Да… Я – другой… И нет мне роз –
Шипы одни.. Шипы…

 

* * * * *

Меня раздражают свирели,
Которые сладко-картинны,
Идиллии – что не сгорели,
И запах нарциссов и тины..
Меня раздражают – нескромность,
В которой я сам виноват –
И вечной дороги огромность,
Ведущей все сущее в ад…

Меня раздражают напасти,
Что в день –  проживаю до ста я..
И чьи-то фальшивые страсти,
Что в жизненной книге читаю.
Меня раздражает бездомность,
Которой я слишком богат…
И вечной дороги огромность,
Ведущей все сущее в ад…

Меня раздражают  капели,
Которые прочат удачу..
И жизнь, что лежит в колыбели,
И смерть, что под пытками плачет…
Меня раздражает условность,
Того, чем я нынче богат…
И вечной дороги огромность,
Ведущей все сущее в ад…

А если нам так, сторговаться –
Согласны, что кары не надо?
Тебе я : - Дозволь нам собраться?
А ты мне – дорогу без ада?
Ты  не говори про духовность –
Иначе – собьюсь невпопад..
Меня раздражает  огромность,
Дороги, ведущей нас в ад…

 

* * * * *

Тот, кто весь мир когда-то создал –
Он тоже мечется, скажи?
И изначально   врезан в звезды,
Как телом  – в острые  ножи?
Ты думаешь, он странно-весел,
 И выпив пива и вина –
Сидит в одном из сотни кресел –
Хоть им вселенная полна?

Тот, кто весь мир когда-то создал –
Он был несчастен пустотой?…
Не той, что вихрями по звездам,
И  с лунной пылью золотой.
А  той, - в которой много взвеси,
От пыли, страха и вина…
Сидит он на одном из кресел,
Хоть им Вселенная полна…

Да… Трудно нам постичь законы,
В которых – правда только есть…
Малюем – грустные иконы,
В вине ища, не вкус – а взвесь…
Но нет – спросить: Мой Боже! Здесь я –
Рожденным стал – но в чем цена?
В том. Что сижу в одном из кресел,
И мной вселенная – полна?!

Коментарии

 | 11.05.14 11:58
Опечатка в первой строке стихотворения "Мне говорят, что я - другой." Выпал слог "во".
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.