Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 31 (бумажный)» Изба-читальня» Диоген (историческая миниатюра)

Диоген (историческая миниатюра)

Ефимовский Ефим 

Ефим ЕФИМОВСКИЙ ДИОГЕН (историческая миниатюра)

 

ДИОГЕН

Историческая миниатюра в современной интерпретации, в двух сценах

 

Действующие лица:

Архонт – глава города Коринфа

Стражник, его помощник

Распорядитель по подготовке встреч императора с населением

Александр Македонский- великий полководец, создатель могущественной империи, 32 лет

Поэт – лицо вне времени, существует и в старом и в новом времени, он же Диоген – старый философ, отрицающий блага жизни.

 

(Возможно участие пантомимической, танцующей массовки, хора, музыкантов и т.п.)

Действие происходит в Коринфе в 324 году до н. э.

 

 

СЦЕНА ПЕРВАЯ

 

На заднике площадь античного города, бочка Диогена

(На авансцену выходит Поэт в греческом хитоне, освещается портрет Диогена.)

Поэт.

 (напевает).

Диоген жил в старой бочке,

Проводил там дни и ночки,

И просил порою только тишины.

Не хотел иметь квартиру,

Доказать хотел он миру,

Что излишества для счастья не нужны.

Хоть, бывало, он из мрака

Огрызался, как собака,

Но остер на человечий был язык.

И дошло до полководца,

Что легко тому живется,

Кто за славой, властью гнаться не привык.

свещается портрет Александра Македонского.)

Кто презрел все наслажденья,

Терпит голод, униженья,

А иметь бы мог свой дом, держать рабов.

Позван был к царю философ:

«Много есть к тебе вопросов.

Не прибудешь во дворец, казним без слов».

Не меняя в бочке позы,

Все мудрец презрел угрозы.

Он ответил: «Смерти вовсе не боюсь.

И готов поклясться честью

Было б мне страшней известье,

Что царю я никогда не пригожусь».

(Надевает парик Диогена, напевает, залезая в бочку.)

Диоген жил в старой бочке,

Проводил там дни и ночки,

И просил порою только тишины.

Не мечтал иметь квартиру,

Доказать хотел он миру,

Что излишества для счастья не нужны.

(На сцену выходят архонт и стражник.)

 

Архонт. Ну, давай, давай, докладывай обстановку.

Стражник. Улицы очищены от грязи, пьяниц, нищих и прочего сброда.

Жалобщики, недовольные македонской властью, изолировали. Тюрем на всех не хватило, оставшихся загнали в пещеру за городом и поставили охрану.

Архонт. Молодец! К торжественной встрече все готово?

Стражник. Дома и заборы покрашены в цвета македонского флага. Все граждане Коринфа вместе со своими рабами уже с ночи встанут вдоль дороги. А утром будут приветственно махать руками и бросать под ноги войска цветы. Хор исполнит македонский гимн. В театре будет представлена комедия: «Смерть персидского царя» в четырех актах. Коринфский дворец готов для торжественного приема повелителя мира. Все главные храмы Зевса, Афины, Артемиды совершат торжественные молебны и принесут жертвы в честь дорогого Императора.

Архонт. У тебя все? А Диоген где?

Стражник.  Диогена вместе с бочкой сейчас откатим во двор и поставим охрану. Пусть там лает на самого себя, а не на нас, коринфян, а главное – не на нашего дорогого императора, солдат которого, я вам доносил, он называет (Шепотом.) убийцами и жадными волками…

Архонт.   Да, этот Диоген никого ни в грош не ставит. Из Синопа его когда-то вышвырнули вон. Так он сказал отцам города на прощанье: «Это не вы меня изгоняете, это я вас приговорил на месте оставаться». Тоже мне остряк! Его, как Сократа надо было бы… цикутой угостить. Чтобы лишнего не болтал.

Стражник. А вы слышали историю, как его пираты продавали в рабство в Сиракузах…

Архонт. Погоди! Это случай я тоже знаю (Достает свиток). Тут его ученики выпустили книгу о нем. В стихах. Вот как там этот эпизод описывается:

«На рынке толпа.

Продаются рабы.

Покорные, ждут неизвестной судьбы.

И вот Диогена выводит купец:

– Что ты умеешь?

Ты пекарь? Кузнец?»

Диоген был тогда молод и, естественно, покупателям нужны были молодые специалисты. И тот, кто продает у него и спрашивает: (Читает).

«Раб, отвечай и народ не томи!

