Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

На Руси был свой Гомер

Сальников Александр 

НА РУСИ БЫЛ СВОЙ ГОМЕР!

 

1. Постановка вопроса

 

Всему миру известна Троя. Но мало кто задумывался над тем, что широко известна она стала только по одной причине: её описал Гомер в своих великих поэмах. Только благодаря Гомеру весь мир узнал и о Трое, и об Ахиллесе, и о Гекторе, и об Елене Прекрасной, и об Агамемноне, и о хитром Одиссее с его верной женой Пенелопой, и о многих других героях того времени. После Гомера Троя и герои Троянской войны твёрдым шагом вошли не только в греческую, но и в мировую культуру, в культуру многих народов, в том числе и в русскую культуру. На протяжении тысячелетий Греция по праву гордится Гомером, величайшим из мировых поэтов. Греческие города с античности оспаривали право считаться родиной Гомера. Все народы мира сегодня знают Гомера, переводят его поэмы на свои языки. По его поэмам снимаются фильмы.

А что же Россия? Конечно, Россия тоже не отстаёт в переводах Гомера. У нас есть прекрасные переводы XIX и XX веков. И в XXI веке тоже есть переводы, приближенные к современному языку. Будут переводить Гомера на русский язык и в дальнейших веках. Но речь не об этом. И вопрос не об этом. Вопрос о другом, о том, есть ли у России свой Гомер. Был ли он? Мог ли быть? Вот об этом здесь и хотелось бы поговорить более подробно.

Итак, зададимся вопросом: мог ли быть в русской истории и в русской культуре свой, русский Гомер? Естественно, что звали бы его не Гомером, а более привычным для Руси именем; ну, например, это мог бы быть какой-нибудь Нестор, наподобие летописца Нестора, или сказитель Боян, наподобие легендарного вещего Бояна, или он мог иметь какое-нибудь другое имя, вовсе не сохранившееся в летописных источниках. Но для большей аналогии будем называть этого неизвестного (но, скорее всего, существовавшего) сказителя Гомером, русским Гомером.

А ведь и правда, вопрос этот весьма интересен. Ну разве не мог существовать на Руси свой Гомер? Давайте попробуем хотя бы поразмышлять над этим. Уверен, в конце этого исследования вы согласитесь с тем, что на Руси был-таки свой Гомер, он просто не мог не быть. Даже такие исторические источники как «Повесть временных лет», да и другие летописи древней Руси сохранили осколки культурной памяти о былых событиях и былых сказителях. О том же вещем Бояне. Значит, сказители были! И великие события тоже были. Да и нет стран без великих событий, без исторических былин и сказаний. Значит, русские летописцы неизбежно должны были написать эпическое сказание хотя бы об одном грандиозном событии древней истории России.

Конечно, мы не спорим с тем фактом, что сказания эти не дошли до наших дней. Это очевидно. Но разве это доказывает то, что подобных сказаний не было? Когда-то я поднял этот вопрос на одном интернет-форуме, посвящённом истории литературы. Ответы были самые разные, но несколько оппонентов выдвинули один и тот же довольно резонный довод: для создания такой поэмы, как «Илиада», или хотя бы приближенной к ней по грандиозности, на Руси должно было состояться событие, если не такое же грандиозное, как Троянская война, то, во всяком случае, подобное ему по масштабу. Действительно, это довольно серьёзный аргумент.

Выше я указал, что без Гомера мир не узнал бы ничего о Троянской войне и её героях. Это верно. Но столь же верно и обратное: не будь этой войны, Гомер не написал бы о ней ничего. То есть, хотя автор своим произведением продлевает жизнь историческому событию, которое воспевает, как бы даёт ему вторую, культурно-историческую жизнь, которая может быть даже гораздо более долговечной и масштабной, чем само событие, как это и получилось у Гомера, но всё же без самого события не может быть и его «второй жизни». Поэтому глупо спорить с тем, что если бы не было Троянской войны, то не появились бы и поэмы Гомера о ней и её героях. Если, конечно, сама Троянская война не является чистой литературной выдумкой. И это тоже весьма важный вопрос. Но даже если она была, то была ли именно такой, какой описал её Гомер?

Здесь могут быть два варианта.

Первый: Троянская война была на самом деле, а Гомер только описал её, конечно, литературно приукрасив.

Второй: Троянской войны не было, а Гомер всё сочинил. Здесь имеется ввиду, что не было именно той войны, которую описал Гомер, а не вообще военных конфликтов с Троей.

Но так случилось, что Гомер создал великие поэмы об этой войне, и они сохранились, и теперь мы можем хотя бы об этом спорить, изучать этот вопрос.

А что мы можем сказать об истории Древней Руси? Кажется, в древней истории России никаких мало-мальски известных поэм или сказаний, подобных по эпичности гомеровым, сегодня не значится. Были они или нет, утверждать наверняка нельзя, если не найти хоть каких-то определённых предпосылок для того, или иного утверждения. Поэтому из двух вышеназванных вариантов нас может удовлетворить только первый вариант, то есть наличие в истории действительно крупного значимого события, от которого можно было бы оттолкнуться в нашем поиске, и которое в силу его существования просто не могли бы игнорировать летописцы и сказители того времени.

