Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 31 (бумажный)» Поэзия» Трельяж с желтой хризантемой (подборка стихов)

Трельяж с желтой хризантемой (подборка стихов)

Шатовкин Виталий 

Виталий ШАТОВКИН ТРЕЛЬЯЖ С ЖЕЛТОЙ ХРИЗАНТЕМОЙ (подборка стихов)

 

● ● ● ● ●

 

Раздели, каждый дверной проём, на себя –

оставляя, где-то снаружи воздух – 

передышанным,

смятым,

 

как волокно стебля: не без этого. Слышишь,

вплетают в гнёзда, птицы – твои

сухожилия – твои

стихи –

 

словно масличный прутик, медяк Харона, и

окунают в русло птенцов своих,

как новорожденных

в плавнях у

---

Иерихона.

 

 

 

ТРЕЛЬЯЖ С ЖЕЛТОЙ ХРИЗАНТЕМОЙ

 

I.

Ветер гнёт однобокую спину – с бесконечным

количеством позвонков – этот воздух

разрознен игрушкой –

 

мозаичным домино, на котором заместо цифр,

пустот, крючков – листья папоротника.

И дальше ни одного,

 

воздыхателя с грубой рукой, говорящего: /бей/

на семи языках, в том числе на наречие

глухих – в темноте,

 

спотыкается желтеньким пальцем о выпуклый

брайль – полумесяц. Цунами – разводят

водой духи, до

 

прозрачности

 

вакуума или замоленных слёз – возводящихся,

в энную степень опустошения –

одиночество –

 

это, прежде всего, гипноз –

усечённое зеркало

с правом

 

---

неотражения.  


II.

Грудью

 

облака кормятся полузабытые рты, уцелевшие

чудом в оплаченных Иродом плясках,

и ломаются рёбра о

 

венчик

 

густой пустоты – словно крылья капустниц об

лампочку. Более вязкой, становится

речь, тротуарная

 

хлябь, сопряжения губ – находящих, по запаху

мускуса, в теле постскриптум, и всё

то, что осталось

 

под строчками письменных букв, покрывается

патиной. Цели своей не достигнув –

возвращается

 

в руку ткачихи пробитый челнок – она давит –

засаленный возглас, прокуренным

горлом, и как

 

отмель

 

во взгляде, на ней выступает песок

и его тут же дети разносят

в игрушечных

---

формах.

 

III.

Собери себе небо в песочнице два на два – ему

так не хватает любви и голодные птицы

пусть его разнесут

 

по пустынным, окрестным дворам будто ветки

олив. И в осколках читаются лица – с

плавной мимикой

 

мрамора,

 

с грустью, с предчувствием сна – в простынях

накрахмаленных прячутся падшие

звёзды – выгорая до

 

дыр, им становится плоскость тесна, как сырая

рубашка. Именами неназванных тёзок –

отражаются улицы –

 

вычурна их кривизна, с каждым шагом на них,

обступают дыхание мшелые стены и

над ними, сквозь

 

ватные тучи – мерцает луна –

распускаясь бутоном

желтеющей

---

хризантемы.

 FRAMMENTO DI ACQUA

 

Ты выплыла из пустоты – стручкообразною

гондолой и выправкой, до прямоты –

был горизонт. Кусочком

сколот, фрагмент

 

немого витража над куполом Санта-Марии,

и в сон – последнего дожа – втекла

лагуна. Вместо крыльев –

здесь носят жабры

 

и покой –

 

разлит повсюду под ногами, а мрамор – как

туман густой – очеловечен. Вечерами,

растёрто солнце на часах, до

состояния морской

 

пены

 

и кормчий, в Дантовых

кругах – петляет

будто

 

---

суеверный.

 

 

● ● ● ● ●

 

Гуммигутовый вечер и краски сменились – и свет –

не находит себя в преломлении арочной

люстры. Чешуей от рептилии

старый, дубовый

 

паркет – упирается в прошлое. Окаменелые бюсты

из кусочков картона, просроченный папье-

маше – высыхая – становятся

формой для

 

твердого знака, и – скрепят на зубах карамельным,

тягучим драже. За окном птиц не слышно и

тени берёз в неглиже, собрались

на аллеях, чтоб

 

собственный возраст

оплакать.

 

 

 

ДВОЙНИК

 

Любое зеркало – футляр родства, между зрачком

и силой Архимеда: заложенная за подклад

полтина – не в голос – про себя – 

бубнит до ста, считая

 

стриженных,


 

безоблачных овец и в отражении – через раструб

пуповины, из серебра – рождается близнец.

Накормленный, раскрашенный, но

плоский – переводных

 

картинок

 

вернисаж – ты только скажешь слово –

он по-свойски, кивнёт в ответ: и

то ли чувством сноски, то

ли лицом твоим

 

---

заполнится

мираж.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Мгновением играет рыба-омут, из пузырьков

икры и гуталина – неугомонно ищет

в маме – кто мы? – малыш,

слепивший

 

день

 

из пластилина. Слепивший стыд, слепивший

суммы чисел, портрет отца, верблюжье

одеяло – рукою, одержимый

летописец –

 

поставив

 

точку, всё начнёт сначала. Всё будет кратно в

нём его ангине, делящей /выдох-вдох/

на чёт и нечет – и каждый

слог, как нож

 

на

 

гильотине – сползая вниз – молчание увечит.

Крутясь на месте бабочка-пылинка –

о как нам мало надо для

забвения – и

 

накипь,

 

с парафиновой горбинкой – оплывший ангел.

Не без промедления, свеча возносит

потолку молебен и

фитилёк –

 

сгоревшим ударением –

как Тот, кто звёзды

зажигает в

 

---

небе.

 


 

НЕВАЛЯШКА

 

Разбросанный по комнатным углам предел светильника –

бельмо для Минотавра, кинестетическая пыль: то

тут, то там – так виден купол планетария

сквозь свечку. Его пришили за

 

пробоины к глазам,

 

как майский вечер к пазухам сирени: чем ярче свет – тем

всё смиренней тени. Один, два, три – пройдись по

узелкам, по лузам позвоночника вслепую

у равновесия – нет функций –

 

кроме сна. Здесь

 

каждый звук сведён в спираль ушную – колье из ржавых

раковин морских, готических наречий погремушка

и отпечаток кукол восковых – надводных

айсбергов плывущая печаль –

 

то дно покажет –

 

то всплывет верхушка – то

замигает, маячком,

диагональ. 

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Осень казнит зрачок, но жалует голос, ветер берёт

прорехи, как бязь иглу. Не истончившись –

рвётся кленовый волос – словно

ладонь в прожилках –

 

прильнув к стеклу.

 

Так смотрят перед тем, как уйти надолго – если не

сказать больше, что навсегда и горизонт

вкрапляет в себя осколки –

вырвавшиеся из

 

---

кривизны гнезда.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.