Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 31 (бумажный)» Проза» Опера Цюаньшан (главы из романа)

Опера Цюаньшан (главы из романа)

Нефф Эрих 

Эрих фон НЕФФ ОПЕРА ЦЮАНЬШАН (избранные главы)

Перевод: Олег Кустов

***

Где же она?

Джерри Цюань смотрел на улицу сквозь тонкие полупрозрачные занавеси. Улица была безлюдна. Он взглянул на часы. Самолёт приземлился в международном аэропорту Сан-Франциско уже два часа назад, а её до сих пор нет.

По улице проехал небольшой фургон, остановился возле дверей склада на другой стороне улицы. Из фургона вышли два человека в тёмной одежде. Один, немного повозившись с замком на низовых воротах, открыл дверь склада, затем мужчины скрылись внутри. У Джерри мелькнула мысль, что надо бы позвонить в полицию. А может и не стоит… Здесь, в китайском квартале, где орудуют уличные банды и наркоторговцы, лучше помалкивать о том, что видел. Вскоре сомнительная парочка показалась снова; они тащили тяжёлый ящик. Один костерил другого на чём свет стоит, было слышно даже через улицу. Затолкав ящик в фургон, они закрыли ворота, потом влезли в кабину пикапа и укатили.

Улица снова оказалась пуста. Джерри хотелось, чтобы за окном проехала другая машина или проковылял пьяный прохожий… Что угодно, лишь бы чем-то занять время.

Где она запропастилась? Может, таможенники прицепились из-за какой-нибудь ерунды?..

И тут он увидел жёлтое такси, выворачивающее из-за угла. Водитель резко затормозил, вылез из машины, небрежно хлопнув дверцей. Таксист был не то индус, не то пакистанец, одетый в какой-то халат, с тюрбаном на голове. Он торопливо подбежал к дверям и принялся громко стучать. Джерри помедлил, прежде чем открыть дверь. Таксист тут же протянул открытую ладонь.

– Тридцать долларов, пожалуйста, – сказал он вежливо, но твёрдо.

– Тридцать? – переспросил Джерри.

– Именно это я и сказал.

– Погоди минутку.

Джерри прошёл вглубь квартиры, открыл запертый на ключ ящик стенного шкафа. В ящике лежала кучка мятых купюр различного достоинства и горстка мелочи. Джерри выбрал одну десятку, две пятёрки, восемь бумажек по доллару, остальное нагрёб мелочью. Затем он вернулся к дверям, опасаясь, что таксист начинает терять терпение. Таксист снова протянул руку ладонью кверху.

– Подставляй обе, – сказал Джерри и вывалил деньги таксисту в пригоршню.

Таксист вернулся к машине, рассыпал деньги по переднему сиденью и пересчитал. Затем вернулся обратно и снова протянул руку.

– Чаевых от меня не получишь, – сказал Джерри.

Таксист разразился проклятиями на своём языке, потом перешёл на английский.

– Китайцы! С вами вечно одно и тоже. – Он отрывисто постучал в окно задней дверцы.

Открылась задняя дверь с другой стороны, пассажирка вышла. Таксист плюхнулся на сиденье, завёл мотор и умчался прочь.

Джерри посмотрел на женщину, что стояла напротив. Она стояла молча, опустив лицо; он видел лишь тёмный силуэт.

– Я – Джерри Цюань, – сказал он.

Всё так же не поднимая глаз, она медленно шагнула навстречу, прошла мимо него и нерешительно остановилась возле дверей. Надо же, какая скромная. Джерри предпочёл бы белую женщину, или мексиканскую, или даже чёрную. Раскованную. Пускай бы вышла из такси с бутылкой пива в одной руке и с сигаретой в другой. Эта же слишком отчуждённая, слишком традиционная.

Джерри пожал плечами, вздохнул. Ладно, чего уж там, надо впустить будущую жену в дом.

 

 

***

Летом 1849 года, в разгар калифорнийской золотой лихорадки, корабль, битком набитый китайскими иммигрантами, бросил якорь в порту Сан-Франциско. Шлюпки доставили новоявленных аргонавтов на берег. Их встречали изумлёнными взглядами и насмешками; раньше здесь китайцев не видали. Вдоволь натешившись, золотоискатели вернулись к привычным утехам в салунах и палатках портовых шлюх. Похоже, тут всякий стремился тем или иным способом попасть на золотые прииски. А уж там будет не до веселья.

Из Сан-Франциско золотоискатели разбредались по всему штату. Слухи приносили разное: кому-то посчастливилось найти золото здесь, кому-то там. В погоне за удачей люди метались с места на место. Не все из них были старателями, были и такие, кто сопровождал старателей, выполняя разную чёрную работу.

Шан Цюань и три его соотечественника прибились к одной из старательских групп. Они готовили золотоискателям еду, стирали их одежду. Потом и сами попытали счастья на золотом промысле. И им даже повезло – поначалу. Американским старателям не понравилось, что какие-то косоглазые прачки тоже находят золото. Китайцев и за людей-то не считали. Недовольство росло, и кончилось всё тем, что Шан Цюаня и остальных попросту ограбили, отняли всё, что при них было. Пришлось возвращаться обратно в Сан-Франциско, почти ни с чем. Шан Цюань благоразумно припрятал чуть-чуть золота; он не разбогател, но смог отправить немного денег жене, чтобы она тоже приехала в Америку. И ещё осталось, чтобы открыть прачечную. Старатели сорили деньгами направо и налево; из этого богатства изрядно перепадало карточным шулерам, владельцам салунов и проституткам. А Шан Цюань в своей прачечной зарабатывал жалкие гроши.

Ему показалось, что судьба подкинула второй шанс, когда компания Централ Пасифик стала нанимать китайских рабочих на строительство Тихоокеанской железной дороги. Несмотря на то, что за тяжёлый труд на железной дороге платили мало да ещё постоянно задерживали выплаты, к завершению строительства Шан Цюань кое-что скопил. В 1896 году он вернулся в Сан-Франциско, к жене и сыну, которые в его отсутствие продолжали управлять прачечной Цюаньшан.

Шан Цюань скончался в самом начале 1906 года; жена пережила его совсем ненадолго. Прачечную унаследовал их сын, Ван Цюань. В том же 1906 году, в апреле, старое, ветшающее здание было уничтожено сильнейшим землетрясением и произошедшим вслед за тем пожаром.

Помнится, Ван Цюань часто сердился на отца, что тот почти все заработанные деньги обращает в золотые монеты и прячет их в сейфе в подвале прачечной. Ван уговаривал старика, что деньги нужно отнести в банк и положить на счёт, под проценты, но так и не смог его убедить. Но вот, открыв уцелевший сейф посреди тлеющих развалин, Ван Цюань мысленно возблагодарил отцовское упрямство. Правда, золотых монет оказалось не так много, как ему помнилось. Неужели отец втихомолку потратил часть сбережений? И на что? На любовниц? Или проиграл в маджонг? Это было совсем не в духе Шан Цюаня. Впрочем, денег было вполне достаточно, чтобы отстроить прачечную заново. Хватило даже, чтобы привезти жену из Китая.

Ныне Джерри Цюань, правнук Шан Цюаня, владел зданием и семейным бизнесом. В принципе, здание можно было продать и получить хорошие деньги. А что потом? Чтобы открыть новое дело денег потребуется ещё больше.

Но порой ему хотелось избавиться от прачечной. Содержание и ремонт здания влетали в копеечку, не говоря уж о счетах за воду. Да, конечно, прачечная приносила стабильный доход, только он был невелик. Джерри приходилось работать механиком в автомастерской, но там тоже платили не слишком много. Он, как мог, старался скопить денег, однако ремонт крыши с заменой кровли обошёлся в кругленькую сумму, двадцать тысяч долларов, а приобретение нового водонагревательного котла окончательно опустошило его банковский счёт.

 

***

 Сань-Сань проснулась от холода. Она пошарила рукой, ища одеяло. Одеяла подле неё не было: сброшенное с кровати, оно комом валялось на полу. В открытую дверь комнаты она видела свет, пробивающийся с кухни. Значит, такой у Джерри способ будить свою невесту? Сань-Сань лежала и мечтала вернуться в родительский дом, в свою собственную кровать…

В комнату вошёл Джерри.