Поэтому нам в данном исследовании, хотя бы только для того, чтобы всего лишь предложить на рассмотрение вопрос о том, мог ли на Руси быть свой Гомер, сначала необходимо найти в древней истории России событие, пусть хоть приблизительно схожее по грандиозности на Троянскую войну, описанную Гомером, сравнимое с ней. Согласитесь, эта задача интересна уже сама по себе. Нам же она интересна потому, что, найдя такое событие, мы, оттолкнувшись от него, с определённой долей уверенности сможем утверждать, что данное событие просто не могло быть не освещено в летописях и сказаниях как современниками, так и потомками.

Но для того, чтобы определить грандиозность события русской истории и сравнить это событие с Троянской войной, мы сначала должны показать, насколько грандиозна для Древней Греции была сама Троянская война. Давайте посмотрим, что об этом сказано у Гомера.

 

2. Определение масштабов грандиозности события

 

Первое, что мы отметим, это то, что в Троянской войне вели противостояние две страны, разделённые морем: Эллада (Древняя Греция) и Троада (Троя), находившаяся на полуострове Троада в Малой Азии у побережья Эгейского моря около Гелиспонта (пролив Дарданеллы).

Второе, что мы отметим, это количество военных сил с той и другой стороны. Что касается Трои, то хотя и считается, что эллины воевали именно с троянцами, однако у Гомера сказано, что за Трою воевали очень многие союзники из окрестных государств. И не только из близлежащих, но и из отдалённых. То есть вся троянская коалиция была довольно внушительна для того, чтобы противостоять эллинам почти десять лет. Обо всём этом я подробнее пишу в работе «Особенности Троянской войны».

Что касается эллинов (древних греков), то, согласно Гомеру, они привели под Трою 1186 кораблей. Только вдумайтесь, – почти 1200 кораблей!!! Это огромнейший флот не только по тем временам, но и во всей мировой истории! Даже сегодня, спустя тысячелетия, эта цифра поражает. Остаётся только признать, что Гомер описал действительно грандиозное историческое событие того времени. Ведь в наше время, если один или два военных корабля войдут в воды чужого государства – это уже вызовет панику у находящихся на берегу. А если десять? А если сто? А тут к берегам Трои подошло более тысячи кораблей! Это мега-армада!

Хотя сами корабли в те времена были несравнимо меньше современных, да и вооружение у них было примитивное, по сравнению с сегодняшним, но впечатление от этого не меняется. Заметим также, что в каждом ахейском корабле, пришедшем под Трою, было от 50-ти до 120-ти человек. Конкретное число Гомер не указывает. Но даже если мы возьмём среднее число (допустим, на корабль приходилось по 85 воинов), то, умножив их на количество кораблей, мы получаем сто тысяч восемьсот десять воинов. Итак, армия эллинов под предводительством Агамемнона насчитывала более ста тысяч воинов к началу войны. Огромнейшая армия по тем временам! Впрочем, и по сегодняшним – не малая.

Однако тут необходимо внести небольшую справку.

Как уже говорилось, мы не можем с уверенностью утверждать, что Троянская война на самом деле была именно такой, какой её описал Гомер. Была ли она столь же грандиозна и столь же длительна? Например, некоторые исследователи полагают, что это была не одна война, а ряд неоднократных военных конфликтов, которые потом у Гомера преобразовались в одну грандиозную десятилетнюю войну. Вполне может быть. Ведь в истории известны и более долгие войны по тридцать, пятьдесят и даже по сто и более лет, которые хотя и имели множество самых разных военных конфликтов, но были объединены в как бы в одну войну, например, Столетняя война Англии и Франции. Тем не менее, можно с определённой уверенностью утверждать, что Троя существовала в действительности, и Троянская война была на самом деле, так как сказания о Троянской войне существовали в Древней Греции задолго до Гомеровского эпоса и всегда признавались историческими. Некоторые исследователи находят подтверждения об этой войне и в древнеегипетских преданиях, а также в хеттских глиняных табличках.

К сожалению, о реальном количестве войск Троянской войны летописных свидетельств нет. Нам только остаётся в этом вопросе доверится слову Гомера. Итак, если верить Гомеру, то событие, описанное им в «Илиаде», действительно поражает воображение своей грандиозностью и великолепием. Согласитесь, такое событие безусловно стоит того, чтобы его описывали великие поэты и летописцы на память всем последующим поколениям.

 

3. Поиск русского аналога в истории

 

А теперь давайте обратимся к истории России. Было ли в нашей древней истории хоть одно столь же грандиозное событие, которое можно было бы пусть даже приблизительно сравнить с легендарной Троянской войной, и которое было бы достойно поэм и баллад сказителей?

Конечно, сегодня мы не можем заглянуть в историю Древней Руси так глубоко, как в историю Древней Греции, потому что практически не осталось никаких письменных источников тех времён. Ниже мы затронем и этот вопрос более подробно, то есть, рассмотрим причину, по которой не осталось никаких письменных памятников дохристианского периода России. Пока же укажем только на то, что даже в более близкой истории Древней Руси можно-таки найти свидетельства события, которое по своей грандиозности и масштабу не только ничуть не уступает Троянской войне, описанной Гомером, но и вполне может соперничать с ним. Для этого обратимся к такому источнику как «Повесть временных лет», которую ещё называют «Несторова летопись», или «Первоначальная летопись».

На сегодняшний день считается, что это наиболее ранний дошедший до нас свод древнерусских летописей. Однако даже он датируется не ранее, чем начало XII века нашей эры. Более ранних полных рукописей и книг русско-славянской истории просто не сохранились. Есть лишь отдельные обрывки рукописей и берестяных грамот более раннего периода, но они мало что могут сказать нам по нашей теме. Разве только могут выступить свидетелями широкой распространённости письменности в дохристианской Руси.

