Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 117 (март 2018)» Критика и рецензии» Правящая идеология в разрезе (Темный город Dark City, 1998)

Правящая идеология в разрезе (Темный город Dark City, 1998)

Корнев Вячеслав 

ПРАВЯЩАЯ ИДЕОЛОГИЯ В РАЗРЕЗЕ



Темный город (Dark City)
1998, Австралия, США
режиссер: Алекс Пройас

Фильму Алекса Пройаса не повезло выйти в свет в одно время с «Матрицей». На десяток лет, пока эффект от красной пилюли истины, прописанной нынешними сестрами Вачовски не ослаб, «Темный город» оставался в тени зрительского внимания. Сегодня ситуация с оценкой фильма Пройаса изменилась, во многом благодаря тому, трансформировалась и сама социальная реальность. Вместо революции с оговорками в «Матрице: Революции» Вачовски мы имеем дело с безоговорочной консервацией и уплотнением всемирной социальной матрицы — что и соответствует философии «Тёмного города». 

Жанровая принадлежность упоминаемых картин — философская фантастика, критическая теория общества дигитального потребления, анализ принципов господствующей в нём идеологии. Но если методологическая основа «Матрицы» — теория симуляции Бодрийяра, то «Тёмный город» базируется на шизоанализе Делёза — Гваттари и психоанализе Фрейда. Параноидальная история об очередных похитителях тел и умов рассказывается в «Тёмном городе» персонажем по имени Даниэль Шребер. Это тот самый судья Шребер, чей психоз анализирует Фрейд в «Психоаналитических заметках об одном автобиографическом описании случая паранойи». И этот же случай с судьёй Шребером, вообразившим окружающих людей «наспех сделанными человечками» упоминается в одной из самых интересных книг ХХ века — «Анти-Эдипе» Делёза и Гваттари. 

В «Тёмном городе» Пройаса власть захвачена пришельцами, контролирующими людей с помощью химических инъекций прямо в мозг. Идеология буквально промывает человеческое сознание и заставляет его принимать невероятные вещи за само собой разумеющиеся — например, здесь царит вечная ночь, но никто не задается вопросами о светлой части суток. Люди здесь намертво прикреплены к своим социальным функциям (намеренно случайным и взаимозаменимым — во время общей спячки человечества пришельцы осуществляют настройку инфраструктур и мозгов, меняя профессию, семейное положение и т. п.) и с удовольствием отождествляют себя с механизмами контроля и эксплуатации. Известно, что современного социального раба отличает именно избыточный энтузиазм в принятии факта своего подчиненного положения. Этот энтузиазм объясняется и повышающимся уровнем бытового комфорта (а в условиях возрастающего потребительского комфорта, как объяснял Маркузе, неподчинение системе кажется алогичным, невозможным, психотичным), и псевдонаучной теорией «природных» и «объективных» оснований рыночной конкуренции и законов капитализма. Сегодняшний обыватель, в упор не видящий никаких альтернатив рыночно-технократическому обществу становится не столько потребителем, сколько активным производителем рабской психологии и властных отношений. В «Анти-Эдипе» проясняется, как коллективные «машины желания» и капитализм в целом могут производить массовую шизофрению. Делёз и Гваттари подвергают критическому анализу общество, потребляющее психозы и депрессии и переносящее общественно-экономические механизмы прямо в бессознательное. «Тёмный город» Пройаса дает блестящую иллюстрацию этого коллективного параноика у власти. Даниэль Шребер, эдакий доктор Калигари 2,0, уже не сходит с ума в одиночку, он превращается в главного оператора всемирной фармакологической и идеологической «машины желания» — гораздо более эффективной, чем старомодная электрическая «Матрица» Вачовски. 

Мир, где случайная профессия (способ эксплуатации) и профессиональный дресс-код определяет персональную систему ценностей, где жизнь приравнивается к карьере, где пошаговая инструкция типовой «самореализации» принимается за выражение собственного желания — этот мир в духе фантазии Пройаса уже наступил. Нищета и пустота его фантазий, структурированных изначально как рекламные плакаты (фантом идеального места Шелл-бич в «Тёмном городе»), прогрессирующе отчуждение (один из главных уроков фильма в том, что «Чужие» — это не космические монстры, это твои близкие родственники и друзья), удовольствие от растворяющей субъективность включенности в машину коллективного желания — это базовые измерения нашего социального космоса. Добро пожаловать в «Тёмный город», в царство полного триумфа правящей идеологии!

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  5
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.