– Уже шесть утра, мне пора на работу, – сказал он. – Вставай, одевайся. Выбери себе одежду вон там. – Джерри указал на стопки различной одежды, аккуратно разложенные в углу комнаты. Там были джинсы, платья, свитера, нижнее бельё, носки и даже несколько пар обуви.

– Вещи из прачечной, – пояснил Джерри. – Если клиент не приходит за вещами два месяца, то я всё оставляю себе. – Он, похоже, чрезвычайно гордился своей расчётливостью. – Выбери себе, что подойдёт по размеру, и сложи в комод. Можешь занять нижние три ящика. А сейчас надень джинсы и свитер, такая одежда лучше годится для работы.

 Джерри вернулся на кухню. Сань-Сань принялась разбирать одежду. Просто удивительно, вещи по большей части были совсем как новые. Она без труда нашла себе подходящий свитер и джинсы.

Одевшись, Сань-Сань прошла на кухню. Джерри стоял возле плиты. Он выложил на разогретую сковороду четыре кусочка бекона, приговаривая:

– Вот так следует готовить бекон.

Сань-Сань прекрасно знала, как готовить; она научилась этому у своей матери и тёти. А уж поджарить бекон было совсем простецким делом, но, тем не менее, Джерри продолжал её поучать:

– Нужно поджарить до хрустящей корочки, с одной стороны. Но, главное, - не пережарить.

Сань-Сань взяла в руки большую вилку, чувствуя раздражение оттого, что мужчина учит её готовить. Джерри подал ей тарелку, Сань-Сань выложила на неё поджаренный бекон.

– Теперь жарим яичницу, – сказал Джерри. Он взял два яйца, разбил скорлупу и вылил содержимое в растопленный свиной жир. – Вот так, получилась глазунья.

Господи, он был так горд своим невероятным кулинарным мастерством.

Джерри взял лопаточку и добавил яичницу на тарелку к бекону. Затем он взял два стакана с сушилки над раковиной, открыл холодильник, достал оттуда коробку апельсинового сока, разлил сок по стаканам.

– Вот, – сказал Джерри, отхлебнув из стакана. – Яичница с беконом и апельсиновый сок. Настоящий американский завтрак. Я – совсем как американец. Пей же свой сок. Пей, как я.

Сань-Сань не хотела пить из стакана, на котором виднелись следы от жирных пальцев. Но она всё же пересилила себя и сделала маленький глоток.

– В тебе слишком много китайского, – заявил Джерри. – Твоё имя – Сань-Сань – чересчур китайское. Я дам тебе американское имя. Я буду звать тебя Энн.

Энн? Серьёзно? Неужели он вознамерился дать ей новое имя?

– Скажи, как тебя зовут? – потребовал Джерри.

– Энн, – сказала она.

– Звучит как «Тянь», – недовольно сказал он. – Попробуй ещё раз.

– Энн, – повторила она. Раз он так желает, теперь она станет зваться Энн.

– Уже лучше.

Джерри взял ещё одну тарелку с сушилки, переложил на неё кусочек бекона и одно яйцо.

– Американский завтрак. То, что я ем по утрам. Но на обед я предпочитаю китайскую еду.

Энн осмотрелась в поисках палочек для еды. Джерри догадался, что ей нужно, отрицательно покачал головой.

– Нет, привыкай пользоваться ножом и вилкой.

Энн было не до церемоний, она жутко проголодалась. Но, тем не менее, сдержала себя: она должна вести себя благопристойно, как леди. Хотя это непросто, в особенности если приходится орудовать такой огромной вилкой, с клеймом военно-морского флота США на ручке.

За завтраком засиживаться не пришлось; Джерри куда-то спешил.

– Твои ключи, – сказал он, слазав в карман. – Пойдём, мне нужно показать тебе прачечную, до того, как я уйду на работу.

Они вышли из дома, и холодный утренний воздух пронизал Энн до костей. Она поёжилась, с любопытством глядя по сторонам. В конце переулка, в тупике, на пороге под дверью лежал какой-то человек. То ли пьяный, то ли бездомный. А может, и то и другое сразу. Как можно спать на таком холоде? Как, вообще, можно так жить?

Справа от двери была поблёкшая вывеска, название написано иероглифами: «Прачечная Цюаньшан».

– Попробуй отпереть сама, – сказал Джерри.

Энн вставила ключ в замок, повернула дверную ручку. Дверь не открывалась.

– Сперва нужно повернуть ключ против часовой стрелки, а потом – дверную ручку, – объяснил Джерри.

Энн сделала, как он сказал, и дверь открылась.

– Свет включается здесь. – Джерри щёлкнул выключателем справа от дверей.

Зажглись лампы. Прачечная оказалась меньше, чем Энн ожидала. Впрочем, обустроена она была неплохо. Стиральные машины, сушильные машины, гладильные доски – всё было расположено с умом, так, чтобы удобно было пользоваться, несмотря на тесноту.

Джерри открыл дверь в стене, за которой оказалась небольшая комнатка.

– Здесь стойка приёма заказов и офис.

Стойкой служила старомодная конторка с откидной крышкой. Ключ от входной двери так же подходил к двери в противоположной стене офиса. На двери была надпись иероглифами «Посторонним вход воспрещён». Там была ванная и туалет, а оттуда вела ещё одна дверь, через которую можно было попасть в квартиру. Энн порадовало, что в доме есть лишняя ванная.

Джерри достал из кармана ещё один ключ, совсем маленький.

– Это от несгораемого шкафа, – пояснил он.

В металлическом шкафу лежало несколько мелких купюр и россыпь монет. Джерри указал на стену.

– Здесь разменный автомат; монеты нужны для стиральных машин. Здесь список с нужными телефонными номерами.

В списке значился водопроводчик, механик по ремонту стиральных машин и прочее в том же духе.

– Люди приносят вещи, чтобы постирать и погладить. Это мы делаем здесь. Ещё берём вещи, которые потом отправляем в химчистку.

Джерри бросил взгляд на часы.

– Мне пора, я опаздываю на работу. Прачечная открыта, ты остаёшься здесь за главную. Надеюсь, справишься.

И он ушёл, даже не поцеловав Энн на прощание, даже не оглянувшись.

Ну и ладно. Энн была рада, что Джерри наконец ушёл. Теперь она была сама себе хозяйка. Но не прошло и пяти минут, как в дверь ввалилась китаянка средних лет и откровенно деревенского вида. Она волочила с собой корзину, переполненную вещами для стирки. По-хозяйски открыв крышки сразу у нескольких стиральных машин, женщина принялась заталкивать в них бельё и одежду. Засыпав стиральный порошок и скормив стиральным машинам пригоршню четвертаков, китаянка небрежно захлопнула крышки.

– Поаккуратнее, пожалуйста, – деликатно попросила Энн.

– А ты кто такая? – сварливо осведомилась китаянка по-кантонски.

– Я… – Энн не знала, что ответить. Называть себя миссис Цюань она пока не могла, называть себя подружкой Джерри – не хотела.

– Дай-ка я угадаю, – сказала женщина. – Новая жена?

Энн отрицательно покачала головой.

– Подружка?

Энн опять помотала головой.

– А, понятно, – сказала женщина. – Соси-соси девочка. – Она засунула в рот большой палец и причмокнула. Это выглядело ужасно непристойно; Энн просто не поверила своим глазам. Она и подумать не могла, что женщина в почтенном возрасте может разговаривать подобным образом. Энн стояла, ошарашенная, и не знала, смеяться ей или плакать.

– Ладно, не серчай, – сказала женщина. – Я ведь не со зла. Ты мне, в общем-то, даже нравишься. – Она подошла к Энн и неожиданно крепко её обняла. Немного грубовато, но искренне, по-доброму. Пару мгновений подержав Энн в материнских объятиях, женщина отпустила её и вернулась к стиральным машинам.

