Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 117 (март 2018)» Поэзия» Бессмертен, пока влюблён (подборка стихов)

Бессмертен, пока влюблён (подборка стихов)

Кислицина Карина 

Когда-нибудь, всё же, папа...

I

Тихо в квартире. Слышно соседский счётчик.
Мама легла. Устала на двух работах.
Ире – четыре. Папа у Иры – лётчик.
Только не пишет папа ей отчего-то.

Владику – восемь. Хочет быть космонавтом,
Мама ему в «Детском Мире» купила ракету.
Владик уверен: в небе, где звёзды – папа.
Может быть, даже приедет к ним этим летом. 

Ане – двенадцать. Мама у Ани – повар
В местной столовой. Папа по миру ездит.
Он - акробат. Выполняет смертельный номер.
Мама сказала. Повода нет - не верить.

Саше – шестнадцать. Осенью Саше – в колледж,
Хотел бы как папа – актером. Но будет – столяр.
Мама уходит на ночь. Ведь мама – сторож,
У каждого в жизни свои, несомненно, роли…

II

Игорь Андреевич в кресле-качалке – на даче,
Жизнь пролетела. Поездки… Командировки.
Игорь Андреевич – взрослый. И он – не плачет,
Пьёт молоко и бегает стометровки.

Игорь Андреевич ездил по всей России:
Сибирь, Сахалин, Карелия, Крайний Север.
Игорь Андреевич был как актер – красивым,
Статным как летчик. Как акробат – был смелым.
 
Время летело. Быстро менялись даты,
Так, что и города он не все запомнил.
Игорь считает, что это теперь – расплата
За бурную жизнь – тишина в лабиринтах комнат.

Он одинок. Из родных лишь - собака Черри.
Тапочки носит. И преданно тянет лапу.

Владики, Иры и Саши упорно верят,

Что к ним приедет
Когда-нибудь
Всё же папа…



Поговори со мной

Поговори со мной. Неважно, хоть о чём.
Пока сидим: рука - в руке, к плечу - плечо.
Пока есть что-то общее внутри -
Поговори со мной. Поговори.

За каждым словом тянется душа,
Дышать с тобой, как будто - не дышать.
Смотреть в тебя. Понять вдруг, разглядев:
Любовь всегда обманывает смерть.

Поговори со мной, пока несёшь свой свет.
Неважно, сколько зим и сколько лет - 
Пройдёт сквозь жизнь, наращивая ритм.
Мне вечности не хватит... Говорить.



Вой_на

С неба - не снег - кокаиновый порошок,
Иначе, еще от чего сейчас хорошо?
Он покрывает землю, она молчит…
Увидеть друг друга и снова почувствовать шок,
И шок этот – пережить. Но -
Что-то внутри стучит.
Что-то стучит, как банка с гвоздями. Шаг.
Делаем медленно. Так тяжело дышать…
А под ногами - хруст от осколков прошедшей зимы.
Если сейчас нам Бога и вопрошать,
Так только о том, почему (вероятно, спеша)
Друг друга давал нам с тобой лишь всегда взаймы?
Перемешалось все…лица, и имена,
Будто внутри - чужая совсем страна,
Хотя и под горло наполненная тобой.
Мне иногда, знаешь, кажется, что «война»
Переводится просто и коротко, как - «вой на…»
Поэтому, просто сиди, колени обняв, да - вой,
Как будто еще живой.






Вот и осень, Лэри...

Вот и осень, Лэри, дурацкая осень, Лэри,
Снова сумерки рано, и холод, и шарф на шее.
Будем снова жить (помнишь, умники нам велели?):
Выходя из жизни, из дома, из тёплой еще постели –
Забывать обо всем, как только сдадим ключи.
А слова мои, как Аральское – обмелели,
Можно до середины - смело, ноги не замочив.

Знаешь сам – отпускать несложно, сложно забыть, что было,
Знаешь сам, что в этом и есть ведь сила, 
Когда смотришь на чьи-то чёрные волны волос, и – мимо.
Мимо спокойненько так идешь.
Только правда, Лэри – страшна и не так красива,
Как искусно завуалированная ложь.

