Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 31 (бумажный)» Поэзия» Страшный суд (Сибирская повесть)

Страшный суд (Сибирская повесть)

Козырев Андрей 

Андрей КОЗЫРЕВ СТРАШНЫЙ СУД (Сибирская повесть) поэма

 

 

 

1.         ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

 Последняя осень.

 Осень тревог и надежд наших.

 Осень сырая,

 Глухая,

 Морозная.

 Жёлтые травы и зелёные листья на чёрной земле.

 Жёлто-серые холмы у реки Замарайки.

 Жёлто-серое небо.

 

 Ранним утром, по измороси,

 Мимо чёрных изб покосившихся

 Он тайком крадётся,

 Стыдясь, боясь, не заметит ли кто.

 Он возвращается –

 Беглый беляк, бывший эмигрант,

 Бывший чистый отрок,

 Семнадцати лет в белую гвардию призванный,

 Девятнадцати в Китай бежавший,

 Двадцати пяти – тайком вернувшийся.

 Вернувшийся домой.

 На землю родную.

 На пепелище родное.

 На смерть.

 

 Старая шинелка.

 Ноги в сапогах седых.

 Лицо молодое, узкое,

 Сибирским снегом обмороженное,

 Китайским солнцем обожжённое,

 Неживое.

 Глаза - чёрной воды колодцы.

 Глаза - как углем дыры прожженные.

 Смотрят и не смотрят,

 Только травы взором обжигают.

 Бровей – нет как нет.

 На лбу – чёрные волосы с седой прядью:

 Чёрное с белым –

 Флаг поверженного поколения,

 Выжженного поколения,

 Поколения пустоты.

 

 

2.         КАИН

 

 Идёт он мимо домов,

 Где спят все ещё.

 Идёт, хоронится.

 Чёрной водой из глаз глубоких плещет.

 Где она, материна изба?

 Не сгорела ли?

 Аль до сих пор стоит?

 Полдеревни, небось, полегло тогда...

 

 Вот она,

 Изба старая,

 Изба чёрная,

 Дедом поставленная.

 Стоит, как филин, нахохлившись,

 Крылья сложив,

 Исподлобья глядит.

 Сонная птица. Мудрая. Злая.

 Не страшно ей ничего.

 Сто лет ещё простоит, сто войн переживет,

 Только чернее станет.

 А взгляд её – всё тот же будет,

 Всё то же чёрное лицо избы.

 

 - Кто там?

 - Панька Махоткин...

 - Кто-о? А ну шагай отсюда, стервец, вор приблудный!

 - Панька я, брат твой! Не признал разве?

 Вот шрам на руке, возле локтя, - помнишь, в детстве косой ты махнул...

 Кровь до сих пор красна так же...

 - Панька!

 - Петруха!

 - А откудова ты? Слыхали мы, что пропал ты...

 Что штык тебе вонзился в горло клокочущее

 Там, под Кяхтой, в Унгерновом побоище...

 Выжил что ли?

 – Не был я там. Лгали люди.

 Я в Харбине три года жил,

 По жёлторосской степи блуждал,

 Рикшей был, белье стирал,

 А оружие - во веки в руки не возьму!

 Устало оно от рук моих...

 - А пришёл зачем?

 - Да вдохнуть пыли родной захотел...

 По степи жёлтой пройтись...

 Мать повидать...

 - Нет матери. Год назад скончалась.

 Отец ещё при тебе отстрелялся.

 Я женой обзавелся, сын теперь у меня -

 Волосы жёлтые, песочные,

 Глаза синевы вечерней,

 Веснушек полчашки на лице.

 Спит сейчас.

 Нет тебе у меня места.

 Я беляка не приму.

 Хошь, не хошь, - а жить надо.

 Знаешь ведь, что беглецам у нас причитается!

 Ступай в тайгу куда, в леса синие,

 В чащи метельные,

 Там избу сваргань, помогу, чем смогу.

 А к нам, в Нахаловку нашу - не кажись!

 Понял?

 

 - Понял я... Нет мамки моей больше

 И брата нет.

 Ну, прощевай, живи, как можешь.

 Я к тебе не приду.

 

 Плюнул Панька под ноги,

 Повернулся на месте

 И, сгорбившись, назад зашагал.

 

 А изба кряхтела вслед,

 Ворочалась под ветром серым,

 Глаза жёлтые зажигала,

 Спину бревенчатую щетинила,

 И треск от неё разносился по холмам,

 И дым из трубы шёл ядовитый -

 Дым, дым,

 Дым России,

 Дым времени спаленного,

 Газами выжженного,

 Кровью политого,

 Слезами усеянного,

 Смертями урожай пожавшего.

 

3.         СТРАШНЫЙ СУД

 

 идёт он прочь,

 Мимо изб покосившихся,

 Не боясь уже, что заметит кто.

 идёт, покачиваясь,

 Рукой машет -

 Голова буйная,

 Забубенная.

 жёлтые пески Китая в памяти шумят,

 Фиолетовое небо монгольское в глазах стоит,

 Кровь в горле клокочет

 Непролитая.

 

 Горько ему. Горько и пусто.