Итак, обратимся к «Повести временных лет». Её автором считается монах Нестор. Даже сам этот факт уже говорит о многом. Например, о том, что, если Нестор был монахом и жил в конце XI – начале XII века, то есть тогда, когда на Руси уже почти два века господствовало христианство, значит и все старые славянские летописи и источники, с которых делались копии для «Повести временных лет», несомненно были подвергнуты христианской цензуре. Этот факт надо особо учитывать в нашем вопросе. Но об этом мы тоже будем говорить ниже. А здесь отметим лишь то, что, несмотря на цензуру, именно в «Несторовой летописи» мы нашли событие, которое могло бы поспорить по грандиозности с легендарной Троянской войной.

 

4. Грандиозное историческое событие Древней Руси

 

Событие это – известная история о князе Олеге, который был прозван Вещим; а именно – история его похода «на греков». На тех самых христиан, которые в то время уже правили в Царьграде (Константинополе), но ещё не покушались на тотальную христианизацию Русской земли.

Давайте почитаем, что именно об этом необычном событии говорится в «Несторовой летописи»:

«В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки «Великая Скифь». И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000. И пришел к Царьграду: греки же замкнули Суд, а город затворили. И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги.

И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу. Греки же, увидев это, испугались и сказали, послав к Олегу: «Не губи города, дадим тебе дань, какую захочешь». И остановил Олег воинов, и вынесли ему пищу и вино, но не принял его, так как было оно отравлено. И испугались греки, и сказали: «Это не Олег, но святой Дмитрий, посланный на нас Богом». И приказал Олег дать дани на 2000 кораблей: по 12 гривен на человека, а было в каждом корабле по 40 мужей.

И согласились на это греки, и стали греки просить мира, чтобы не воевал Греческой земли. Олег же, немного отойдя от столицы, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром и послал к ним в столицу Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемида со словами: «Платите мне дань». И сказали греки: «Что хочешь, дадим тебе». И приказал Олег дать воинам своим на 2000 кораблей по 12 гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу. «Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды. И пусть устраивают им баню – сколько захотят. Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно». И обязались греки, и сказали цари и все бояре: «Если русские явятся не для торговли, то пусть не берут месячное; пусть запретит русский князь указом своим приходящим сюда русским творить бесчинства в селах и в стране нашей. Приходящие сюда русские пусть живут у церкви святого Мамонта, и пришлют к ним от нашего царства, и перепишут имена их, тогда возьмут полагающееся им месячное, – сперва те, кто пришли из Киева, затем из Чернигова, и из Переяславля, и из других городов. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек, и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов».

Цари же Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу: сами целовали крест, а Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир. И сказал Олег: «Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные», – и было так. И повесил щит свой на вратах в знак победы, и пошел от Царьграда. И подняла русь паруса из паволок, а славяне копринные, и разодрал их ветер; и сказали славяне: «Возьмем свои толстины, не даны славянам паруса из паволок». И вернулся Олег в Киев, неся золото, и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье. И прозвали Олега Вещим, так как были люди язычниками и непросвещенными».

Итак, мы должны признать, что летопись повествует нам о действительно грандиозном и значимом историческом событии Древней Руси. Хотя событие это и не столь древнее, как Троянская война, но за неимением более древних русско-славянских источников, мы будем сравнивать с Троянской войной именно этот военный поход князя Олега «на греков».

 

5. Сравнение двух войн

 

Теперь попробуем сравнить информацию из русской летописи о походе «на греков», с информацией из поэмы Гомера о Троянской войне. Сначала сравним мощь двух армий: армии Агамемнона, которая отправилась на Трою, и армии Олега, которая пошла на Царьград. В «Илиаде» говорится, что Агамемнон собрал все племена ахейцев и данайцев, чтобы вести их на Трою. А в «Повести временных лет» говорится, что Олег тоже собрал все окрестные племена, чтобы идти войной на Царьград, «на греков».

Далее, в «Илиаде» указывается, что у древних греков было 1186 кораблей, и в каждом корабле находилось от 50-ти до 120-ти человек. Мы брали среднее число и получили около 100800 воинов всей армии. А в «Повести временных лет» про войско Олега сказано, что «с этими всеми пошёл Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000». То есть, кораблей у Олега было значительно больше, чем у Агамемнона. Когда к берегу подходят 1186 кораблей, это уже вызывает трепет у врага. Но когда подходят две тысячи кораблей – впечатление несомненно более значительное. Так что по количеству кораблей князь Олег обогнал Агамемнона почти на половину.

Однако в летописи сказано, что у Олега «было в каждом корабле по 40 мужей». Это и понятно, так как сами корабли у русичей были меньше, ведь это были не морские, а речные суда, и часть пути эти корабли приходилось тащить волоком, чтобы переместить из одной реки в другую. Значит, если умножить 40 на 2000, то получим всего 80000: столько воинов было у Олега в кораблях. Тут, казалось бы, армия Олега уступает по численности армии Агамемнона примерно на 20 тысяч воинов. Однако в летописи говорится, что «с этими всеми пошёл Олег на конях и в кораблях», то есть, в отличие от Агамемнона, у Олега был не только флот, но и конная армия. Ведь ему не нужно было переплывать море, как Агамемнону со своим войском, Олег шёл по рекам, поэтому имел прекрасную возможность часть войска двигать конным порядком вдоль берегов рек, и берегом моря. А это значит, что и конная армия Олега насчитывала немалое число воинов. Если на кораблях шло 80 тысяч воинов, так как на корабль более 40 воинов не помещалось, то конница могла быть и большей численности, во всяком случае, не менее многочисленной. И уж ясно, что она свободно могла насчитывать более 20 тысяч воинов. То есть, по сути армия Агамемнона, описанная Гомером, и армия Олега, описанная в «Повести временных лет», по численности войск вполне соответствовали друг другу. А по числу кораблей армия Олега даже превосходила армию Агамемнона почти вдвое.