– Да уж, – сказала она со вздохом, – соси-соси – только это и нужно нынешним мужикам. Я сама иногда соси-соси. По крайней мере, так заразу не подцепишь. Ну а ты?

Энн смущённо покраснела.

– Ничего, милая. Это твоё личное дело, я всё понимаю. Да, кстати, я – миссис Тэн. А тебя как зовут?

– Энн.

– О, милая китайская девчушка уже обзавелась настоящим американским именем. Так-так, значит, это ты скоро станешь миссис Цюань…

Энн пустилась было в объяснения о том, как родители получили письмо и отправили её в Америку за лучшей жизнью, но миссис Тэн прервала её излияния.

– Джерри говорил, что выписал себе жену из Китая. Осталось две недели, чтобы подать налоговую декларацию. Ему нужно срочно жениться, тогда он заплатит меньше налогов.

Откровенность миссис Тэн обескураживала. После прошлой ночи у Энн и так не осталось особых иллюзий в отношении Джерри, но это было уже чересчур. Миссис Тэн снова подошла к ней и успокаивающе погладила по плечу.

– Ладно-ладно. Лучше всё-таки, чтобы ты понимала, что тут к чему.

Простодушная прямота миссис Тэн граничила с грубостью. Но Энн всё равно чувствовала к ней симпатию: раньше никто не говорил с ней настолько откровенно.

Открылась входная дверь, и в прачечную вошла ещё одна китаянка, строго одетая, с жёсткими и властными чертами лица. Вещи для стирки она несла в большой фирменной сумке с логотипом универмага «Гамп».

– Ш-ш-ш, – шепнула миссис Тэн, приложив палец к губам. – Больше никаких фривольных разговорчиков. Миссис Шэ пожаловала.

Миссис Шэ поставила свою сумку на конторку и сказала на мандаринском диалекте:

– Я хочу сдать эти вещи в химчистку.

Энн прекрасно понимала мандаринский диалект, хотя сама говорила на нём с кантонским акцентом. Она взяла с конторки листок писчей бумаги и ручку.

– Ваше имя и адрес?

Миссис Шэ, услышав её выговор, одарила Энн презрительным взглядом. Но, тем не менее, снизошла до того, чтобы назвать свой адрес и полное имя. Энн взяла её одежду, принесённую для химчистки, и к каждой вещи прицепила бумажную бирку с соответствующими пометками. Миссис Шэ, глядя на то, как Энн выписывает иероглифы, заметила с явной ноткой превосходства:

– В Пекине, когда я училась каллиграфии, за такие каракули били палкой. Впрочем, по нынешним временам, это ещё ничего. Во всяком случае, у тебя получается гораздо лучше, чем у девицы, что работала здесь раньше. Но пользуйся счётами, когда подводишь итог, – это единственный верный способ не ошибиться в подсчёте.

И, получив свою квитанцию, миссис Шэ удалилась танцующей походкой. Она двигалась словно в ритме музыки Штрауса, звучащей лишь для неё одной.

– Ну надо же, – сказала миссис Тэн. – А ты сумела её удивить.

– Я? – усомнилась Энн. – И чем же?

– Тем, что можешь говорить на мандарине.

– Ну да, могу. Только не очень хорошо.

– Не стоит прибедняться. Знаю я таких, если не можешь ответить им на мандарине, смотрят на тебя, как на тупую деревенщину с юга, пыхтят, а потом заговаривают на кантонском. Подумать только, благородная мадам снизошла до бедных крестьян, побеседовала, дала совет про счёты. Счёты! Они годятся только для того, чтобы позабавить туристов, забредших в китайский квартал. – Миссис Тэн разошлась не на шутку. – Тоже мне, мадам с Рашен Хилл. Слишком утончённая для соси-соси и прочих сексуальных забав. Даже родному мужу от неё не часто перепадает…

– Миссис Тэн, – умоляюще произнесла Энн.

– Ох, молчу-молчу, – спохватилась миссис Тэн, – Что-то я распалилась, для сердца вредно. Кстати, а расценки-то ты знаешь?

– Нет, – покачала головой Энн.

– Ладно, я тебе покажу.

Миссис Тэн прошла за конторку и подписала сумму оплаты на каждом ярлыке у вещей, что оставила миссис Шэ. Затем миссис Тэн быстро набросала на листочке список с расценками за каждую вещь, сдаваемую в химчистку.

– Джерри должен был дать тебе такой список.

– Да, наверное, – сказала Энн. – Но он куда-то торопился.

Дверь прачечной открылась от сильного толчка и с треском ударилась о стену. Вошёл высокий белолицый человек в бушлате и вязаной шапочке, с объёмистым вещмешком на плече. Он протопал прямиком к бельевой корзине и скинул в неё свой набитый грязной одеждой вещмешок. Затем человек в бушлате подошёл к конторке, молча взял листок бумаги, написал своё имя и, оставив, мятую двадцатку, удалился, снова громко хлопнув дверью.

Как необычно, Энн не ожидала увидеть белого человека в китайской прачечной.

– Алекс Иванов, – сказала миссис Тэн. – Живёт недалеко отсюда, на Норт-бич. Там ни постирать, ни погладить. Отец Алекса родом из России, был казаком. Знаешь, кто такие казаки?

Энн покачала головой. Она понятия не имела, кто такие казаки, а миссис Тэн не удосужилась объяснить. Вместо этого она сказала:

– Алекс работает в порту, вместе с моим племянником Ли Шу.

Портовый рабочий, значит. Получил зарплату, понёс вещи в стирку. Своё имя написал большими печатными буквами.

– Ну вот, моё уже постирано, – сказала миссис Тэн, перекладывая бельё в сушильную машину. – Осталось отжать да погладить. А ты смотри и учись. Скоро я уйду, тебе тут одной со всем разбираться. Но у тебя, вроде, неплохо выходит.

Энн взяла вещмешок и вывалила содержимое в бельевую корзину. Вещи были ужасно грязные, просто удивительно, как можно затаскать одежду до такого состояния. Энн запихнула одежду русского в стиральную машину, пошла за стиральным порошком.

– Сыпь побольше, – посоветовала миссис Тэн, – иначе не отстирается.

Через полчаса миссис Тэн закончила с глажкой и ушла. Энн едва не расплакалась, оставшись одна. Ей был так нужен близкий человек. Друг.

Очень нужен. Отчаянно.

 

***

– Ничего не выйдет, – сказал Джерри по телефону.

– Почему? – спросила Энн.

– Придётся задержаться на работе, – сказал Джерри. – Ко мне завтра утром за одной машиной придут, а она ещё не готова. Насчёт ужина можешь не заморачиваться, я в забегаловке за углом чего-нибудь перехвачу.

И он повесил трубку, не дав возможности Энн что-либо добавить. Кого он надуть пытался? «Придётся задержаться на работе» – ага, как же. Неужели он рассчитывал, что она поверит в эту чушь? В телефонной трубке были отчётливо слышны звуки музыки и весёлый смех, мужской и женский. Джерри, по всей видимости, снова развлекается в клубе «Гонконг» или в другом подобном заведении. А ведь он обещал, что они вместе пойдут на праздничный парад по случаю китайского Нового года. Нынче Энн специально закрыла прачечную пораньше, а теперь сидела на кухне и не знала, что делать. Впереди маячила тоскливая перспектива одинокого вечера.

Энн поднялась и пошла в спальню. Сделала только пару шагов и остановилась. Джерри нет дома, и вернётся он не скоро. А она уже большая девочка, может делать, что хочет. Ей не нужен Джерри, чтобы пойти на новогодний парад. Конечно, было бы неплохо хоть куда-то сходить вдвоём, ведь они женаты уже год, и за всё это время ни разу никуда не ходили вместе. А, впрочем, может оно и к лучшему, что она осталась одна этим вечером. Чем больше Энн думала об этом, тем больше ей нравилась эта мысль. Она быстро собралась и вышла из дома.