Чему ты обучен?

– Я? Править людьми.

Выходит глашатай толпе объявить:

– Хозяина кто-нибудь хочет купить?

Благодаря этой идиотской шутке Диогена выкупил один богатый философ и отпустил на все четыре стороны. А что он делает сейчас?

Стражник.  В своей гидрии – бочке, дрыхнет и … (Шепчет на ухо.)

Архонт. Фу, какое мерзкое антиобщественное существо. Но тут, понимаешь, какое дело… Сегодня в наш город, накануне прибытия Императора, приехал Главный Распорядитель встреч Александра с населением. Он сразу предупредил, чтобы бочку с Диогеном выкатили сюда, на главную площадь. Я не понимаю, зачем понадобился им этот сумасбродный старик …

Сейчас Распорядитель осматривает город, но скоро прибудет сюда. Так что пока не трогай этого старого придурка.

Стражник. Слушаюсь.

Архонт. И что они будут с ним делать. Может, император хочет его публично казнить за длинный язык. Чтобы другим неповадно было…  Философ, не признающий власти, никому не нужен! И мало того, опасен!

Архонт. А чего он там делает? (Раздается храп Диогена.)

Стражник.  Дрыхнет.

Архонт. Ну и запах от этой бочки! Принеси-ка ароматических жидкостей.

У моей жены и дочерей возьми. У них там в гинекее этого добра на слона хватит.

Стражник. Слушаюсь. (Уходит.)

Архонт. Успел бы до прихода Распорядителя. Нет, кажется не успеет. Кто-то сюда идет. (Входит Распорядитель.)

Распорядитель. Ну, и где ваш самый острый на язык житель Греции, философ Диоген?  Его неожиданные ответы молва разносит по всей стране. Где он?

Архонт. Диоген? Здесь в бочке. Только…

Распорядитель. Что «только»? Говори всю правду.

Архонт. Сейчас он только огрызается на прохожих и дрыхнет. Его поэтому и прозвали «киносом» – собакой, а его подражателей-учеников «киниками», ведь они всех на свете готовы облаять, обругать …

Распорядитель. Ты мне брось эту чушь молоть. Киники, циники… Меня Диоген интересует, его способность на сегодня сказать острое, неожиданное, смешное слово. И, причем, в присутствии императора. Пусть это будет выглядеть даже несколько непочтительно. Грубовато. Но зато это подчеркнет демократизм нашего Александра по отношению к вам, грекам, хоть вы гораздо более низкого происхождения, чем мы, македоняне. Пусть все узнают, что Александр ценит шутку, острое слово. А то пошли слухи, что он со своими полководцами последнее время только пирует или казнит заговорщиков.  А ведь у нас, у греков, философия (после военного дела) – главная наука. И вы должны все пасть перед царем на колени за то, что от вас Александр не требует падать перед ним на колени, как делают это другие покоренные народы.

Архонт. Ваше превосходительство! У нас кроме этого урода, то есть, простите, философа, найдется с десяток превосходных ораторов, актеров, музыкантов…

Распорядитель. Молчи! Может быть, ты будешь меня учить, македонянина, что мне делать или что делать нашему императору? Стоило бы ему окружной дорогой на Индию через ваш Коринф идти, чтобы ваших глупцов- ораторов послушать. Мы, правда, посылали гонца за Диогеном и велели… «под страхом смерти немедленно прибыть ко дворцу». Он довольно дерзко, хотя и остроумно, отказался, и тогда император изволил сказать… (смотрит в свиток.) «Если Диоген не идет к Александру, то Александр придет к Диогену». А каково! Сам император, повелитель мира, считает философа равным себе.

Ясно тебе?

Архонт. Так точно!

 Распорядитель.  В молодости Диоген с самим Платоном дружил, учеником Сократа. А Платон – учитель Аристотеля, а Аристотель – учитель нашего Александра.  Понял, дурачина откуда ноги растут? (Освещаются портреты названных философов.)

Архонт. Так точно, понял. Как не понять! Вы все македоняне – любители мудрости. Не то, что мы… коринфяне…

Распорядитель. Ну, что там старик наговорил за последнее время? Есть что-нибудь остроумного, новенького?

Архонт. Тут один поэт описал в книжке его так называемые острые ответы. Мы, конечно, изъяли все книжки и уничтожили. Вот одна осталась у меня.

Распорядитель. Ну, читай.

Архонт. (читает по свитку).

Диоген и плешивый

Плешивый Диогена поносил.

