Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 121 (декабрь 2018)» Гвоздь номера» Однажды в Париже полвека спустя (горячее интервью)

Однажды в Париже полвека спустя (горячее интервью)

Демидов Андрей 

ОДНАЖДЫ В ПАРИЖЕ ПОЛВЕКА СПУСТЯ


 

– Спустя ровно полвека после судьбоносного 68-го Париж снова зажигает. Это закономерность или простое совпадение?

– Цикличности общественного развития в данном случае можно найти простое объяснение. За последние полвека элита оправилась от стресса, испытанного в 1968 году, а после падения соцлагеря и вовсе стала вести себя с народными массами как победитель с побежденными. Не случайно в интервью и лозунгах «желтых жилетов» часто звучит цифра 30, они четко улавливают, что именно начало 90-х дало старт новому наступлению капитала на права трудящихся. Что касается юбилея событий мая 1968 года, вполне допускаю, что юбилейные мероприятия (а в СМИ о этом писали немало) могли возбудить некоторые умы в духе «можем повторить». Но эта связь может быть обманчивой. Так один из лидеров восставших студентов «красный Дани», Даниэль Кон-Бедит – ныне респектабельный политик и друг президента Макрона, которого пытаются свергнуть «желтые жилеты». Среди пикетчиков есть те, кто хорошо помнит баррикады майского Парижа, но в целом на улицы вышло другое поколение – это даже не дети, а скорее внуки поколения 68-го. Кстати, не факт, что их дедушки, провинциальная молодежь, в свое время ощущали единство со столичными студентами, которые были основным ядром того движения.

Так что совпадение, как мне кажется, случайное, но символическое и очень симпатичное. Лозунги у нынешних бунтарей другие, но им, как и 50 лет назад, тоже хочется свободы, равенства, братства.

Впрочем, есть и стилистические совпадения. Например, очередную акцию предложили устроить в форме карнавала в новогоднюю ночь на Елисейских Полях: «Мы знаем, что это движение черпает свою силу в обмене, встречах, в моментах радости, танца, безумного смеха.  Мы научились встречаться, выходить в публичное пространство для обмена, жить, а не выживать». Под этим обращением могли бы подписаться и люди 68-го года.

– Известно мнение, что движение «желтых жилетов» – вне конкретной идеологии и партийной маркировки. Или это другая и самая новая форма идеологии?

– Мнение о внеидеологичности движения во многом основано на самопрезентации его лидеров. Например, Присцилла Людоски, петиция которой (против повышения налогов на бензин) стала одним из импульсов, вызвавших массовое движение, в своем видеообращении специально оговорилась, что не связана с какой-то партией…

В этом смысле она или другое «лицо» движения – например, водитель грузовика из парижского пригорода Эрик Друэ, ранее также не замеченный под партийными флагами, – плоть от плоти рядовых участников. Поэтому все протестующие так легко узнают в них себя и свои жизненные обстоятельства, доверяют им как своим.

Тем не менее французы – нация достаточно политизированная, и было бы странно, если бы вдруг ниоткуда взялись сотни тысяч активных граждан, полностью чистых в идеологическом отношении до того.

Согласно опросу, который провели социологи, собрав более 500 анкет с подписчиков пабликов «жж» в интернете, 70% респондентов не относят себя ни к правым, ни к левым, оставшаяся треть делится на правых (националистов) и левых приблизительно пополам.

На вопрос о голосовании на президентских выборах около 18% голосовали за представителя левой коалиции «Непокоренная Франция» Жана-Люка Меланшона, чуть больше – за лидера «Национального фронта» Мари Ле Пен, а около четверти не пошли голосовать или испортили бюллетень.

Сейчас, вероятно, идут два процесса. Первый: неполитизированные участники движения политизируются или уходят – развернутые полицией репрессии против участников уличных акций не оставляют другого выбора. То есть доля неполитизированных участников в движении снижается. Второй процесс – радикализация, усиление идеологических полюсов «правого» и «левого». Причины тоже понятны – радикалы наиболее последовательно борются с полицией на улицах, и те, кто решил продолжать уличную борьбу, предпочитают примкнуть к этим силовым полюсам.

Но в среде «жж» есть сильное стремление к объединению на антиолигархических началах, требование возвращения республиканским символам «свобода, равенство и братство» их изначального смысла.

«День за днем мы теряем свободу и равенство. Но мы все больше и больше получаем братство. И именно это братство позволит нам обрести больше свободы и равенства» – пишут «жж» в одной из своих деклараций и добавляют: «Ни раненые, ни мертвые, ни аресты не смогли остановить импульс желтых жилетов и их стремление к более справедливому и гуманному обществу».


– Что говорят «на кухнях», вдалеке от парижских баррикад, о причинах и последствиях движения?