Энн и представить себе не могла, что на улице будет столько народу. Хотя, чего уж тут удивительного – праздник же, Новый год. Поодиночке и целыми семьями люди шли, чтобы посмотреть на праздничный парад. Седой старичок толкал перед собой детскую коляску. Внучка стояла в коляске на ножках и держала в одной руку кусок жареной рыбы, её пухлые розовые щечки масляно блестели. Мимо прошла молодая женщина, чем-то похожая на саму Энн. Тоже семейные проблемы, наверное. А может и нет. Может, она торопится на встречу со своим парнем. Энн искренне понадеялась на это, хотя, конечно, она была не одна такая со своими неурядицами. И все же вокруг больше было людей семейных. Прошла почтенного вида женщина, настоящая китайская тётушка. Через плечо у неё была перекинута верёвочка, за веревочку держался целый выводок разновозрастных детишек. Следом шли и перешучивались папы с мамами. Мальчуган в голубой курточке и голубой шапочке сидел на плечах у отца и взирал на всех свысока, словно маленький император.

Толпа достигла Грант-авеню, уже заполненной от края до края. Здесь были люди всех возрастов, и стар, и млад. Они весело шумели, перекрикивались и переругивались; звучали, кажется, все диалекты кантонского и мандаринского. Над улицей, опираясь на перила балкончиков, тоже стояли люди, кричали и махали руками проходящим внизу знакомым. Шаловливая ребятня бросала в толпу петарды. Из толпы на проказников грозно вопили, но никто и не думал их ловить и наказывать.

Энн смотрела на этих людей, таких разных. И всё равно это был один народ. Её народ. Чья история простиралась в прошлое на столетия: от последней династии Цин, через Мин, Юань и Сун – до самой эпохи Хань. Приходили завоеватели вроде Чингисхана, но и они принимали величие китайской цивилизации.

Энн слышала гром барабанов и звон кимвалов. Она посмотрела вдоль улицы и увидела большого, извивающегося красного дракона. Он тряс головой и разевал пасть, словно извергая невидимое пламя; его длинное туловище продвигалось на тысяче человеческих ног. Толпа завопила, захохотала. С новой силой затрещали взрывающиеся петарды.

Каждый китаец знает силу своей нации. Завоеватели, вроде монголов, династия Юань, пришли и были пожраны драконом, один за одним. Китайская цивилизация переварила их в своём чреве, ассимилировала, вобрала в себя.

Дракон проползал мимо. Энн пошла следом, расталкивая толпу, пока не наткнулась на старика. Тот погрозил ей кулаком и сердито промолвил:

– Молодежь! Никакого почтения к старшим.

Дальше было просто не протолкнуться. Да Энн уже и увидела всё, что хотелось. Она повернулась прочь и выбралась на Сакраменто-стрит.

Энн шла и думала про себя: «Китай – как красный дракон. Как женщина, что принимает семя захватчика, вбирает в себя раз за разом, и в конце концов тот падает к её ногам. Истощённый, побеждённый». Этот образ породил в сознании Энн одну идею. Идея трансформировалась в замысел.


 

***

Энн бродила по Стоктон-стрит, заглядывая в каждую ювелирную лавку в поисках медальона в виде фигурки дракона из красного нефрита. Задержалась перед ювелирным магазином Ченга, рассматривая выставленные на витрине товары. Там был богатый выбор изумительных нефритовых браслетов, а также знаменитых часов «Пьяже». Вот только драконов из красного нефрита не было. Энн проходила один магазин за другим, со Стоктон-стрит перебралась на Грант-авеню. Она уже почти отчаялась, но, в конце концов, в витрине последней ювелирной лавочки увидела то, что искала. Нефритовый дракон там был не один; их было много, по меньшей мере, два десятка, и все – красные, немного отличающиеся оттенками. Энн взглянула на вывеску; иероглифы гласили, что магазин называется «Вечные ценности».

Энн открыла дверь, вошла. За прилавком стояла девушка приблизительно одного с Энн возраста. На одном глазу у неё была надета ювелирная лупа, через которую она рассматривала драгоценный камень: наверное, бриллиант.

– Я бы хотела посмотреть красных нефритовых драконов, – сказала Энн.

Продавщица ювелирного магазина с явным удовольствием избавилась от лупы, чтобы взглянуть на Энн обеими глазами.

– Драконов доставили из Китая буквально на днях, – сказала продавщица, выставляя на прилавок паллету с медальонами. – Специально к году Дракона.

Энн пересмотрела всех драконов, разложенных на паллете. Наконец выбрала одного, самого ярко-красного оттенка, жалея, что и он недостаточно яркий.

– Я возьму вот этого.

– Прекрасный выбор, – одобрила продавщица. – Как вы собираетесь его носить?

Об этом Энн как-то не подумала. Продавщица показала ей золотую цепочку.

– Может, лучше серебряную, – сказала Энн, думая о том, в какую цену обойдётся покупка.

– Вы уверены? Будут не слишком хорошо сочетаться цвета. Давайте, я покажу вам, – увидите сами.

Продавщица повесила фигурку дракона на цепочку и надела медальон на шею Энн. И проделала она это очень ловко, Энн едва ощутила лёгкое прикосновение её теплых пальцев на своей шее. Странная мысль мелькнула у Энн: будто продавщица, пользуясь подобной уловкой, порой душит неугодных клиентов. А девушка уже держала перед Энн большое зеркало. Да, она была права, конечно: серебро в сочетании с красным нефритом смотрелось блёкло. Продавщица быстро заменила серебряную цепочку на золотую. Энн снова посмотрелась в зеркало – на красного дракона на золотой цепочке. Вот, именно то, что нужно. Золото словно добавило красному нефриту недостающих оттенков.

– Определённо, вы оказались правы, – сказала Энн. – Я возьму это.

– Я всегда права. В смысле – насчёт выбора украшений и драгоценностей, – сказала продавщица. И прибавила со смешком: – Хотя постоянно ошибаюсь насчёт мужчин. С вас сто двенадцать долларов пятьдесят восемь центов – за медальон и цепочку. Поверьте, я хорошо считаю в уме.

Энн достала из сумочки две купюры – сто долларов и двадцать. У неё было при себе несколько стодолларовых бумажек, полученных от Блоссом Вонг. И стоило ли дешевить, размениваясь на какое-то серебро?

– Возьмите футляр для медальона, – сказала продавщица, подавая Энн сдачу.

Футляр был чёрный, прошитый жёлтой нитью. Не думая, Энн взяла его и сунула в сумочку. Сказала:

– Я хочу поносить медальон до вечера.

– Будьте осторожны, – сказала продавщица.

– Само собой, – сказала Энн. – Я не стану надевать его ради мужа. Ему я даже не покажу.

Продавщица улыбнулась в ответ, как будто с самого начала знала, зачем Энн покупает медальон и ради кого.

Энн покидала «Вечные ценности» с новым ощущением; красный дракон висел у неё на золотой цепочке. Впрочем, никто из прохожих не обратил внимания на то, что Энн обрела новое могущество.


 

***

– Ты должна прийти, ты непременно должна прийти, – проворковала Блоссом Вонг своим чарующим голосом. – Будет весело. Будет просто сказочно весело. Конечно, если ты не желаешь подзаработать немного денег…

– Я должна принести хоть что-нибудь, иначе мой муж заподозрит неладное, – сказала Энн.

– Ну, я могла бы дать тебе двести долларов.

– Не думаю, что могу позволить себе брать у вас деньги.

– Ерунда! Если я хочу дать тебе немного денег – я дам тебе денег. Тебе даже не нужно спрашивать.

Энн рассмеялась.

– Нет! Ни за что!

– Так ты придёшь?

– Да, конечно.

– Приходи к семи часам, тогда у тебя будет время как следует приготовиться к вечеринке. Знаешь, как я её назвала – «Ночь в Шанхае».

Энн собиралась недолго, вскоре она уже направлялась во «Дворец Восхитительной Гармонии». Деньги, что она приносит оттуда, – вот её оправдание перед жадным мужем. Когда Энн подходила к переулку Квинси, то увидела большой старомодный автомобиль, сворачивавший к заведению Блоссом Вонг. Вышел шофёр (слава богу, не тот самый шофёр, что возил Йоси), услужливо открыл заднюю дверцу. Из машины выбрался китаец в строгом костюме; лацканы его пиджака были в ладонь шириной, а стрелки на брюках отглажены до бритвенной остроты. На ногах у него были белые туфли с черными мысками. Ну да, разумеется, отчего бы всем не наряжаться в стиле тридцатых?