Мудрец в ответ:

 – А ты мне очень мил.

И волосам твоим шлю похвалу сплошную…

За то, что голову покинули дурную.

Распорядитель. (достает свиток).

Это смешно. Но эта шутка десятилетней давности.  А вообще, лысых трогать не советую, у нас кое-кто из полководцев Александра – тоже волосы потерял. Давай дальше…

Архонт. (читает).

Диоген и олигархи

Два богача орали друг на друга.

Увидел Диоген их петушиный бой:

 – Имуществом владеть невелика заслуга,

Попробуйте-ка вы владеть собой.

Распорядитель. Богатых граждан великой нашей империи надо всемерно уважать, они главный показатель могущества страны, а не нищий сброд, который вечно всем недоволен. Критика богатых граждан сегодня недопустима.

Архонт. Но у нас как бы традиции… демократические…

Распорядитель. С этими вашими «как бы традициями» Греция развалилась на мелкие части и только великий Александр собрал ее воедино вместе с Иудеей, Египтом и прочими странами… Так что за этим поэтом надо понаблюдать… Или лучше всего… (Делает жест.)

Архонт. Слушаюсь. А с Диогеном что прикажете?

Распорядитель. Пока он нам нужен. Пока… А там… Ну, давай, что у тебя… еще из новенького.

Архонт.

Диоген на пиру

На пир позвали. Налили вина.

Он вылил всё.

 – Напитка в чём вина?

Мудрец в ответ:

 – Коль выпью я вино,

Тогда оно погибнет не одно.

Распорядитель. Это двусмысленность. Что же там, отрава, что ли? Александр пирует каждый день, когда нет битвы. И что же ему надо бояться яда в бокале вина?  Нет, ваш Диоген не так прост. Этот стишок никому не показывай. Понял?

Архонт. Так точно. Вот еще…

 Диоген и статуя

«У статуи просил он подаяние.

Ему сказали:

– Потерял ты разум!

Безрезультатны все твои старания!

– Зато привыкнуть я смогу к отказам»

Распорядитель. А какая статуя была? Не императора, случайно? Этот стишок тоже уничтожь!  Ну, это все известно. А сейчас есть какие-нибудь шутки, остроты? На злобу дня.

Архонт. Ничего новенького нет. Состарился. Нужду справит и опять дрыхнет.

(Вбегает стражник с амфорой.)

Стражник. Вот, дала ваша жена… (Замечает Распорядителя). Виноват, прошу прощения, разрешите обратиться к господину Архонту.

Распорядитель. Давай, только побыстрей, обращайся.

Стражник. Ваша жена мне дала благовония…

Распорядитель. (заглядывает в бочку, зажимает нос). Разбудите его… Да поживей!

Стражник. (заглядывает в бочку, трясет за ногу Диогена). Эй, вставай! 

Диоген. (сквозь сон). А пошел ты куда подальше!!! Совсем охренели! Дайте человеку поспать. (Храп).

Архонт. Облей его.

Стражник. Это дорогое. Из лепестков роз…

Архонт Лей.

Стражник.  Вставай, собака! (Выливает кувшин.)

Голос Диогена. Да вы что, очумели совсем? (Вылезает из бочки.)

Диоген. Кому тут делать нечего? А, это ты, архонт, со своими гопниками.

Архонт. Да как ты смеешь, собака! При его превосходительстве! (Замахивается хлыстом.)    

Распорядитель. Погоди! Может, еще что-нибудь скажет.

Диоген. А ты, дурачок, вообще отойди в сторону, ты загораживаешь мне солнце, я должен обсохнуть!

Архонт. Ах, ты, собака, представителя высшей власти в государстве оскорблять. (Стражнику). Тащи его в тюрьму, судить его, собаку, народным демократическим судом будем…

Распорядитель. (стражнику). Погоди его тащить! А что, ребята, если завтра так же к императору, с теми же словами?

Архонт. Императору – «дурачок»? Да он нас… Да он весь город…

Распорядитель. Да, нет, «дурачка» не надо… а вот дальше … «Отойди…»

Архонт. Как же можно Александру – «Отойди!»?  

Распорядитель. Лести император много слушал, а вот такого ответа… Одновременно грубого, одновременно сравнивающего императора с солнцем… император загораживает, т. е. затмевает само светило! Это очень глубокомысленно! Это по-философски! Это останется в истории! (Записывает). «Отойди, ты загораживаешь мне солнце». (Репетирует интонацию). Отойди, пожалуйста! Ты загораживаешь мне светило!

