Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 119 (июнь 2018)» Проза» Роковая дуэль (рассказ)

Роковая дуэль (рассказ)

Пряничников Олег 

РОКОВАЯ ДУЭЛЬ

 

Огромная, богато уставленная мебелью гостиная мерцала красными пятнами, которые были отражением огня, полыхающего в большом камине. У камина стояло два вместительных кресла. В них расположились двое гусар: один не старый, но уже седой поручик, другой — совсем юный, безусый корнет. Под их начищенными до блеска сапогами лежала шкура бурого медведя — головой к камину, гусары курили трубки, потягивали пунш и беседовали. Обо всём.

— А вам  не приходилось драться на дуэли? — спросил безусый корнет не по годам седого поручика.

— Драться? Нет, не приходилось. Но я был секундантом на дуэлях... сорок два раза.

— Нехитрая штука — быть секундантом, к тому же безопасная, — съёрничал корнет, сделав, уже кажется, лишний глоток пунша.

Поручик, нисколько не смутившись, снисходительно улыбнулся:

— Безопасная? Не скажите, молодой человек, не скажите. А хотите, милый корнет, случай?

— Хочу! — тряхнув чубом, юный корнет сделал ну уж совсем лишний глоток пунша.

— Ну-с, слушайте-с, — седой поручик глубоко затянулся и ушёл взором в прошлое. — Служили в нашем полку некие Конский и Аголицын (опустим их звания и заслуги перед отечеством). И вот они как-то повздорили за карточной игрой. В результате Конский кинул свою грязную перчатку в лицо Аголицыну и предложил тому дуэль — стреляться с двадцати четырёх шагов.

Аголицын был не трус. С трудом отодрав перчатку от лица, он принял предложение Конского.

И вот дуэль. Её решили состряпать по-тихому. Нас было всего четверо: двое стреляющихся и двое секундантов. Я был секундантом со стороны Аголицына и я был, замечу, черноволос, как арап. А секундант Конского, отмечу, имел отменное здоровье. Сейчас вы поймёте, к чему я это говорю.

Итак. Дуэлянты взяли в руки пистолеты и заняли позиции. Кстати, была зима, падал  мелкий снежок. Был чудный день, лесной чистый воздух внушал радость жизни. Хотелось жить!..

Между ними было ровно двадцать четыре шага, отмеренных мной.

— Господа! Не хотите ли примириться? — предложил я.

— Ни в коем случае! — заверещал Конский. — Только стреляться! Причём предлагаю уменьшить расстояние между нами на...  двенадцать шагов!

— На двенадцать? — бережно и ловко вынув из-за пазухи кулёчек со спелой вишней, которую давеча доставили из-за границы, Аголицын усмехнулся. — С двенадцати шагов пусть дети стреляются! Я предлагаю стреляться... с восьми!

— Ха-а-а-а-а-а!!! — после некоторой паузы нервно заржал Конский. — А я не буду стреляться с восьми, я буду... с шести!

— С четырёх! — рубанул Аголицын

— Ха-а-а-а-а!!! — вновь заржал Конский. — С трёх!

Я посмотрел на второго секунданта, тот держался за сердце. Мне и самому становилось дурно от такой «торговли», но она продолжалась.

Аголицын, выплюнув вишнёвую косточку, сквозь зубы:

— С двух!

Конский:

— С одного!

Аголицын:

— С полшага, милостивый государь!

И тут я не выдержал и закричал:  

— Стоп! Господа гусары, дальше торговаться некуда, поэтому прошу стреляться... с полшага! Точка!

Дуэлянты,  нехотя,  со мной согласились. Я отмерил полшага, начертил саблей на снегу две черты и объявил:

— Господа! Приступайте!

Дуэлянты сошлись и упёрлись дулами своих пистолетов друг другу в животы.

— Конский, стреляйте первым, — обречённо сказал Аголицын.

— И стрельну, — брызнул слюной Конский.

Внимание! Барабанная дробь. Конский взвёл курок и тут... мать его! Конский решил поиграть в благородство! Ба-бах! — он выстрелил в воздух.

— Ваш выстрел, — напомнил я Аголицыну.

Аголицын тоже: ба-бах! — в воздух.

Я, почуяв неладное, взглянул на второго секунданта. Тот лежал на снегу, на спине, раскинув руки, словно Христос. Как потом выяснилось, он умер прямо на месте, от разрыва сердца.

— Господа, — просипел я, — дуэль завершена…

Но дуэлянты меня не слышали, они, счастливые, обнимались.

Дома я подошёл к зеркалу, я был белый как лунь.

Вот такой случай был, милый корнет. А вы говорите, быть секундантом — штука безопасная...

Седой не по годам поручик, закончив свой рассказ, принялся по новой набивать трубку. В камине трещали дрова, юный, безусый корнет плакал навзрыд, как ребёнок.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.