Энн сдержала шаг, пока новоприбывший гость стучался в дверь. Впустили его почти сразу же. Шофёр вернулся в машину и чинно укатил в сторону Пайн-стрит. Энн совсем не разбиралась в марках машин, но если бы автомобиль видел Джерри, то сказал бы, что это настоящий «дюзенберг» и стоит он как всё здание, где расположена прачечная Цюаньшан.

Помедлив на пороге, Энн постучала в дверь. Блоссом Вонг собственной персоной встречала гостей, стоя подле плечистого охранника, открывшего двери. Энн сильно удивилась, увидев, что мадам, облачённая в чёрное пэй, непринуждённо покуривает сигарету с длинным мундштуком. А в руке у неё был бокал, похоже, с дорогим коньяком. Энн просто не могла поверить своим глазам: в заведении Блоссом Вонг курение и алкоголь были под строжайшим запретом, а тут вдруг такое…

– Не стоит так сильно удивляться, – сказала Блоссом Вонг, угадав её мысли. – Всем нам время от времени нужно немного расслабляться. Нынче у нас – «Ночь в Шанхае». Заходи же, сама всё увидишь. – Она приобняла Энн за талию и увлекла за собой. – Сюда, идём со мной. Тебе нужно надеть что-нибудь сексуальное.

Пройдя несколько шагов, Блоссом Вонг отпустила Энн, остановилась.

– Мне надо возвращаться к моим гостям. Уверена, ты сама подберёшь себе одеяние по вкусу.

Энн взглянула в сторону гостиной. Приехавший на «дюзенберге» китаец в костюме подошел к Блоссом Вонг и с чувством произнёс:

– Прекрасна, как никогда!

В гостиной были и другие мужчины, державшиеся тесной компанией. Они смеялись. Должно быть, отпускали сальные шуточки, подумалось Энн. Ещё была пара девушек, работавших на Блоссом Вонг, Энн их едва знала. Они держались в другом углу гостиной и о чём-то тихонько шушукались между собой. Обстановка не очень-то походила на сказочно весёлую вечеринку. Ну и ладно, зря она пришла, что ли? В любом случае, следовало принять душ и переодеться.

Энн потратила, наверное, целый час, чтобы привести себя в должный вид. Она немного нервничала, сама не понимая отчего, перебирала одежду, в конце концов остановила выбор на ципао сливового цвета. Затем долго накладывала макияж, который соответствовал бы выбранному платью. Когда, наконец, Энн вышла в гостиную, обстановка там разительно переменилась. Во-первых, гостей заметно прибавилось. Во-вторых, среди гостей были не только китайцы, там были и белые, причем не только мужчины, но и женщины. И, в-третьих, многие из них курили и выпивали. Никогда прежде Энн не видела белых людей в заведении Блоссом Вонг, никогда прежде не видела, чтобы здесь дозволялось курить и выпивать. Что же, это «Ночь в Шанхае», нечто особенное.

Энн медлила в стороне, не зная, как присоединиться к общему веселью. По счастью, Блоссом Вонг заметила её смущение, покинула небольшую группу, где центром внимания был майор морской пехоты, одетый в синий китель.

– Сюда, дорогая. Я хочу познакомить тебя с гостями, – сказала Блоссом Вонг, взяв Энн за руку и подводя к компании, окружавшей майора. – Должна похвалить твой выбор – ципао сливового цвета и цвет помады прекрасно сочетаются. Я даже не знала, что есть такие оттенки. И духи, «Шанель №5», – я ведь специально оставила их вам, девочки, однако мало кто из вас ими пользуется. Итак, друзья мои, – повысив голос, Блоссом Вонг обратилась к гостям. – Майор Дэн Калайджян, я рада представить вам Сань-Сань. Она приехала из Гуанчжоу.

– Никогда там не бывал, – произнёс майор негромким, но отчётливо звучащим голосом. – Возможно, побываю когда-нибудь в будущем, во время одной из командировок.

Когда Энн ещё училась в школе, она читала в учебнике истории о злодействах Корпуса морской пехоты в ходе подавления Ихэтуаньского восстания. Впрочем, майор Калайджян отнюдь не выглядел таким злобным отродьем, какими в книжке изображались морские пехотинцы. Слава богу, нынче были совсем другие времена.

Появился официант в белом пиджаке с подносом, заставленным напитками. Жестом он предложил Блоссом Вонг выбрать бокал.

– Боюсь, у меня уже есть, – сказала она, показав свой бокал с коньяком. – Мне довольно.

Официант повернулся к светлокожим гостьям; одна выбрала мартини, другая – имбирный эль, а третья – отказалась, по примеру Блоссом Вонг. Энн растерялась, не зная, что выбрать.

– Почему бы вам не попробовать мартини? – предложил майор, протягивая ей бокал.

Энн почувствовала облегчение оттого, что ей не пришлось делать выбор. Она уже протянула было руку, но тут Блоссом Вонг, улыбаясь, но с нажимом, проговорила:

– Благодарю вас, майор, однако Сань-Сань предпочитает лимонад. Не так ли, дорогая?

– Вообще-то – да, я всегда пью лимонад, – сказала Энн, не желая перечить воле хозяйки ни в том, что касалось выпивки, ни в чём-либо другом.

– Ну что же, – согласился майор, – лимонад так лимонад.

Официант подошёл к другим гостям, они брали напитки с его подноса. Но девушки, что работали на Блоссом Вонг, все выбрали бокалы с лимонадом. Хотя мадам и не сказала им ни слова, они поняли – то, что было сказано Сань-Сань, касается и их тоже.

Блоссом Вонг подняла свой бокал и провозгласила:

– За восхитительную Ночь в Шанхае!

– За восхитительную Ночь в Шанхае! – подхватили гости хором.

Те, что стояли подле Блоссом Вонг, почли за честь чокнуться своими бокалами с хозяйкой гостеприимного дома.

После тоста гости вернулись к прерванным разговорам.

– Майор, может, вы продолжите историю, которую рассказывали, перед тем как к нам присоединилась Сань-Сань, – попросила Блоссом Вонг.

– Думаю, стоит вернуться немного назад и пояснить кое-что. Это было во время войны во Вьетнаме, мы вышли в ночной патруль. Я был впереди, немного оторвался от своего взвода. Было темно; я вдруг буквально нутром почуял, что кто-то крадётся за мной – позади и слева. На рейдах я всегда держал наготове нож. Ну, я прикинулся, будто ничего не заметил, даже стал шуметь погромче, чтобы этот ублюдок ничего не заподозрил, и подобрался поближе. А затем я резко обернулся и заметил тёмный силуэт. Я ткнул ножом на уровне груди и почувствовал, что зацепил его. Левой рукой схватил его за горло и снова ударил ножом. Он всё же вырвался и скрылся в джунглях. Когда взвод нагнал меня, я решил увести их с тропы, по которой мы шли. Потом мы выяснили, что за нами шёл патруль вьетконговцев.

Майор покрутил бокал с коньяком, отпил глоток. Задумчиво проговорил:

– Я много раз думал вот о чём: один солдат из моего взвода пропал той ночью, что если это был он? Я никогда этого не узнаю. Я должен был действовать без раздумий, не было времени выяснять, что к чему.

Блоссом Вонг легонько потрепала Калайджяна по руке.

– Мы все понимаем, майор, война порой повергает нашу жизнь в хаос и мрак. Я боюсь даже думать о том, что могло приключиться с моей сестрой, которая пропала во время Нанкинской резни. Впрочем, довольно этих безрадостных разговоров, друзья мои.

– А что же насчёт вас? – спросил майор Калайджян. – Я слышал, будто вы пели в Пекинской опере.

– Это правда, – ответила Блоссом Вонг. – Но пела я не слишком хорошо. Так что пришлось осваивать другую профессию.