Значит так, Диогена в тюрьму, на время, и пока не бить, а тебя (Показывает на стражника). пусть загримируют в вашем театре под этого старика, и ты сюда, в бочку вместо него, понял?

Стражник. Так точно!                                                                                                                         

Распорядитель. Да и оденься в ветхое, но чистое. Император грязных и неумытых не терпит. А текст этот я вам перепишу. За ночь выучите. Там всего-то пять слов. (К Архонту). И вы это старую гидрию вымойте хорошенько. Пойдемте готовиться. Завтра рано утром нам предстоит торжественная встреча нашего императора с непобедимым войском.

(Все уходят, стражник толкает впереди себя Диогена: «Пошел, собака!». Музыка. Древнегреческий танец.)


 


СЦЕНА ВТОРАЯ

 


Выходит Поэт. Освещается портрет Платона

Поэт.

Сказал Платон:

 – Важней писать труды,

Чем в бочке спать,

Просить на пропитанье!

Должно хватать философу еды,

Чтоб голод не застил дорогу к знанию.

Увидит ли твое ученье свет?

(Освещается портрет Диогена.)

И молвил Диоген ему в ответ:

 – Мое ученье – это жизнь моя!

А главы книг –

Невзгоды и лишенья.

Своей судьбою обучаю я,

Как в крошке хлеба

Видеть наслажденье...

Как уважать зверей и рыб, и птиц,

Не падать перед властью денег ниц.

Как показать к побоям и обидам

Свое презренье равнодушным видом.

 (Оглядывается.  Уходит. Крики: «Слава императору Александру! Слава повелителю мира! Слава! Слава!» Появляется Император, Архонт, Распорядитель. Процессия останавливается у бочки.)

Распорядитель. Ваше величество! Здесь в обыкновенной гидрии обитает знаменитый философ Диоген, он проповедует теорию жизни без излишеств. Он считает, что человеку для счастья нужно совсем немного, что человек подобен животному, например, собаке, которая живет в будке, а он вот в бочке…

Александр. Да, да я знаком с этой теорией. (Читает по свитку Распорядителя). «Диоген должен стать примером для бедных слоев населения, которые вечно недовольны властью. А ведь они живут куда лучше этого мудреца». (Отдает свиток Распорядителю). Мне Аристотель рассказывал про эту теорию… Это он, мой учитель сказал: «Платон мне друг, а истина… поможет»

Распорядитель. Дороже.

Александр. Да, пожалуй, ты прав. Удар по голове в одной из битв немного повредил мою память.

Распорядитель. Вот еще случай из жизни мудрецов. Однажды в молодости Диоген в гостях у Платона, гуляя с ним по саду Академа, обвинил хозяина в многословии. (Берет свиток у Архонта, читает.)

– Я истину искал в твоем труде,

Но там страниц немало скучноватых.

Платон взял свиток:

 – Многословье? Где? –

Не хочет верить младшему собрату.

Молчали долго. Садом летним шли.

Вздыхает Диоген:

 – Кто б дал мне финик?

Платон корзину подаёт с земли:

 – Да, ешь хоть все.

И усмехнулся циник,

Плоды в корзине сосчитал тотчас:

 – Ты на один вопрос ответил триста раз.

Александр. Браво! Браво! Я очень люблю философию и острое словцо.

Однажды мой придворный художник Апеллес написал с натуры портрет моего коня. Я сказал, посмотрев на картину, что мой Буцефал не такой.  И тут мой конь подошел к картине и заржал. И тогда Апеллес сказал… (толкает Распорядителя.)

Распорядитель. Апеллес сказал Александру: «Твой конь понимает в живописи лучше тебя».

Архонт. Как же он осмелился так дерзить?

Александр. То же самое сказал и мой полководец Лисимах…

Распорядитель.  Птолемей.

Александр. Да, правильно, Птолемей… И тут Апеллес… (К Распорядителю). что там сказал Апеллес Птолемею? Я помню только одну знаменитую фразу Апеллеса: «Ни дня без… любви». (Освещается картина Апеллеса «Афродита, выходящая из воды».)

Распорядитель.  «Ни дня без черточки». Он же художник. Правда, одно другому не мешает.

А художник Апеллес (Читает по свитку). на замечание Птолемея, «Как вы, император, терпите такую дерзость?», ответил: «Император терпит мою дерзость так же, как он терпит твою лесть».

Александр. Да, да! Абсолютно точно. И я, кажется, казнил Апеллеса.