Кроме того, изучающие древнерусскую историю знают, что в древнерусской армии тогда не было конной армии, отдельной от пехоты. Если шли войска на конях, то это неизбежно значило, что вместе с конными шли и пешие войска из более низшего сословия. Поэтому в данном случае мы не знаем, все ли пешие помещались в кораблях, или часть пешей армии шла вместе с конницей. В любом случае общее количество войск князя Олега несомненно не уступало, а, скорее всего, даже превосходило армию Агамемнона, в которой и вовсе не было конницы, а были только отдельные колесницы царей и предводителей народов.

Вот такой грандиозный поход описан в русской истории начала X века. И поход этот увенчался победой. И князь Олег взял город не за десять лет, как Агамемнон, а менее, чем за месяц. И это тоже говорит в пользу князя Олега и его войска. Летопись повествует о князе Олеге, что он «повесил щит свой на вратах в знак победы», ясно, что речь о вратах Царьграда.

Но ведь все военные походы, и особенно победоносные, во все времена непременно прославлялись и описывались летописцами и поэтами (сказителями) для потомков на память всем будущим поколениям. Так происходило во все века и у всех народов. Добавим к этому довольно яркую и необычную легенду о том, как Олег поставил на свои корабли колёса и пошёл на полных парусах в кораблях «посуху как по морю», чтобы завоевать Царьград. Уже сама по себе эта легенда заслуживает воспевания и прославления. Благодаря этой хитрости Олегу удалось одолеть город довольно быстро, а не за десять лет, как ахейцы Трою, и заставить Царьград сдаться на милость победителя. По яркости, необычности и образности эту легенду безусловно можно сравнить с легендой о троянской коне, благодаря которому греки завоевали-таки Трою, хотя и на десятом году войны. Одиссею понадобилось куда больше времени, чем Олегу, чтобы придумать военную хитрость для взятия города.

Не менее интересна и легенда о неудачной попытке греков отравить князя Олега, после которой он и получил прозвище Вещий. Также необычно и удивительно сказание о смерти Вещего Олега от его любимого коня, предсказанной ему волхвами.

Вне всякого сомнения, такой поход русичей, такое грандиозное событие, сравнимое по значимости и масштабности с Троянской войной, а в некоторых аспектах и превосходящее её, непременно должно было быть описано и восхвалено множеством летописцев и сказителей не только того времени, но и последующих веков. Также восхвалена и описана должна была быть и жизнь самого князя Олега. Ведь во все времена летописцы описывали даже небольшие события и деяния своих владык, а тут такое впечатляющее победоносное военное предприятие. Поэтому сегодня мы можем со стопроцентной уверенностью заявить, что это событие в своё время безусловно было очень широко воспето летописцами и сказителями с самыми разными деталями и подробностями.

Но что же мы имеем в действительности? А в действительности мы не имеем почти ничего.

 

6. Почему гора родила мышь?

 

Как бы ни странно это было, но вместо множества былин, вместо эпических сказаний о легендарном походе князя Олега на Царьград, мы имеем сегодня до невероятности плачевный, просто необъяснимый, практически нулевой результат? В нашем распоряжении сегодня всего лишь несколько абзацев об этом легендарном походе в одной единственной старинной летописи, которую составил монах Нестор почти 200 лет спустя. И всё!!!

Есть и ещё один не менее важный вопрос. Почему случилось это «описание похода» спустя столько времени, только после того, как на Русь пришло христианство от тех самых «греков», которых когда-то князь Олег заставил платить дань Руси? Почему нет никаких других источников об этом событии? Как такое вообще может быть?! Это просто невероятно! Как вообще можно объяснить подобное пренебрежение славян к своей истории, к своим победам и своему правителю?

А объяснить это можно только одним: непростительным и жесточайшим тотальным уничтожением русско-славянской истории!

К сожалению, в своей истории Россия сталкивалась с подобным явлением неоднократно. Например, во времена СССР, всё хорошее официально как бы отсчитывалось только с 1917 года. А сегодня всё хорошее официально принято отсчитывать только с даты разрушения СССР. Ну и, понятно, – с даты крещения Руси. До этого, якобы даже письменности на Руси нее было. А раз не было даже письменности, то не могло остаться и никаких литературных свидетельств о походе князя Олега. Некоторые горе-историки даже утверждают, что рассказ о походе Олега на греков «основан только на местных устных преданиях, некоторые мотивы из которых находят отражение в скандинавских сагах». Есть и такие историки-неучи, которые вообще сомневаются в историчности этого похода на том основании, что «данный набег не упомянут ни в одном византийском или ином источнике, кроме древнерусских летописей». Наврал, мол, монах Нестор, не было никакой победы над Царьградом. Пустое хвастовство.