Ты ее инкрустируй, да помести в оправу,
И неважно, насколько с тобой неправы - 
Ни тогда, ни сейчас. Эта осень найдет и на нас управу
Уж поверь. В какой-нибудь поздний час.
И добьет тишиной одиноких и длинных комнат,
Остывающим чаем, и в трубке «Я Вас не помню…».
Эта осень проникнет сквозь стены уверенно и спокойно,
Распыляя по воздуху слезоточивый газ.
И останется только – сидеть и тереть глаза, и
Выпускать сизый дым под старый альбом Ассаи.
Хорошо, что тогда мы главного не сказали,
И вполне неплохо, что не говорим и сейчас.

Эта осень, Лэри, затянет в свою воронку,
Когда сколько ни убавляй, получается слишком громкий
Слишком громкий сердечный стук. Не броди в потемках,
Говорят, что по сумасшедшим сводки меняются каждый миг.
Просто наша с тобой перспектива – двойной мартини
По субботам. Зачеркнутый номер напротив любимого имени,

Боже правый, спаси его и спаси меня,
От друг друга. И осени.
Если уж жаль добить.



Не лови

На иголках - бабочки. Не взлететь. 
Соберём коллекцию до конца. 
В босоногом детстве глазам гореть - 
В пол-лица. 

Ловим их ладошками, да сачком, 
У тебя всё спорится. Я с тобой. 
Мне упасть с разбега бы, да ничком, 
С головой - 

В зелень разнотравья. В маков цвет. 
Где пыльца касается, золотит. 
Было детство яркое. Больше - нет. 
Лишь болит - 

Голова. В рассветы бы убежать вдвоём 
Босиком с ромашками в кулачках. 
Я всё помню - глаз твоих окоём, 
Ночь в зрачках – 

Отпечатком прошлого. Рвется нить. 
Хоть давно и выросли, но никак 
Осознать не хочется, пережить. 
В полумрак – 

Я падаю. В страшный сон. 
Метров пять от стоп моих до земли. 
Вырастать не хочется. В горле ком. 
Не лови.



Крайне лично

Если о чувствах, то - лучше по телефону,
Если о прошлом, то – лучше о нем не надо.
Если глаза в глаза – твой изумрудный омут
Сводит с ума до сих пор. А я не умею плавать.

Если о декабре – холодно. Замерзают пальцы.
Если о расстоянии – близко, но снова - пробки.
Если опять учиться нам возвращаться
Я не уверена – хватит ли нам сноровки.


Если… А, впрочем, нужно ли это «если»?
Всё так совпало: морозы внутри - с метелью
Уличной. Хочется виски, и тупо - в кресле
Сидеть и смотреть на огни новогодней ели.

«Happy New Year», верь - продолжай - в приметы,
(Чувства горят так быстро… почти как спички)
Майя немного ошиблись с концами света...

Это случилось.
Но - раньше.
И - крайне лично.




Позабыть о прошлом, встречаться реже

Позабыть о прошлом, встречаться реже, на звонки друг друга не отвечая.
Наша проза жизни не будет прежней, точкой сборки в будущее смещаясь.
Мое лето – южное побережье, где молчу под крики унылых чаек,
Драпирую сердце цветной одеждой, и смотрю, как облако в чашке чая -
Проплывает медленно. Вот и август. И песок уже не сжигает ступни,
Я в тебе, наверное, не останусь. Растворюсь, как беглый - в ночи - преступник.
Ты со временем пустишь корни в почву новую, будешь счастлив.
Так прекрасно, что мы не помним 
Для чего теперь возвращаться.

Загорелый мальчик с корзинкой крабов от волны бежит и в волне смеется,
Я забыть это лето вполне могла бы (только вот до зимы всё само сотрется).
Пожилая пара сидит, обнявшись, мальчик им отсыпает сдачу.
Солнце, заревом расплескавшись, так отчаянно в небе плачет. 
Адреса развеяны серым пеплом (так хотелось ответить тебе «спасибо»!)
Я запомню тебя в ореоле света, кареглазым, высоким, живым, красивым.
Из бумажных журавликов-оригами миллион прожитых плывет историй
Так прекрасно, что мы не знаем,
По кому каждый вечер тоскует море.



Небо ниже и тучи чётче,

Небо ниже и тучи чётче,
Кланы птиц как скопление точек,
Превращаясь в огромный прочерк,
На Земле оставляют печаль.