Распорядитель. Нет наградили. Вы изволили дать ему столько золота, сколько он смог унести.

Александр. Ах, да! Правильно! Ну, разбудите же, наконец, мудреца Диогена. Я хочу с ним поговорить.

Архонт. Диоген, выходи! Заснул, что ли!.. (Распорядителю). Наверное, всю ночь репетировал.

 Распорядитель. (Архонту). Разбудите его. А вы, ваше величество, встаньте здесь, рядом с бочкой, чтобы солнце светило вам в спину. Так надо. (Ставит Императора.)

 Архонт. (будит «Диогена»). Вставай! Император здесь! Говори, что положено!

«Диоген» (вылезает стражник, видит императора, падает на колени). Ваше императорское величество! Благодетель Вы наш. Дай бог Асклепий Вам здоровья, чтобы вечно править нами. Да поможет Афина вам в сражениях ваших!

 (Архонт и Распорядитель подхватывают «Диогена», поднимают на ноги.)

Распорядитель. (шёпотом). Говори, что положено, скотина! «Отойди…»

«Диоген». (бормочет). Я сейчас отойду! (Отодвигается). Ваше императорское величество не велите казнить. Виноват! Забыл текст, мне порученный. Всю ночь повторял… Солнце Вы наше незакатное!

Александр. Что он там бормочет? Что ты просишь, философ? Я могу дать тебе все, что ты пожелаешь!

«Диоген». Солнце Вы наше лучезарное!

 Распорядитель. Философ Диоген изволил сказать Вам: «Ты загораживаешь мне солнце!»

Александр. Загораживаю солнце? Как он посмел! Казнить…

(Распорядитель подсовывает текст.)

Император «Как это остроумно! Действительно, один только я, великий император, завоевавший полмира, могу загородить солнце великому философу». (Отдает свиток). Ну, все, пойдемте пировать. (Распорядителю). И пришли моего Гефестиона, только тайно, чтобы жена Роксана не знала.

Распорядитель. Подождите!

 (Выходят на авансцену, распорядитель передает Александру свиток, император читает.)

Александр «Если бы я не был Александром, я бы хотел быть Диогеном!» (Слышны аплодисменты, овации, восторженные крики. Распорядитель снимает парик со стражника и надевает на императора.)

Император. Похож?

Распорядитель. Одно лицо.

Император. Пойду так к моему дружку. (Все уходят.)

Стражник. (уползая на четвереньках). Ваше императорское величество!

Виноват! Текст перепутал! Ваше императорское величество! Не велите казнить! К следующему Вашему прибытию выучу. (Уползает. Выходит Поэт.)

Поэт.

Последний ответ Диогена

«Ты, Диоген, наверно, все же, глуп!

Живешь ты в бочке, а в кармане ветер свищет.
Когда умрешь, кто вынесет твой труп?»
«Тот, кто захочет жить в моем жилище!»

 

 В 323 году до н.э. Александр был отравлен во время погребения своего любимца, юноши Гефестиона, который, по-видимому, тоже был отравлен. Некоторые историки считают, что в обоих случаях это месть ревнивой жены Александра Роксаны. В том же году, что и Александр, умер философ Диоген. На его могильной плите были выбиты такие строки:

«Был раб один отпущен на свободу.

 – Свободный я! –

Он хвастался народу.

Тогда ему заметил Диоген:

– В твоей судьбе не вижу перемен.

Свобода – не награда –

Дар природный!

И ты навеки раб,

А не свободный».

Могила Диогена не сохранилась. Год смерти поэта тоже неизвестен.

 

(Выходят все артисты, поют.)

Все. Диоген жил в старой бочке,

Проводил там дни и ночки,

И просил порою только тишины.

Не мечтал иметь квартиру,

Доказать хотел он миру,

Что излишества для счастья не нужны.

Мы совсем не Диогены,

И у нас другие гены.

Мы хотим иметь квартиры и авто.

Пить вино и кушать пиццу.

Ездить к морю за границу.

И чтоб нас еще хвалили ни за что.

Вдруг ученье Диогена,

Станет модно, современно.

Кто-то роскошь и богатство проклянет.

В семикомнатную «бочку»

Въедет он с женой и дочкой

И откроет для пожертвований счет.

Мы все дальше от природы

И назад уже нет ходу.

И смартфонам в нашей жизни нет замен.

Удивляется планета:

Как сидел без интернета,

Дни и ночи в старой бочке Диоген.


 

КОНЕЦ

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  5
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.