– Удивительное ощущение, но кажется, единственное место «вдалеке» от движения – это Елисейский дворец, окруженный пятью кольцами охраны.  Движение «жж» присутствует в каждом доме. На уровне телевизионных передач, рассказов участников и очевидцев, споров о политике за семейным столом.

Французы – и в этом их фундаментальное отличие от русских – любят поговорить в семейном кругу о политике. То есть «кухня» в данном случае – это не интеллигентский клуб, а любая обычная французская кухня. Спорят страстно, до хрипоты, иногда – до грубостей, но не дерутся. Может, потому что пьют не водку, а вино.

Среди наших французских родственников есть разные мнения. В основном сочувственные. В деревне, где мы проводим Рождество, один из соседей ездит на все акции «жж». Взрослый человек, есть дети, дом, но ему нелегко найти работу, он перебивается разовыми заработками. Его никто не осуждает. Все понимают отчаяние, которое заставляет протестовать. И каждый осознает, что завтра может оказаться на его месте.

В провинции вижу много машин, водители которых демонстративно выкладывают под лобовое стекло на видное место желтый жилет. Это – демонстрация поддержки, обычно жилет возят не на виду.

У французов особое отношение к протестному насилию. Априори считается, что слабые, в данном случае мирные граждане, имеют право применять насилие, чтобы защищаться от насилия более сильного – государства.

На профсоюзной демонстрации мое внимание обратили на активистов, выполняющих функции охраны: на них были бейсболки, подбитые железными полосками, – своего рода шлем на случай силового столкновения с полицией.

У многих обывателей есть в биографии опыт силового отстаивания своих прав. В лотарингской глубинке вполне благообразные пенсионеры-шахтеры рассказывали, как 30 лет назад отправлялись на арендованном автобусе в Париж протестовать против закрытия шахты.  Били стекла и полицейских, но приемлемые условия выхода на досрочную пенсию и трудоустройство молодых они себе выбили.  И таких примеров много.

Поэтому погромы на Елисейских Полях, разбитые витрины дорогих бутиков, драки с полицией не мешают гражданам поддерживать движение «жж». Уровень поддержки по-прежнему высок – не менее 70%.

Частичные уступки со стороны правительства протестующие назвали подачками, такое же мнение и на кухнях. Рейтинг президента Макрона после всех его обещаний остался на все том же критически низком уровне в 23%. Нация ему не верит. На данный момент он политический банкрот, и место его, по известному выражению Троцкого, в «мусорной корзине истории». Проблема лишь в том, что выпадающую власть некому подбирать. Нет такой партии. А тем, что есть, активные граждане больше не верят.


– Есть ли в опыте восставших парижан не только урок, но и полезная методика для замороженной и дремлющей России?

– Ответить хочется строфой из известной песни (кстати, французской) – «Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и ни герой, Добьемся мы освобождения своею собственной рукой».

Французы, так же как и русские, устали от полностью подконтрольной финансовой и политической элите политической системы, где выборы – всего лишь декорация. Причем в России эта зависимость проявляется в еще более грубой форме. Но почему французы восстают, а русские нет? Причина, конечно, не только в том, что в России власть готова на порядок жестче подавлять открытый протест. Хотя это тоже влияет. Но прежде всего потому, что в России люди, даже недовольные режимом, растерянно вопрошают – а кто, если не Путин? Выжженное поле легальной политики – вот весь ландшафт, доступный их взгляду и пониманию. Если не Путин, то Навальный. Смена одного вождя на другого. А если ты? – Этот вопрос заставляет любого впадать в панику. Французы же больше не заморачиваются судьбоносным выбором между Макроном  и Ле Пен, а отчаянно и безоглядно пытаются строить новую политическую систему. Как 50 лет назад, как 230 лет назад. В России такой опыт политического первопроходчества тоже есть, так что самое время, глядя на французов, его вспомнить.

Лидеры нынешнего протеста – простые люди из пригородов, может быть, чуть лучше других овладевшие фейсбуком. Коллективное обсуждение и логика борьбы приводят к установке – менять не лица, а систему. Сейчас основной лозунг – переход к прямой демократии, максимум власти народу через референдумы на национальном и местном уровнях.

Еще чему бы точно стоило поучиться русским у французов – это солидарности. Почему не пересажают лидеров и участников движения? Не в силу какого-то особого гуманизма французских чиновников и правоохранителей. Соблазн таким образом решить проблему велик. На последней акции 22 декабря был задержан один из лидеров Эрик Друэ. Жандармы инкриминировали ему ношение оружия (деревянной дубинки размером 30 см – для профессионального дальнобоя не бог весть что) и участие «в организованной преступной группе». Судья, однако, требование полиции поместить Эрика на полгода под домашний арест не поддержал. Почему? Потому что 70% поддерживают, и судья это знает. В России же, очевидно, пока дефицит солидарности, любого общественника тут же начинают подозревать в корыстных или политиканских мотивах. Власть это знает и этим пользуется.


