Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 118 (апрель 2018)» Проза» Друзья до смерти (рассказ)

Друзья до смерти (рассказ)

Селиверстов Александр 

ДРУЗЬЯ ДО СМЕРТИ

– Мы же с тобой подруги. Это всё ради тебя, понимаешь?

Стеша лежала в весенней слякоти. Даша стояла, подбоченившись, и закрывала собой солнце. Стеша громко хныкнула, коснулась впалой щеки и тут же отдернула пальцы, почувствовав боль. Даша схватила пухлыми, похожими на сардельки, пальцами подругу за руку и резко потянула на себя так, что чуть не вывихнула суставы.

– Это ради тебя. – Ещё раз повторила Даша, вытирая мокрый от пота лоб.

Стешины глаза, похожие на тинистые запруды, дрожали от ужаса; из аккуратного носика, чуть подернутого вверх, сочилась кровь. Стефания жадно дышала, будто боялась, что Даша снова ударит и выбьет воздух из лёгких. Даша растянулась в улыбке во всё широкое лицо.

– Зачем тебе другие? Зачем тебе с Кристиной общаться? С Людой? Знаешь, какие они? Знаешь, что они про тебя говорили?

Стеша не знала. Она виновато смотрела исподлобья, как смотрят битые хозяевами псы. Девочка молча со всем соглашалась, лишь иногда утвердительно мычала и кивала. Дома Стеша сказала, что на неё напал хулиган.

Наутро Стеша сторонилась прежних подруг. Девочка стояла в коридоре и глазами искала Дашу. Прозвенел звонок. Даша победоносно вошла в школу в окружении трёх подруг, но тут же запнулась взглядом о Стешу:

– Чего встала, чувырла? Пошла вон!

Стеша знала – нужно переждать. Даша не в духе. Она злится за то, что её предали, что её предпочли другим. Так было раньше, так случилось и много позже, когда девочки окончили школу, превратились в девушек и погрузились в амурные проблемы.

Даша звала Стешу на ночевки: «мы же подруги с тобой, так? Вот и приезжай». Стефания ехала к подруге, как князья в ставку хана, - с покорностью.  Дашина квартира представляла собой кавардак, где молило о пощаде всё: обои, слазившие со стен, жёлтая от копоти плита, потрескавшаяся посуда. Но Даша была беспощадна ко всему, и всё, что её окружало, продолжало терпеть и ждать неизвестно чего.

Даша стала налегать на спиртное ещё в старших классах. Стеша противилась алкоголю – «фу, как ты можешь это пить, это же невкусно!» - но, получив увесистую оплеуху, стала мелкими глотками прикладываться к стакану, чтобы не злить Дашу. Теперь же подруги пили увереннее и больше – школа осталась позади.

В минуты опьянения Стеше казалось, что они с Дашей взаправду подруги: сидели в обнимку, обсуждали третьесортные сериалы по телевизору, мучали плешивую кошку, единственную, кто в тени Даши жил своей жизнью. Порой Стеша теряла самообладание и принималась изливать душу, на что вскоре получала: « ты что, дура? Зачем ты мне это рассказываешь? Мир вокруг тебя не вертится. Послушай лучше, какое у меня горе».

– Никто меня не любит. – Жёстко отчеканила Даша, глядя в мерцающий экран телевизора. Подруги успели набраться, но, если Стеша лежала на Дашином плече полупьяная, то Даша была, как говорится, ни в одном глазу. – Я никому не нужна

Стеша прониклась состраданием к хозяйке квартиры и сказала:

– Ну, неправда, Даш.

Даша вскочила на пол и задрала майку до шеи, оголив  дряблый живот и обвисшую грудь.

– Посмотри на это. Я жирная. Разве ты не видишь? Как можно полюбить такую? Кто захочет со мной познакомиться?

Ещё у самого подъезда Стеша зареклась, что не выдаст своей тайны подруге. Пару дней назад ей написал парень – ничего особенного, за исключением того, что это был первый парень в её жизни. Она вложила в общение с ним всё те чувства, что хотела сызмальства испытать, всю ту романтику, недоступную ей ранее. И, кажется, влюбилась.

– А со мной познакомились. – Сказала она развязным от счастья и алкоголя голосом.

Чёрные глаза подруги вспыхнули, как автомобильные покрышки, и стали источать злобу.

– Кто тебе напишет, Стеша? Посмотри на себя – доска два соска. Даже подержаться не за что. А знаешь, как мужику важно, чтобы было за что ухватиться?

Стройная и красивая Стеша почувствовала себя болезненно худой, вся сжалась и обмельчала.

– А у меня не за что?

Даша засмеялась так, что даже прихрюкнула от удовольствия.

– Конечно, нет! Ты же плоская, как разделочная доска! Если тебе и пишут, то только извращенцы, чтобы сексом с тобой заняться и всё. Ты что,  думаешь, кому-то нужна? – Даша пятерней впилась в лицо подруги и сжала до визга от боли. – Морда у тебя, как у селёдки, честное слово. Ты мне-то поверь, я твоя подруга.

На следующий день Стеша вернулась домой сама не своя. Она порвала отношения с парнем, которому «нужно только одно» - как сказала подруга. Стеша знала – Даша сразу не простит. Так и случилось:  подруга нарочито общалась с другими возле самого дома Стеши, обзывалась разными словами – «шлюха, проститутка», и удалила из всех социальных сетей.