Даже нынешний патриарх РПЦ Кирилл (первое духовное лицо современной России!) заявил в одном своём выступлении, что славяне до христианства были невежественными варварами, «почти зверями», «людьми второго сорта». Вот как он об этом сказал:

«В каком-то смысле мы Церковь Кирилла и Мефодия. Они вышли из просвещенного греко-римского мира и пошли с проповедью славянам. А кто такие были славяне? Это варвары, люди, говорящие на непонятном языке, это люди второго сорта, это почти звери. И вот к ним пошли просвещенные мужи, принесли им свет Христовой истины и сделали что-то очень важное – они стали говорить с этими варварами на их языке, они создали славянскую азбуку, славянскую грамматику…». 

О каких тут грандиозных событиях и великих поэтах Древней Руси дохристианского периода можно вести речь? Звери, они и есть звери, что они могут создать, какие поэмы или сказания? Какое грандиозное событие могут организовать?

Но давайте-ка попробуем разобраться, где тут ложь, а где правда, и соответствуют ли истине слова патриарха Кирилла. Например, если обратиться к истории церкви, то даже в житии того самого Мефодия, о котором говорил патриарх, значится следующее: «Кирилл же уговорил брата своего идти с ним, потому что тот знал славянский язык».

Оказывается, эти «варвары и звери» имели свой язык, и язык этот был вполне понятен брату Мефодия! Неужели патриарх не читал житие святых и не знает даже своей церковной истории, заявляя о «непонятном языке» «людей второго сорта»?

Также в житии есть ещё одна интересная информация. Оказывается, что Кирилл нашёл в Херсонесе «евангелие и псалтирь, написанные русскими письменами, и человека нашёл, говорящего на том языке, и беседовал с ним, и понял смысл этой речи, и, сравнив её со своим языком, различил буквы гласные и согласные, и, творя молитву Богу, вскоре начал читать и излагать (их), и многие удивлялись ему, хваля Бога» [1462, с. 56-57]. Что, и этого наш патриарх не знает? Оказывается, «варвары, люди, говорящие на непонятном языке, люди второго сорта, почти звери» уже имели свою вполне развитую письменность, писали книги, и сами прекрасно переводили иноязычные писания, в том числе и религиозного содержания. И учили «просвещённых» Кирилла и Мефодия читать на их языке. И об этом свидетельствуют не «варвары», а сами христиане в святых житиях.

Как после этого можно заявлять, что Кирилл и Мефодий принесли славянам письменность, «славянскую азбуку, славянскую грамматику»? Это же совершеннейшее незнание истории! Это просто ложь! И это заявляет первое духовное лицо государства на всю страну! Понятно, что при такой «духовной культуре» даже странно было бы искать какие-то культурные корни в дохристианском периоде Древней Руси. И говорить о великих победоносных походах своих предков становится как-то глупо. «Почти звери» не могут этого в принципе.

Мало того, сейчас найдено достаточно свидетельств того, что древние славяне были почти поголовно грамотны, и переписывались друг с другом даже на самые бытовые темы, посылали любовные письма, деловые записки, о чём можно узнать из множества берестяных грамот. Но если славяне имели-таки и свой язык, и свою письменность, о чём явно и не двусмысленно свидетельствует даже церковная христианская литература, то почему же славяне не воспели такой грандиозный поход на Царьград? Почему не осталось никаких книг, летописей, свитков, грамот?

 

7. Страшные ответы на простые вопросы

 

Ответы на поставленные вопросы довольно однозначны. И именно из-за своей однозначности ответы эти всячески умалчиваются церковью. Заключаются эти ответы в том, что после крещения Руси новая религия постаралась стереть с лица земли всю предшествующую многовековую русско-славянскую историю и культуру: все книги, все летописи, все письмена, все источники, все святилища, всё культурное наследие. Почти вся древнеславянская культура была просто уничтожена христианами! И кто же после этого варвар и зверь? Славяне или христиане?

Вы думаете, я слишком категоричен и сильно преувеличиваю? Нисколько. Многие сегодня очень удивятся тому факту, что даже Гомер (его поэмы) мог просто исчезнуть из истории человеческой культуры благодаря именно христианам. А ведь так и было на самом деле. Едва лишь христианство начало приобретать власть в первых столетиях новой эры, как христиане тут же обратили свой гнев на произведения античных авторов. В опалу попали Гомер, Софокл, Эсхил, Еврипид, да и все прочие. Почему? Просто потому, что писали о других богах. Вот вам и оскорбление чувств верующих, и то, к чему оно приводит! Читайте и думайте, читайте и думайте.

Христиане запретили преподавать Гомера в школах, его поэмы изымались и уничтожались. Почти все античные библиотеки с тысячами свитков (не только литературных, но и научных, и философских) были просто уничтожены христианами. По всей Антиохии собирали книги дохристианского периода и уничтожали, сжигая или закапывая в землю. Христиане спалили и знаменитую Александрийскую библиотеку в Египте, где содержалось более четырнадцати тысяч книг!

Вот лишь один примечательный факт из истории: в 228 году древнегреческий писатель Афиней в своем труде «Пир философов» указал почти 800 имен писателей, описал 1500 названий литературных произведений, которые до нас вообще не смогли дойти. Они навсегда утеряны для мировой культуры. Мы бы даже не знали их названий, если бы чудом не сохранился данный труд Афинея.

А вот другой примечательный факт из истории христианства: в 590 году римский папа Григорий приказал уничтожить все (все!!!) книги дохристианского периода!

Именно такими были плоды «мирного» христианства! Вот что значит на деле «любите врагов своих». Вот что значит на деле «оскорбление чувств верующих»! Больше всего религиозных верующих оскорбляет чужая культура! И после этого наш патриарх говорит о Кирилле и Мефодии, которые якобы «вышли из просвещенного греко-римского мира»? Да христианами был почти уничтожен этот «просвещенный греко-римский мир»! Гомер смог уцелеть только потому, что ко времени христианизации был уже так широко известен и распространён не только в Греции и Риме, что христиане просто физически не могли сжечь все свитки его поэм.