– Насколько и каким именно образом в движении участвует молодежь? Каковы вообще ингредиенты этого протестного коктейля в социологическом или психологическом разрезе?

– Сколько-нибудь полной картины по возрастному составу движения нет, но визуально создается впечатление, что основу движения составляют работающие семейные люди в возрасте 30–50 лет.

Как пишут многочисленные эксперты, типичный «желтый жилет» – это белый житель парижских пригородов или провинциал. «Работающий бедный», еле сводящий концы с концами и, в отличие от правительства, не считающий это справедливым. Женщин и мужчин примерно поровну. Среди женщин много матерей-одиночек.

Возьмем в качестве примера двух самых известных на данный момент лидеров движения: Эрик Друэ и Присцилла Людоски. Обоим по 33 года, оба работают, живут в пригороде Парижа (там дешевле). Кстати, первое время «жж» обвиняли в национализме и даже расизме. Потом разговоры поутихли. Возможно потому, что Присцилла – чернокожая.

Судя по фейсбучным фотографиям и записям, они недалеко ушли от молодежи, но это такая, я бы сказал, «рабочая молодежь». Не дураки подраться, и выразиться могут смачно.

Есть, конечно, в движении молодежь в чистом виде. Около 5% участников уже упомянутого опроса заявили, что в 2017 году не голосовали на президентских выборах, потому что не достигли 18 лет.

Школьники и студенты ведут свою борьбу – протестуют против проводимой Макроном реформы образования, которая, по их мнению, усиливает сегрегацию при доступе к высшему образованию. Пока во Франции высшее образование по сути бесплатное и доступное каждому выпускнику школы, успешно сдавшему BAC (французский аналог ЕГЭ). Макрон считает такой подход расточительным и потому провел реформу, ранжирующую выпускников. Всю прошлую зиму и весну Францию сотрясали волнения лицеистов (учащихся старших классов) и студентов, но правительство реформу продавило. Теперь, под влиянием движения «жж», школьники и студенты вновь активизировались. Они проводят демонстрации, а также блокировки учебных заведений с целью вынудить администрацию прекратить занятия.  При этом и школьники со студентами, и «жж» выражают друг другу поддержку. Когда лицеисты начали бастовать, некоторые из них надели желтые жилеты, а один прямо сказал: «Те налоги, против которых протестуют «жж», нам тоже придется платить, но позже».  А «жж», после того, как школьников одного лицея полиция поставила на колени с руками за головой и в таком положении продержала несколько часов, провели акцию солидарности с лицеистами. Так что нет полного слияния, но зато нет и никакого антагонизма. Цели совпадают, и в программе «жж» есть пункт – увеличение расходов на образование.

– Большинство требований, как кажется, удовлетворено. Почему народ не расходится по домам?

– Если говорить о тех требованиях, с которыми движение выходило в самом начале – отмена повышения цены бензина, отказ от запрета авто на дизельных двигателях, – то да. Как минимум на год это отложено. Кроме того, повышена на 10% минимальная зарплата и отменены планировавшиеся сборы с пенсионеров.

Возможно, кого-то это удовлетворило, но показательно, что эти меры не привели ни к снижению уровня поддержки движения, ни к росту рейтинга президента. Многие называют эти уступки не иначе как подачки. Почувствовав свою силу (а «жж» сейчас, без сомнения, самая популярная политическая сила в стране), движение выдвигает более весомые цели. Главное – резкое упрощение процедуры инициирования и проведения референдума. На данный момент она довольно сложная. Надо собрать не менее 4,5 миллиона подписей. «Жж» предлагают снизить этот порог в 10 раз и приводят в пример Швейцарию.  Подоплека этого требования понятна – недоверие к традиционным институтам и стремление к прямой демократии (об этом в тексте Карин Клеман).

Власть (причем все ее ветви), конечно, будет упираться до последнего, но сейчас начинаются большие национальные дебаты, на которые Макрон пошел под давлением протестов, и там эта тема будет одной из главных. Так что заболтать ее вряд ли удастся. По крайней мере, «жж» настроены решительно. Но не забывают и о наступающих праздниках.  Распространили приглашение на празднование Нового года на Елисейских Полях.

Анонсируют так: «Праздничное и ненасильственное событие. Потому что наша жизнь – это праздники». Надо будет сходить, отметить наступление 2019 года с хорошими людьми. Ведь как встретишь новый год, так его и проведешь)))

 

Вопросы задавал Вячеслав Корнев

29 декабря 2018

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.