Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 121 (декабрь 2018)» Поэзия» Механика прохлады (подборка стихов)

Механика прохлады (подборка стихов)

Виноградов Александр 

* * *
Детский, блуднодалекий, смешной, 
Андерсен смотрит на личико света,  
там мы вдвоем, 

там мы качаем высокие своды 
комнаты сна, 

ты прочитаешь, что нас не хватает 
у рта, 

нас не хватает открытых и гласных, 
простых, 

в логике света неразличимых, 
сквозных.



* * *
Если небо – колодец 
с огнедышащей тьмой 
и порхают колосья 
под дрожащей рукой, 

оступись и поймают 
эти руки во ржи, 
меднолицый, что с краю, 
волк мелькнет у межи 

и к латинской волчице, 
что сжимает в пасти 
трупа брата ключицу 
и от рая ключи, 

подбежит, распушив 
свой волнительный хвост, 
среди тоненьких ив 
и венериных роз.


* * *
Фиолетово дыханье 
у свечей, и тишины 
рассыпается дознанье, 
как подсолнуха листы,

как ладонь, в которой имя 
неначертанное спит,
приложи к устам и крылья 
махаона вырвут крик.

Он на лак горящий стула
недописанный падет, 
этот лик и эта сунна, 
где пропащий дух живет.



* * *
Воплощение теней 
сизо-красных, удлиненных, 
будто ссадина ветвей 
в дымных просветах влюбленных, 

в медном хроносе стенном 
несмолкающих трезвучий,
в осциллятора простом 
повторении скрипучем.

Это видимый покой, 
сна холодное творенье, 
это воздух расписной
или бабочки паренье.




* * *
На долгом морозе были,
как в морге сквозных фонем,
и плакать в себя любили,
но ты оставался нем,

но ты оставался стоек,
о, боже, несчастный мой,
среди этих всех построек,
где время твердит долой. 

В сусальном твоем припадке, 
в движении страшных светил 
как мне оставаться гладким 
и так, чтоб тебя простил, 

и так, чтоб ничто не забыто, 
когда позабыто все, 
и выворочено и разбито, 
как это твое лицо?



МОСКВА 

Кочевник на Тверской, перебирая виды, 
алмазной кровли нож, витрины и прикиды, 
в степях татарской мглы, орнаменте сусальном, 
под куполом авто, стране многовокзальной, 

под сводом парников пассажа Мнемозины, 
где лавры чахнут и поют, щебечут арлекины, 
где сладость лотоса и Одиссея старость, 
забывшего на миг отчизну и усталость, 

на кухнях нимф ручных, под колбасу и водку 
читающих романс про бедную сиротку, 
на шумном большаке выкликивая лихо, 
баскакам с козырьком выплачивая выход, 

ристалищ мимо и поганых капищ мимо, 
идет смотреть закат коптящий третий Рима, 
на лацкане его вина и крови капли, 
тернового луча на кепи мятой краббы.



* * *
Иногда они приходят, 
смотрят в зеркало лица, 
где надежда пароходом 
и селедкою слеза. 

Омываемы закатным 
морем брани и тоски, 
смотрят ангелом вакантным, 
удалые молодцы. 

И за белыми крылами –
голубого гроба ширь, 
и за белыми клыками –
слов неведомый аршин. 

Говорят – не слышно страха, 
губ коралл рубцом трещит 
и ломает руки стража, 
к небу ласточка летит.



* * *
вот память на листе   и тот листок колышет
не оборвет сентябрь   крох ломких голоса 
но если ты мой друг    мой враг     моя обитель 
вместишь весь ужас    всю напевность сквозняка 

звук мертвую свою      механику прохлады 
продлит еще на два     на три глухих часа 
но отдавая дань            сгорающей природе
в ажуре звезд замрет    и вытянет меня

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.