Нам обоим так будет проще,
Нам обоим… Не стоит больше…
Ты меня ни о чём не спросишь,
Значит, незачем отвечать.
Наше море всё тише плещет,
Знаешь, чувства – такие вещи...
Ты во мне уже не трепещешь,
Я в тебе уже не живу.
Только часто у нашей пристани,
До сих пор ярко-рыжими листьями,
Почему-то сгорают истово 
Сотни бабочек на ветру…




Хочу к тебе

Хочу к тебе. На чай. На фильм. На разговор,
На несколько минут в осенний, тёплый вечер.
Нести тебе смешной и несусветный вздор,
И ставить нашу киноплёнку на повтор,
Чтобы опять начать с начала нашу встречу.

Хочу к тебе. Сегодня и всегда.
Сиюминутно. Завтра и сквозь годы,
Сквозь серые туманы, непогоду,
Сквозь смог унылый, ветер в городах -
Мне нужно чувствовать с тобой свою свободу.

Хочу к тебе. Смотреть в твои глаза,
Касаться еле слышно твоих пальцев.
Мы – вечные бродяги и скитальцы,
Которым ни за что не повернуть назад.
Лишь у любви на взлётных полосах,
От счастья, разбегаясь - задыхаться…



Билеты

У счастья нашего билеты с закрытой датой,
А город в белое одет, нас с тобой жалеет.
С небес распоротых торчит кусками вата,
Но абсолютно, при этом, небо она не греет.
И я могла, конечно, вспомнить теперь твой номер,
И позвонить в какой-нибудь самый обычный вечер.
Но, к сожалению, как бывает – у нас «game over»,
И невозможна теперь, бессмысленна наша встреча.
И что же ждать теперь обоим откуда-то свыше,
Столкнет ли случай? Нам теперь неизвестно,
Мне было тесно в тобой отведенной нише,
Мне в твоем сердце всегда не хватало места.
В моём же, столько - что гулко звенело эхо,
И ты, теряясь в его проспектах, бежал куда-то,
Теперь в нем - снег, голоса, январи, помехи,
И два билета.
...Действительные когда-то.





Каждый из нас – бессмертен, пока влюблён

Мой ненаглядный, так хорошо без "но", 
Так хорошо, тепло и светло внутри. 
Этот апрель сочетанием нежных нот 
Тихо звучит, задавая обоим ритм 
Плавного танца. Кружится всё вокруг 
(или Земля потеряла ориентир?), 
Медным червонцем солнце очертит круг, 
Мягких теней рассекречивая пунктир. 
Мой замечательный, так хорошо вдвоём 
В эту весну входить нам, за шагом шаг. 
Вновь погружаясь в глаз твоих окоём, 
Чувствую, как от счастья легко дышать. 
Время не старит души... На склоне дней  
Кто носит весну внутри, тот уже - спасён. 

Даже когда невесом наш букетик дней, 
Каждый из нас - бессмертен, пока влюблён.



Узнать Её из тысячи? Легко!

Узнать Её из тысячи? Легко!
Бежать, купив букетик у старушки,
Сидящей ранним утром у метро,

Монетками звеня в железной кружке.

Бежать за этой девушкой, поняв
Что именно Она все годы снилась,
Во сне его единственным назвав,
И вот, каким-то чудом вдруг... явилась. 

Бежать за ней, все книжки растеряв,
Занятия? Да, ну их! Разве важно,
Когда душа в каких-то двух шагах
От чувства, что бывает лишь однажды?
...
Спустя три года, майским, тёплым днем
Случайный кадр фотографа. На плёнке - 
Луч солнца, осветивший, как вдвоём
Идут влюбленные, ведя с собой ребёнка...

И всё пройдет. И будет проходить

И всё пройдет. И будет проходить. 
Циклично - всё. Дожди... года... и войны... 
И не устанет мир в себе носить 
Простых вещей тяжёлые обоймы. 

Но - главное: Средь звёздной кутерьмы,
Пока любовь живет в её пунктирах -
Ведь, непременно, сквозь века и мы
Вновь повторимся, верю, в этом мире...




Тридцатое

Попрощавшись с тридцатым летом
(Время - жаль - не перемотать),
Посмотреть на осколки света
В изумрудной спине листа.

И, как будто от сна очнувшись,
Когда небо стошнит дождем -
Выйти в осень, 

Не оглянувшись.

Ограниченным
Тиражом.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.