А теперь задайте себе только один вопрос. Как вы думаете, придя на Русь после всего этого, христиане вдруг стали вести себя как-то иначе? С чего бы? Нет, они точно так же постарались уничтожить всю дохристианскую славянскую культуру. Крестили Русь огнём и мечом в прямом и буквальном смысле этих слов.

Так, в «Сводной летописи» (Повесть временных лет) можно прочитать цитату князя Владимира. Обращаясь к подданным накануне крещения, он сказал: «Кто не придёт на реку (А.С. – для крещения), – будет повинен и противен, и имения лишён будет, а сам казнь примет». Вот вам и «добровольное» крещение! Этот его указ был доведён до всех людей. И это только в Киеве. Но надо понимать, что крещение Киева и крещение остальной Руси – это разные события. Крещение Киева произошло практически в одночасье, как свидетельствует летопись. А крещение остальной Руси продолжалось очень долгое время, так как славяне вовсе не хотели принимать чужую веру, они сопротивлялись. Поэтому сопровождалось крещение всей Руси куда более жестокими событиями.

 «Иоакимова летопись» свидетельствует о крещении Новгорода. Крещение происходило буквально с захвата города силой и убийства всех (!!!) волхвов и защитников. Были сожжены почти все дома города. Естественно, что оставшихся в живых (в основном детей) крестили насильно. Не менее жестоко проходила христианизация Ростова, Вятки и других русских городов. Тем не менее, многие русские города сопротивлялись насильственному крещению весьма долго, некоторые даже на протяжении столетий. Славяне пытались скрыть и сохранить капища богов, статуи, прятали древние книги, передавали предания устно из поколения в поколение. Да и Русь была слишком широка, чтобы христиане могли повсеместно и тотально внедрить христианство за короткое время. Даже спустя столетия христианам приходилось буквально завоёвывать Русь, «мечом и огнём» крестить земли марийского Поветлужья. А уж до глубин русского севера и востока и вовсе смогли добраться спустя многие века. Причём, некоторые малые народности Руси так и остались не крещёными. Впрочем, у христиан и нужды в этом не было, так как основные города, имеющие власть и богатства, уже были христианизированы.

Обо всём этом открыто свидетельствуют древние летописи, а вовсе не атеистические пропагандисты СССР. И нужно ещё учитывать тот факт, что все летописи в течение времени неоднократно редактировались христианскими монахами, которые занимались их переписками. Конечно, были убраны многие картины зверств, количество убитых и прочие неудобные факты. Так что реальный масштаб геноцида можно сегодня лишь представлять из обрывочных, чудом сохранённых данных.

Некоторые исследователи утверждают, что при крещении Руси было убито около девяти миллионов славян из двенадцати миллионов, населявших тогда Русь. То есть, население Руси было уничтожено почти под корень. Это был самый страшный геноцид сравнимый разве что с жертвами фашизма в ХХ веке. Насколько можно верить подобным исследователям, судить не берусь. Вряд ли сохранились официальные данные того периода.

Тем не менее, сегодня даже трудно себе представить, насколько жестоким и тотальным было это уничтожение славянской культуры. Ведь даже сама география Руси способствовала куда более полному уничтожению русской культуры, по сравнению с греко-римской. В Греции много отдельных островов, много тайных пещер, куда трудно добраться; много каменных изваяний и надписей, которые трудно сжечь или стереть. А в России были леса. Пещер мало, камней не много. Писали на дощечках, на бересте, на коже, на холсте. Статуи богов были деревянные, капища и храмы – тоже деревянные. Уничтожить деревянную культуру гораздо проще, чем каменную. Дерево не камень, горит дотла. И волхвы не вечны. Недовольных просто уничтожали.

Рукописи и библиотеки на Руси уничтожались неоднократно. И похоже, что первые эту практику ввели как раз христиане. Даже позднее, при Иване Грозном, который якобы собирал свою библиотеку, выискивая книги по всем городам, даже тогда уничтожались книги и неугодные рукописи. Позднее и сама эта библиотека Ивана Грозного также бесследно исчезла. Видимо, последующие власти обнаружили и там неугодные для христианства писания. А некоторые исследователи (Веллер) считают, что никакой библиотеки и вовсе не было, а это будто бы был всего лишь благородный предлог для сбора по Руси древних книг, чтобы потом просто уничтожить их. Вполне возможен и этот вариант, если изучить действительную историю христианства.

Церковные власти запрещали на Руси даже музыкальные инструменты. Каждое новое поколение всё меньше и меньше находило свидетельств прошлой славянской жизни, пока вовсе ничего не осталось. Сегодня уже невозможно найти летопись, написанную каким-нибудь славянским волхвом, или былину, написанную древним сказителем. Повсюду теперь только христианство и его еврейская история. Вся древнеславянская история и культура была просто стёрта и заменена на еврейскую.