– Не верьте этим её словам, – сказал доктор Спекер. – На самом деле единственное, что ей помешало – то, что власть в стране захватили коммунисты.

– Я училась у знаменитого дань Мэй Ланьфана, – призналась Блоссом Вонг.

– Видите, я же говорил, – сказал доктор Спекер. – И я готов спорить на что угодно, даже теперь наша хозяйка способна показать нам нечто особенное.

– Я уже многое позабыла, – сказала Блоссом Вонг с улыбкой. – Впрочем, есть одна опера, которую я очень люблю. Называется «Верная наложница». Эта женщина была прелестна, как присутствующая среди нас Сань-Сань.

Энн затаила дыхание. Она улыбнулась, сделав вид, что смущена всеобщим вниманием, но ей было очень приятно.

– Насколько я помню финальную сцену, – продолжила Блоссом Вонг, – новоявленный муж верной наложницы, коварно погубивший её возлюбленного, был не в силах противиться очарованию своей молодой жены и принял не одну чашу вина из её рук. Он напился до бесчувствия и свалился на пол в их покоях. Тогда верная наложница, желая отомстить за возлюбленного, взяла меч своего ненавистного мужа и вонзила ему в грудь.

Блоссом Вонг указала на Калайджяна.

– Майор, мне потребуется ваша помощь.

Калайджан, заметно заинтригованный, допил коньяк одним глотком.

– Смотрите, майор, вот порог. Вы запинаетесь, падаете на пол.

Калайджян сделал, как было велено. Причём довольно убедительно – похоже, ему не впервой было валяться на полу пьяным.

Остальные гости отошли на пару шагов и встали вокруг, предоставив свободное пространство для импровизированной сцены. В гостиной стихли все разговоры.

Блоссом Вонг простёрла руки величественным жестом; рукава её шёлкового пэй картинно развевались, движение явно было отработанное. Одновременно с этим она запела высоким фальцетом. Опустив голову, Блоссом Вонг взглянула на лежавшего у её ног майора; шаловливо улыбнулась. Затем она склонилась над Калайджяном, будто проверяя, в сознании ли он. Бросила быстрый взгляд в сторону – не подсматривает ли кто за ней. Затем Блоссом Вонг припала на правое колено, вытянув левую ногу далеко назад. Её правая рука опустилась, широкий рукав почти касался пола; другая рука была поднята над головой. Движения были стремительные и плавные, одно словно перетекало в другое; голос Блоссом Вонг звучал на той же высокой ноте. Порывистым жестом она изобразила, будто достаёт меч из ножен, прикреплённых к ремню майора. Поднялась на ноги, сжимая в правой руке незримый меч, указала им на Калайджяна; левая рука была вытянута вверх. Взмах рукавов подчеркнул драматичность её позы. Блоссом Вонг бросила на Калайджяна взгляд, полный презрения, снова упала на колено, левая рука по-прежнему была вытянута вверх, правая рука – вниз; клинок пронзил сердце негодяя. На мгновение Блоссом Вонг замерла в этой драматической позе, но голос её стал тише. Затем она встала, развела руки в стороны, взмахнув пёстрыми рукавами пэй. Блоссом Вонг опустила голову; голос её смолк. Потом она взглянула на гостей и улыбнулась с таким видом, словно только что пробудилась от удивительного сна. Присутствующие разразились аплодисментами. Калайджан зашевелился, намереваясь подняться с пола.

– Нет-нет, майор, прошу вас, – сказала Блоссом Вонг. – Сань-Сань тоже хочет исполнить эту сцену.

«Нет, я не могу, у меня ничего не получится», – подумала Энн и умоляюще посмотрела на Блоссом Вонг. Ответом ей был жёсткий, стальной взгляд, который говорил: «Ты можешь. Ты должна».

– Подойди сюда и встань на моё место, – сказала Блоссом Вонг вслух. – Делай то же, что делала я. Только не старайся всё повторять в точности.

Сердце Энн замерло. Она была в центре внимания, публика ждала её выступления. Когда Блоссом Вонг запела снова, Энн сделала несколько неуверенных шажков, остановилась, взглянула на лежавшего на ковре майора, изобразила на лице радость, обнаружив, что он мертвецки пьян. Она следовала за вокалом Блоссом Вонг и старалась как можно лучше воспроизвести все её недавние движения и позы. Энн казалось, что у неё довольно хорошо получается подражать жестам Блоссом Вонг, хотелось только, чтобы она тоже была одета в пэй, тогда бы она тоже могла красочно всплеснуть рукавами – для пущего драматического эффекта в заключительной мизансцене.

Энн вытянула левую руку над головой, а правую – перед собой и вниз, порывистым движением, как если бы пронзала мечом грудь коварного злодея. Затем отступила назад и замерла, опустив руки по бокам.

Раздалось несколько негромких хлопков. Хотя, если принять во внимание, что для Энн это было первое выступление на публику, справилась она на удивление хорошо.

Калайджян сделал ещё одну попытку подняться.

– Майор, прошу вас, ещё минутку, – сказала Блоссом Вонг. – Сань-Сань сумела меня удивить. Я и представить себе не могла, что она прирождённая актриса. Вот только последние движения ей не вполне удались. – Она повернулась к Энн. – Послушай, Сань-Сань. Ты должна увереннее действовать мечом – так, чтобы не оставалось сомнений в твоей решимости. Ты же верная наложница, ты претерпела столько несчастий по вине этого негодяя, была вынуждена делать то, что делать не хотела. И вот ты напоила его допьяна и теперь намерена отомстить за своего возлюбленного.

Блоссом Вонг отлучилась на минуту и вернулась с мечом, который несла двумя руками.

– Вот, моя дорогая Сань-Сань, подлинный меч времён династии Шан. С ним тебе не нужно будет притворяться.

Энн, как и остальные гости, не удержалась от изумлённого возгласа. Меч был длинный, с большой изогнутой гардой; рукоять была украшена золотым орнаментом, изображавшим птицу. Настоящий музейный экспонат эпохи Шан. Название династии было созвучно с именем прапрадеда Джерри, которое стало частью наименования прачечной. Оно красовалось на вывеске, Энн произносила его по нескольку раз на дню, отвечая на телефонные звонки. Сомнительно, что предок Джерри имел хоть какое-то отношение к древнему императорскому роду. Странное совпадение. Но это была не единственная странность: Энн была уверена, что видела этот меч раньше – в витрине антикварной лавки Пен Фея. Она задумалась: а вдруг это старый каллиграф по неведомой причине вздумал сыграть с ней изощрённую шутку? Слишком много совпадений. Должно быть объяснение. Наверняка, за всем этим что-то кроется, какой-то тайный смысл.

Энн взяла в руки меч. Он был очень тяжёлый, но работа в прачечной укрепила мышцы Энн, хоть какая-то польза от этой каторги.

– Не волнуйтесь, майор, – успокоила Блоссом Вонг Калайджяна. – Сань-Сань не станет тыкать в вас мечом, она сделает выпад рядом с вами.

Калайджян только улыбнулся. Он прекрасно понимал, что Энн, конечно, постарается сделать всё как надо, но у неё нет боевого опыта, и обращаться с холодным оружием она не обучена.

– Помни, что я сказала, Сань-Сань, – повторила Блоссом Вонг. – Это твой нелюбимый муж. Ты мстишь за своего возлюбленного. Вонзай меч глубоко, по самую рукоятку.

Когда Блоссом Вонг запела, Энн вскинула над головой левую руку, шагнула вперёд, медленно опустила книзу острие меча, замерла на мгновение – и нанесла молниеносный смертельный удар, целясь точно в сердце лежавшего на полу мужчины. Зрители невольно задержали дыхание; острие меча лишь едва коснулось майорского мундира. Энн медленно, дюйм за дюймом, отвела меч назад, как будто с натугой вытаскивала его из пронзённой груди злодея. Затем, держа меч прямо перед собой только одной рукой, другой рукой картинно подбоченилась.

В гостиной царила тишина. Затем кто-то крикнул: «Браво!» – и все разразились громкими аплодисментами, подхватив: «Браво! Брависсимо!»