Всё это тянулось долго. Стеша чувствовала себя похороненной заживо, но вскоре и в её могиле пробился лучик света. Девушка почувствовала, что больше не нужно слушать проблемы подруги, не нужно ходить на ночевки и служить помойным ведром для чужих страданий. Да, Стеша всё ещё с опаской выходила на улицу, но у неё появилась осанка и какое-никакое достоинство.

Так её заметил Олег.

Чуткий, заботливый Олег. Местами смешной, нелепый. Местами серьёзный. Он походил на большого плюшевого медведя – за его спиной можно было спрятаться от целого мира. Он внушал спокойствие и доверие. Стеша почувствовала себя с ним красивой. Она расцвела, как роза в засушливой степи после дождя. Олег усыпал её комплиментами, носил на руках, дарил цветы, любил, боготворил.

Олег не мог больше ждать. Любовь к Стефании разрывала его большое сердце настолько, что однажды он упал на колени, протянул руку и сказал: «ты выйдешь за меня?».  Стеша плакала от счастья.

Появилась Даша.

«Приезжай», - коротко написала подруга, с которой Стеша не виделась больше года.

Казалось бы, возьми и откажись, но забитый, испуганный ребёнок сидел внутри Стеши. Она попыталась объясниться с Олегом, лгала и ему и себе, что это её лучшая подруга, что они всегда были вместе, но когда наутро она приехала с синяками, Олег рассвирепел, как медведь, пробудившийся от голода.

– Больше ты к ней не поедешь. – Сказал Олег.

– Между нами стоит твой парень. – Написала Даша. – Я твоя подруга, помнишь? Я – единственная, кто поддерживал тебя в трудную минуту. Что, думаешь, он полюбит тебя? Тебя никто не будет любить так, как я.

Стеша металась между двух огней. Она не могла отказать подруге, которую любила и боялась, но и с Олегом расставаться не хотелось.

– Выбирай. – Настаивал Олег.

– Почему я должна выбирать? – Трепетала Стеша. – Ты – мой парень, будущий муж. Она – моя подруга.

– Выбирай. – Вторила Олегу Даша.

Стеша ходила кругами по квартире и думала обо всём, но мыслей было так много, что ни одна не попадала на язык.

– Ты что, забыла – мы с тобой вместе семь лет! – Кричала Даша по телефону. – Семь лет дружбы ты хочешь променять на пару месяцев с каким-то мужиком?! Да ты и впрямь потаскуха! Ни совести, ни любви ты не знаешь! Ты, как бродячая собака, кто прикормит, к тому и идёшь! Тварь! Паскуда! А ну, отвяжись ты от этого идиота, и езжай ко мне! Что, тебе плохо было со мной? Плохо?!

Стеша не выдержала такого напора, и на следующее «выбирай» собрала вещи. Стеша смотрела на Олега загнанным зверем. В её зелёных глазах не было ничего. Абсолютная пустота. Когда дверь лифта закрывалась, девушка бросила тихое «прости» и исчезла из жизни Олега.

Олег молча курил и смотрел в окно – там, во всю ширь глядела тягучая, как смола, ночь, вселяя страх во всех, кто в этот час оказался не дома. Олег ждал, что Стеша опомнится, что поймет, наконец, что так нельзя. Но прошёл один час, за ним второй, третий. Олег оделся и выскочил во тьму. Мотор тревожно рычал, чуя беду. Фары рыскали по сырой осенней земле, прорезая чёрную пелену ночи.

Мужчина вспомнил подъезд подруги и почувствовал что-то неладное: всё тело дрожало, будто что-то знало, но боялось сказать. Олег стремглав поднялся на нужный этаж и забарабанил по двери. Никто не отвечал. Он прислонил ухо и услышал хлесткие удары по телу. Похоже, что били ремнем или чем-то вроде. Олег застучал снова, словно зная, что время на исходе. Когда никто не открыл, он выбил дверь в два удара и остолбенел от увиденного: любимое голое тело, которое он изучал ночами, точно карту мореплаватель, лежало изуродованное, всё в ссадинах и гематомах, в луже крови, а большая, остервенелая баба с багровым от злости лицом, лупила бляхой ремня и не собиралась останавливаться.

Олег набросился на это животное, повалил на пол и увидел, как его пальцы впились в широкое горло, и как багровое лицо сделалось пурпурным, почти черным. Олег впервые ощутил жажду смерти и стремился утолить её как можно скорее, пока вдруг Стеша не оттащила его, не дав совершить самосуд.

– Ты же убьёшь её! Убьёшь её! – Кричала Стеша, плача навзрыд.

Олег пришел в себя и не сразу понял, где оказался. Опомнившись окончательно, он накинул на Стешу какое-то покрывало, и, смачно плюнув Даше в лицо, вышел с любимой из квартиры.

– Тебя никто не полюбит! Никто! – Кричала Даша вслед, и заливисто смеялась. – Ты же ничтожество! Тварь.

О Даше ничего не было слышно. Спустя девять месяцев у Олега и Стеши родилась дочь.

– Пусть будет Даша, - сказала Стефания, лёжа в родильной палате.

Олег всё понял – Даша снова замаячила на горизонте. Её не победить. Спустя пару лет Олег развёлся и забрал с собой дочь. Ещё через год Даша и Стеша замелькали в криминальных хрониках: убийство в состоянии аффекта на бытовой почве.

От любви до ненависти один шаг. Никто так не любил Стефанию, как Даша.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  4
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.