 Помнится, как мамка - седая, прямая, тощая -

 Провожала в поход его,

 Крест-накрест отец целовал...

 И пустыня жёлтая горит в зрачках его.

 Лицо безбровое белизной пламенеет.

 Взгляды чёрным вороном над селом порхают -

 По холмам жёлто-зеленым,

 По реке серой,

 По старице безжизненной,

 Вороном реют, птицей-ястребом, птиц мелких ловят,

 Мясо когтями разрывают

 И кровушку, клокоча, из горла пьют.

 

 Эх, жизнь- пустыня...

 Ни дома, ни отца, ни матери...

 Есть разгуляться где на воле!

 

 Эх, раззудись, рука!

 Живи, гори, рыдай!

 И чтоб пустоте пусто было!

 

 Кто там на краю села?

 Лицо незнакомое... широкое...

 Глаза раскосые, чудные...

 Скулы жёлтые, желваки так и ходят под кожей...

 Казах? Степное племя, сильное, буйное,

 На земле воспитанное.

 Пустыня - в щелочках глаз их...

 Небо - в сердце их...

 Песок и небо. Небо и песок.

 

 - Эй, ты! Саша-паша! Брат! Подходи, поцелуемся...

 - Ты кто? Моя не понимай...

 - Я не местный. Проезжаю тут... В Москву еду.

 - Что, болша шишка небось - в Москов мчать?

 - Болша, болша. Хошь, подарок дам - нож, китайский, новый?

 - А чего ты так?

 - Да радость у меня. Сын родился. Всем подарки сделать хочу!

 Выпьем, друг степной, из фляжки моей!

 Фляжку серебряну тебе тож отдам...

 Вон как блестит! Дорогая вещь! С беляка снял на войне...

 Так выпьем! - Выпьем!

 - За Страшный суд!

 - А что это?

 - Не понять тебе. Хорошая штука!

 - Ну, выпьем!

 

 Пьют двое. Небо над ними стоит заиндевелое.

 Стоит, не движется.

 Обрыв, травой жёлтой поросший, над рекой стоит.

 А за Замарайкой - ковыль-трава, поросль степная,

 На ветру колышется,

 Шуршит молитвы свои,

 Иноком степным, летопись веков ведущим,

 Под копытами растущим,

 Каждым ударом сминаемым,

 После каждого удара снова встающим.

 

 Трава мягкая, трава сильная,

 Трава вечная.

 

 И море шороха его, море думы утренней

 Колышется мерно...


 

4.         ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

 

Выпита последняя чарка. Об землю разбита.

 Нож – у Темирбая. Фляга ему же отдана.

 Нет больше чар. Нет жизни больше.

 И смерти нет.

 

 – Эх, раззудись, плечо, размахнись, рука!...

 

 Горит изба старая,

 Дедом построенная, -

 Сто лет могла бы стоять,

 А не вынесла братовой вражды.

 

 Горят стены древние,

 Горят ставни деревянные,

 Сибирская резьба древняя, хитрое узорочье!

 В доме двери заперты крепко.

 Крики несутся,

 Рвутся, плачут, крыльями машут,

 Небо царапают до крови,

 Крики, крики, крики - три стаи криков от земли до небес!

 Насквозь! Насквозь! Весь мир ими пронзен -

 Криками детскими,

 Плачем мальчонки жёлтоволосого,

 С веснушками в полщеки,

 С глазами синевы вечерней!

 

 А в избе - икона Божьей Матери -

 "Хождение по мукам" -

 Из огня ладони тонкие простирает,

 Молится,

 Глазами девичьими из огня хода ищет,

 Сквозь дым чёрный по воздуху плывет.

 Глаза синие,

 Глаза укорные,

 Глаза молчаливые на муки смотрят.

 

 Сошла, сошла, сошла в ад Богородица!!!

 

 Мальчик плачет...

 

 Гори, гори, гори!...

 

 Пляшет рядом брат,

 Брат обезумевший,

 Пляшет у пожарища,

 Сапогами тяжелыми землю бьет за обиды свои,

 И глаза - слез полны, колодцы чёрные,

 Щели преисподние.

 

 Пустыня в душе его,

 Красное небо монгольское,

 Шинели серые,

 Штыки, крови отведавшие.

 

 Скоро, скоро последний выстрел его прогремит!...

 Скоро, скоро землю ему последний раз целовать...

 

 Скоро человек в кожаной куртке, прямой и строгий, взглянет в глаза мёртвые

 И галочкой смерть гада в списке отметит.

 Умирать, так умирать!

 В пламени!...

 

 Небо над пожаром стоит заиндевелое.

 Стоит, не движется.

 Обрыв, травой жёлтой поросший, над рекой стоит.

 А за Замарайкой - ковыль-трава, поросль степная,

 На ветру колышется,

 Шуршит молитвы свои,

 Иноком степным, летопись веков ведущим,

 Под копытами растущим,

 Каждым ударом сминаемым,

 После каждого удара снова встающим.

 

 Трава мягкая, трава сильная,

 Трава вечная.

 

 И море шороха его, море думы утренней

 Колышется мерно...

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.