– Очень хорошо, очень хорошо, – сказала Блоссом Вонг. – Не слишком реалистично, но, тем не менее, очень хорошо. Ты, со своей тонкой и гибкой талией несомненно меня превзошла. Пожалуйста, верни мне меч.

Энн неохотно рассталась с мечом. Жаль, что не Джерри лежал на полу, она бы с превеликим удовольствием проткнула его подлое сердце. Майор Калайджян стал подниматься на ноги, держась за поясницу. Блоссом Вонг поддержала его под руку, хотя он вряд ли нуждался в посторонней помощи, скорее притворялся, просто чтобы вызвать женское сочувствие.

– Ближе, чем я ожидал. Пришлось даже выдохнуть, чтобы грудь опустилась на долю дюйма, – сказал Калайджян со смешком. – Обычно я не участвую в подобных спектаклях.

– Официант, сюда! – распорядилась Блоссом Вонг. – Подайте майору коньяку для укрепления боевого духа. – Она хлопнула в ладоши, привлекая общее внимание. – Хватит серьёзности и драмы. Я видела музыкантов, они почти готовы. Я старалась, чтобы вечеринка была в духе времени. Они почти как Оркестр Банка Джонсона в прежние времена. Сейчас сами все увидите.

Энн оглянулась. В углу гостиной появились пятеро музыкантов в старомодных костюмах; трое были чёрными, двое – белыми.

– Давайте же веселиться! – воскликнула Блоссом Вонг. – Давайте веселиться!

Квинтет заиграл чрезвычайно живую интерпретацию «Марша Радецкого». Восемь девушек с Янь-Юнь во главе вступили в гостиную из коридора. Они были едва одеты, в коротеньких чёрных юбчонках и узких чёрных подвязках. На головах – залихватски надетые шляпы-таблетки; на руках – длинные кружевные перчатки, в пару к чёрным чулкам в сеточку. Девицы шли цепочкой, каждая одной рукой держалась за плечо идущей впереди. Они приветствовали гостей взмахом свободной руки, на каждый четвёртый такт оркестра снимая свои шляпки. Вихляя бёдрами в ритме бодро звучащей мелодии, полуголые красотки промаршировали и выстроились прямо перед оркестром.

– Лё девушки, – объявила Блоссом Вонг на пиджине. – Лё девушки.

Раздались хлопки и свист.

Янь-Юнь и другие девушки выстроились в ряд, сделали шаг, высоко взмахнув точёными ножками. Некоторые девушки подмигнули наблюдавшим за ними мужчинам.

«Они так сексуальны, полны дикой энергии, – подумала Энн. – Определённо, Блоссом Вонг сумела заманить к себе самых красивых, самых привлекательных девушек во всём Китайском квартале». Отчего-то себя она к ним не причисляла, хотя тоже подрабатывала у Блоссом Вонг.

Кордебалет распался, девушки присоединились к веселящимся гостям. Энн услышала, как одна из девушек заговорила по-французски, обращаясь к седому мужчине явно европейской наружности. И где она выучила французский, интересно? Сама Энн в школе учила английский. Быть может, ей стоило освоить ещё и французский, чтобы выглядеть более искушённой. Майор Калайджян и капитан Хебел развлекали Блоссом Вонг весьма крепкими анекдотами. Энн слышала, как майор сказал: «Это был бар, который облюбовали военные моряки, но когда морпехов останавливал такой пустяк?..»

Трубач объявил, что музыканты сейчас сыграют «Голубые небеса».

– Майор, вы танцуете? – спросила Блоссом Вонг, возвращая официанту недопитый бокал.

Из них вышла хорошая пара: Блоссом Вонг в струящихся шелках и Калайджян в синем офицерском мундире.

Энн ощутила лёгкое прикосновение к плечу и обернулась. Рядом стоял тот самый китаец, что приехал на «дюзенберге». Гладко зализанные чёрные волосы, двубортный пиджак с широкими лацканами, галстук, заколотый булавкой с бриллиантом, – всё это делало его похожим на киношного шанхайского гангстера эпохи тридцатых. Он оказался недурным танцором, уверенно вёл в танце, и Энн с лёгкостью следовала за его движениями. Они кружились, и кружились, и кружились – пока не смолкла музыка. Партнёр по танцу легко поклонился Энн и, заикаясь, представился. Она не смогла разобрать его имя – танцевал-то он хорошо, но теперь вдруг смутился перед очаровательной незнакомкой. Энн тоже поклонилась в ответ, смущённый танцор отошёл в сторону и растворился среди прочих гостей.

Музыканты заиграли тихую, красивую мелодию Гершвина из оперы «Порги и Бесс». Майор Калайджян разговаривал с парочкой своих знакомых. Энн подошла ближе, как бы ненароком задела его рукавом, сказала:

– Прошу прощения.

Калайджян верно понял её намёк и пригласил на танец. В паре с Блоссом Вонг майор вроде бы держался неплохо, но он определённо не мог сравниться с предыдущим партнёром Энн. Она прижалась к Калайджяну теснее, пытаясь подстроиться под его движения. На мгновение прикрыла глаза, ощущая тело партнёра, вслушиваясь в музыку. Посмотрела вокруг мечтательным взглядом… Что такое? Янь-Юнь кружилась в танце с капитаном Хебелом в паре. На ней был тот же самый костюм, в котором она отплясывала канкан: шляпка-таблетка, чёрная мини-юбка и чулки в сеточку. И никакого нижнего белья. Янь-Юнь беззастенчиво подмигнула Энн, словно говоря: я отхватила себе целого полицейского капитана и я своего не упущу.

Энн крепче обняла Калайджяна; в этот миг он принадлежал только ей. Танцуя с Блоссом Вонг, майор держался вполне сносно, хотя между ними сохранялась небольшая дистанция. Но Энн уже поняла, что на самом деле танцор он довольно неуклюжий, его самого надо вести, поэтому прижималась к нему всё теснее; они танцевали практически в обнимку. Так они дотанцевали до выхода в коридор, свернули за угол. И вот Энн осталась наедине с офицером морской пехоты, человеком, чьи братья по оружию во времена Ихэтуаньского восстания были злейшими врагами китайцев, а теперь – то ли инстинкт, то ли осознанный выбор – «Ночь в Шанхае» свела их вместе, и случилось то, что случилось…