 

8. Новая еврейско-славянская культура

 

Я помню, как во времена СССР практически невозможно было найти Библию, так как официальная идеология была атеистической. Ни Библию, ни христианские книги нельзя было купить ни в одном книжном магазине страны. Но, тем не менее, церкви при этом работали легально и открыто! И хотя их было не так много, как сегодня, но в них вполне можно было достать Библию. И в библиотеках можно было достать дореволюционные документы, хотя на многих из них стоял гриф «секретно». А ведь это был ХХ век. И СССР просуществовал всего 70 лет. А теперь представьте картину, когда в далёком Х веке христианство пришло на Русь. Всё дохристианское уничтожалось с куда более жестокой одержимостью. Сжигались не только книги, рукописи и боги (идолы), сжигались и люди, недовольные новой религией. И это длилось не 70 лет, а гораздо дольше! Столетиями! В славян буквально с рождения вбивалась новая (чужая) вера.

Даже единицы чудом сохранившихся рукописей славян подвергались жесточайшей церковной цензуре. Вся славянская история переделывалась на новый, христианский манер. Хотите узнать глубину этой «перестройки» славянского мира, а по сути – его уничтожения? Как вы думаете, какова была глубина этой «перестройки»?

Ну, про полное уничтожение литературных славянских источников культуры мы уже знаем. Одним из самых древних источников сегодня официально считается та самая «Несторова летопись». Но давайте откроем эту летопись, то есть «Повесть временных лет», и прочитаем самое её начало. О чём она нам поведает, о какой славянской культуре?

Уже в начале «Несторовой летописи» указывается: «История русской земли возводится к временам Ноя». Как вам такое начало? Русская история в одночасье была притянута к еврейской и стала отсчитываться от еврейско-библейского мифологического персонажа. Но где же все славянские летописи, подтверждающие эту еврейскую версию русской истории? Их просто нет!

А дальше ещё интересней. В «Несторовой летописи» говорится, что «три сына» Ноя «поделили Землю»: Симу достался восток, Хаму – юг, а Иафету – север и запад, то есть последнему досталась и Русь, которая тогда называлась Скифией, и куда входили славянские племена. А это значит, что якобы ещё до славян вся земля уже была поделена между евреями. А раз евреи были первыми и уже поделили между собой всю землю, то славяне, по сути и не имеют никакого права на свою землю, да у них, оказывается и нет своей земли. Это земля принадлежит евреям. Как вам такая история Древней Руси?

Далее в летописи указывается: «Потомками Иафета названы варяги, немцы, русь, шведы и т.д.». Вот такая «славянская» история получилась у христиан. Оказывается, «русь» и славяне – это всего лишь потомки евреев!!!

Так столетиями и сызмальства прививали славянам чужую религию, чужую культуру и чужую историю. И этот «исторический» документ стал почти единственным целостным летописным сводом Древней Руси! Таким вот образом «мирные» христиане стирали народную память о многовековой славянской истории и внедряли свою, новую еврейскую историю, угодную им.

 

9. Незадолго до христианизации Руси, и после неё

 

Однако ошибаются те, кто думает, будто христианство на Русь принёс князь Владимир, когда стал крестить Русские земли. Исторически это было вовсе не так. Задолго до него на Руси уже существовало христианство, только оно не было государственной религией, а присутствовало всего лишь как равная религия среди многих других. Были на Руси и христианские церкви, они стояли не только в больших городах, но и в сёлах, и в далёких скитах; были и христианские общины, и христианские отшельники-одиночки. И никто на Руси христиан не притеснял, они существовали вполне свободно, и проповедовали свою религию, как могли. До Х века на Руси было много религий, так как было много народностей, и все религии сосуществовали свободно. Русь толерантно и терпимо относилась ко всем религиям, в том числе и к христианству.

Есть легенда, что якобы князь Владимир, перед тем, как принять христианство, выбирал из разных религий, чтобы узнать, какая из них лучше. Это не более, чем миф, сочинённый для того, чтобы как-то легитимировать выбор христианства в качестве государственной религии. На самом деле всё было иначе. Стоит вспомнить, что уже бабка Владимира, княгиня Ольга, приняла христианскую веру и была христианской. Хотя ему она и не была родной бабкой, но религию исповедовала христианскую. А это значит, что князь Владимир уже был воспитан в христианской религии. Так что миф о том, что он якобы выбирал религию, является всего лишь легендой. Трудно представить, чтобы человек, воспитанный в одной религии вдруг добровольно и ни с того, ни с сего стал выбирать другие религии.

Уже сама по себе идея выбора религии абсурдна для любого верующего человека. Пусть-ка сегодня любой религиозный человек подумает над тем, станет ли он выбирать другого бога и отказываться от своего? Религии прививаются с детства, а не выбираются. Иначе получается, что главный не бог, а человек, если он по своему желанию выбирает себе бога. Поэтому ясно, что князь Владимир не принёс на Русь христианство, и не принял христианство, а уже был воспитан в христианстве и всего лишь захотел сделать христианство государственной религией, чтобы захватить духовную и политическую власть во всей Руси. Миф о выборе религии понадобился только для того, чтобы придать демократичность и законность этому выбору.

Также понятно, что сама идея принятия чужой религии для славян казалась кощунственной и богомерзкой. Поэтому Русь и сопротивлялась отчаянно принятию чужой религии. Поэтому крещение Руси было гораздо кровавее революции начала ХХ века, и длилось оно гораздо дольше, не 70 лет, а столетиями. Славяне вовсе не собирались предавать своих богов и подчиняться чужим, была резня не на жизнь, а насмерть.  

А потом нужно было как-то скрыть всю жестокость, творимую христианами. Поэтому летописи изымались, сжигались, редактировались и переписывались в угоду новой религиозной власти. Некоторые историки даже считают, что никакого монголо-татарского ига на Руси вовсе и не было. А была якобы всего лишь «историческая ширма», прикрывающая разрушительную многовековую кровавую кампанию по крещению Руси.