Коментарии

Williamnus | 03.11.18 19:44
Приобрести можно на веб-сайте http://mang.bestseller-super.ru Сироп мангустина – каким образом возможно быстро и вкусно похудеть!В современных реалиях жизни, когда между домом и работой не остается времени на заботу о себе, все острее в социуме стоит вопрос излишнего веса. Многие люди, а особенно девушки, планирующие похудеть, пьют комплекс таблеток и порошков, которые теоретически помогут. Только в реальности этого не происходит. Оно абсолютно не удивительно – каждый человек неповторим, обобщенный способ избавления от лишнего веса может не подействовать.Но принципиально новый мангустин для похудения отличается от других препаратов. Давайте разбираться почему.Набрать лишний вес не страшно, страшно с данной проблемой жить!Лишний вес – это проблема, которая отравляет жизнь большинству девушек. Исследования врачей демонстрируют, что 90% полных людей недовольны своим телом и страдают от пониженной самооценки, что отражается на их личной и общественной жизни.Это не пустые заявления, а реальный факт: лишний вес появляется не просто так, а с существенными психологическими и физическими проблемами:Довольно часто полнота может привести к варикозу и остеохондрозу.За избыточным весом следуют множественные гормональные изменения. Особенно они опасны тем, что смогут помешать претворить в жизнь мечту большинства девушек - завести ребенка.Одно из самых серьезных результатов ожирения - диабет. Это заболевание опасно, первым делом, тем, что часто является предвестником инсульта.Девушки с излишним весом больше подвергаются скачкам давления и головным болям, что усложняет жизнь и может пошатнуть нервную систему. Преимущественно это ощущается в знойное время года.Неприятности с сердцем, приводящие к настоящим катастрофам.И, безусловно, полнота влияет на дыхание.Полнота визуально прибавляет человеку от 7 до 10 лет, делает его значительно менее привлекательным.Уникальное средство для похуденияПервопричины полноты могут быть разными: гормональные сбои, невозможность правильно питаться по причине тяжелого графика работы, неактивный образ жизни, нежная любовь к сладкому, медленный метаболизм, остаточные последствия родов. Точно также, как и разными будут характеристики худеющих людей – начав от возраста и роста, завершая количеством часов сна. Все это редко будет зависеть от человека – поскольку не он определяет установки своего организма. Но разбираться с ожирением при любых обстоятельствах приходится.Почти все средства для избавления от лишнего веса обобщают подобные показатели, пытаясь создать препарат, который подходит любому человеку. Мы пошли другой дорогой.Мангустин, сироп для похудения новейшего поколения – это препарат, который проектируется индивидуально под клиента с учетом всех особенностей организма. Четыре продолжительных года мы проводили медицинские исследования и еще два – создавали формулу, чтобы Вы были довольны эффектом.Стоит рассказать, почему наше средство называется «Мангустин» – мангуст и манго не имеют с ним абсолютно ничего общего. Все дело в том, что основным элементом является мангустин – фрукт из Таиланда. Он прославился своей очень низкой калорийностью, а также комплексом витаминов и микроэлементов. Тем не менее, настоящий мангустин купить в супермаркете и похудеть употребляя его вы не сможете. Так как перевозить этот плод в страны СНГ — это значит утратить большую часть его полезных свойств. Поэтому мы извлекаем все активные вещества из фрукта и превращаем их в насыщенный сироп, который позволяет избавиться от избыточных килограммов. Кроме всего прочего, в нашем препарате находятся еще примерно 30 веществ натурального происхождения, поскольку мы ищем для Вас самые действенные элементы.Как Вы заметили, все новейшие технологии, которые вобрал в себя Мангустин – порошок уже остались позади, также, как и таблетки. Мы постоянно думаем о комфорте при приеме нашего продукта. Именно поэтому был разработан сироп, который с легкостью растворяется в воде и выпивается.Эффективность средства давно доказана. В случае если вы будете интересоваться рецензиями настоящих людей на Мангустин, отзыв за отзывом от удовлетворенных заказчиков быстро убедят Вас в необходимости покупки. В результате, и мужчинам, и женщинам, с разным набором характеристик и индивидуальных особенностей подходит Мангустин – реальные отзывы от тех, кто попробовал действие нашей продукции на деле, Вы увидите на разных веб-сайтах про похудение.Где купить такое чудо?Хотим обратить Ваше внимание на то, что увидеть Мангустин в аптеке или в любом онлайн-магазине невозможно. Заказать качественную продукцию можно лишь на нашем интернет-сайте, вопреки хитрости мошенников.Если Вы желаете похудеть беззаботно и вкусно, покупайте Мангустин – цена приятно удивляет, а город и страна проживания не станет особой проблемой. Мы выполняем доставку по Российской Федерации, странам СНГ и по всей Европе. Приобрести можно на веб-сайте http://mang.bestseller-super.ru
Williamnus | 03.11.18 19:47
Приобрести можно на веб-сайте http://mang.bestseller-super.ru Уникальный сироп мангустина – сбрасывайте вес просто и вкусно!В связи с реалиями жизни, когда между работой и домом не остается свободного времени на заботу о себе, остро в социуме стоит проблема излишнего веса. Многочисленные люди, а в особенности девушки, стремящиеся похудеть, пьют целый комплекс «волшебных» таблеток и порошков, которые теоретически могут помочь. Но реально это не подтверждается. Ничего необычного в этом вопросе нет – любой человек неповторим, обобщающие приемы похудения могут не работать.Однако, принципиально новый мангустин для похудения серьезно отличается от остальных популярных препаратов на рынке. И в этой статье вы сможете узнать почему.Поправиться не страшно, страшно с этой проблемой жить!Избыточный вес – это неприятность, которая отравляет жизнь подавляющего большинства людей. Исследования экспертов показывают, что 90% полных людей страдают от низкой самооценки и недовольны собственным телом, что отрицательно сказывается на их общественной и личной жизни.К сожалению, это не пустые заявления: полнота появляется не просто так, а с существенными физическими и психологическими проблемами:Нередко полнота может привести к варикозу и остеохондрозу.Неприятности с сердцем, приводящие к настоящим катастрофам.Девушки с излишним весом подвержены головным болям и скачкам давления, что крайне усложняет жизнь и сможет пошатнуть нервную систему. Особенно это ощущается знойным летом.За лишним весом следуют множественные гормональные изменения. Особенно они пугают тем, что могут помешать претворить в жизнь мечту большинства женщин - завести детей.Одно из самых ужасных результатов ожирения - диабет. Это заболевание опасно, первым делом, тем, что часто является предвестником инсульта.И, безусловно, полнота воздействует на дыхание.Избыточный вес также визуально добавляет любому человеку от 7 до 10 лет, делает его менее привлекательным.Уникальное средство для похуденияПервопричины полноты бывают различными: медленный обмен веществ, малоактивный стиль жизни, остаточные последствия родов, гормональные сбои, невозможность правильно покушать в силу графика работы, любовь к сладкому. Точно также, как и многочисленны характеристики сбрасывающих вес – начав от роста и возраста, заканчивая количеством часов сна. Все это редко зависит от человека – ведь не он определяет установки собственного организма. Однако, разбираться с полнотой при любых обстоятельствах приходится.Почти все современные средства для избавления от лишнего веса обобщают приведенные выше показатели, стараясь создать препарат, который подходит каждому. Мы пошли другой дорогой.Мангустин, сироп для результативного похудения последнего поколения – это препарат, который создается персонально под каждого потребителя учитывая все особенности организма. Четыре долгих года мы осуществляли медицинские эксперименты и еще два – разрабатывали формулу, чтобы Вы были совершенно довольны эффектом.Стоит объяснить, по какой причине средство получило название «Мангустин» – мангуст, как и манго ничего общего с ним не имеют. Все дело в том, что центральным звеном сиропа стал мангустин – фрукт из Таиланда. Он знаменит низкой калорийностью, а также набором микроэлементов и витаминов. Но настоящий мангустин купить в обычном магазине и похудеть при его помощи не получится. Поскольку перевозить данный плод в страны СНГ — это значит утратить большую часть его полезных свойств. Именно поэтому мы извлекаем активные ингредиенты из фрукта и превращаем их в насыщенный сироп, который дает возможность отделаться от избыточного веса. Кроме всего прочего, в препарате применяются еще примерно 30 растительных веществ натурального происхождения из множества тропических стран, поскольку мы ищем самые результативные ингредиенты.Как Вы заметили, все технологии, которые собрал в себе Мангустин – порошок для похудения остались позади, также, как и таблетки. Мы постоянно думаем о Вашем комфорте в процессе приема нашего препарата. В связи с этим мы представляем сироп, который без особых усилий растворяется в воде, а затем принимается внутрь.Эффективность средства давно подтверждена. Если вы заинтересуетесь откликами на Мангустин, отзыв за отзывом от удовлетворенных покупателей быстро убедят Вас в необходимости покупки. Таким образом, и женщинам, и мужчинам, с разным списком характеристик и особенностей идеально подойдет Мангустин – реальные отзывы от людей, которые проверили результат нашего продукта на себе, Вы разыщете на веб-сайтах про похудение.Где можно купить чудо продукт?Хотим обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что повстречать Мангустин в аптеке своего города или в любом интернет-магазине невозможно. Заказать качественную надежную продукцию на сегодняшний день возможно только на нашем сайте, вопреки хитрости мошенников.Если Вы желаете худеть вкусно и беззаботно, приобретайте Мангустин – цена приятно удивляет, а страна проживания не является проблемой. Поскольку мы осуществляем доставку по Российской Федерации, странам СНГ и в Европу. Приобрести можно на веб-сайте http://mang.bestseller-super.ru
Shawnirown | 03.11.18 20:17
????? ??? ? ????? ??? ?? ?? ???? ????? ?? ???? ??? ????, ??? ?? ?? ??? ?????. https://audiojungle.net/item/christmas-piano/19056234
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.