Но даже века христианской тирании не смогли полностью обнулить память народа, не смогли совсем стереть свидетельства славянской веры, письменности, культуры. Даже такие малочисленные народы, как мари, сумели сохранить память о своей культуре до нашего времени. И именно эти крохи устной памяти, обрывки рукописей, берестяных грамот позволяют сегодня по крупицам, как мозаику, собрать осколки навсегда потерянной картины былой культуры народа, стёртой с лица земли религиозными фанатиками христианства.

Поэтому ясно, что для обеливания новой истории и умалчивания старой нужна была массовая подтасовка фактов. Не думаю, что монголо-татарское иго является полной фикцией, но определённо можно было свалить на татар немалую часть «смертных грехов христианства». Если вы думаете, что это невозможно, то обратитесь хотя бы к современной истории, и тогда поймёте, что подобное происходило всегда, и происходит сейчас. Для этого достаточно вспомнить, как США преподносит своё участие во второй мировой войне, ведь если их послушать, то не СССР, а Америка победила фашизм. Также посмотрите, как сегодня, уже в наше время, Новая Украина преподносит «свою историю». Как известно, историю пишут победители. Так новая христианская религиозная власть стала писать свою историю Руси, а все «неудобные факты» либо замалчивались, либо искажались, либо сваливались на татаро-монгольских варваров.

 

9. Доказательства правдивости похода Олега на греков

 

А теперь поговорим о том, почему заблуждаются историки, утверждающие, что похода князя Олега на Царьград в действительности не было, или что он якобы «основан только на местных устных преданиях, некоторые мотивы из которых находят отражение в скандинавских сагах». Одним из аргументов таких историков является утверждение, что «данный набег не упомянут ни в одном византийском или ином источнике, кроме древнерусских летописей».

Выше мы уже упоминали о том, как переписывали историю христиане в побеждённых ими странах. Именно из-за тотальной христианизации искать сегодня какие-то свидетельства об истории Древней Руси таких далёких времён, чтобы были сравнимы с Троей или Гомером уже просто невозможно. Да и свидетельств о более поздней дохристианской истории – тоже почти нет. Это, во-первых.

Во-вторых, любая власть старается запечатлеть в истории свои победы, а не поражения. Поэтому ясно, что Византии было не выгодно оставлять свидетельства позорного поражения христиан князем «невежественных варваров». Так что нет ничего удивительного в том, что данный набег не упомянут ни в одном византийском источнике. История переписывается всегда. Поэтому за пределами Руси и не осталось свидетельств этого победоносного похода князя Олега. Такие свидетельства были просто уничтожены. Но зато византийцы упомянули о других походах русичей, а именно о тех, когда русичи терпели поражения. Например, о неудачных походах под руководством Аскольда и Дира.

Но удивляет не это, удивляет другое. И это уже, в-третьих. Удивляет тот факт, что легенда о походе князя Олега на греков вообще смогла каким-то образом уцелеть хотя бы в русских летописях. Почему же христиане даже спустя почти два века не смогли уничтожить и эту легенду, а внесли-таки её в летопись, из которой она выбивается, как белая ворона. Думается, что причина тут может быть только одна. Даже спустя двести лет память об этом походе была слишком сильна в русском народе. Допускаю, и даже уверен, что было очень много сказаний и песен об этой победоносной войне. И именно поэтому не было никакой возможности в то время совсем умолчать об этом походе. Тогда решили внести эту историю в летопись в очень урезанном и, возможно, искажённом виде. Ведь именно то, что память о походе Олега всё-таки не смогли скрыть христиане даже спустя века, как раз и подтверждает подлинность этого грандиозного похода и его широкую известность в дохристианском мире.

Итак, понимание всеобщей христианизации Руси, на фоне которой «развивалась» русская культура, позволяет нам сделать три значительных вывода.

Первый вывод. Поход князя Олега на Царьград действительно был неординарным и грандиозным событием, если даже тотальная христианизация не смогла стереть память о нём в русском народе спустя столетия. Ведь не сочинил же её христианский монах Нестор, когда христианство на Руси насаждалось уже почти двести лет. И зачем ему прославлять языческого князя, да ещё его победоносный поход на христиан. То есть, событие безусловно должно было быть.

Вывод второй. Ясно, что христиане не могли приукрасить этот поход. То есть, не могли описать его более грандиозным, чем он был на самом деле. Скорее наоборот. Они могли лишь вскользь упомянуть о нём, создавая впечатления беспристрастных летописцев. Из этого следует, что безусловно существовали славянские предания, баллады и летописи об этом походе, которые описывали его более подробно и красочно, и на основе которых была позднее составлена запись о походе князя Олеге в «Повести временных лет». О том, как христиане переписывали и изменяли славянские летописи, мы рассмотрим ниже на другом примере, на «Слове о полку Игореве».

Третий вывод. Непременно на Руси существовал сказитель (а, может, и не один), воспевший этот несравненный поход князя Олега во всей красе и с высоким литературным искусством того времени. Об этом искусстве мы также скажем примере «Слова о полку Игореве». Но раз был такой сказитель, значит мы в полной мете можем назвать его русским Гомером, и почти со стопроцентной уверенностью можем заявить, что на Руси был свой Гомер. Он просто не мог не быть.

Безусловно, на Руси были великие и яркие сказания и баллады не только об этом походе князя Олега, но и о других, не менее драматичных и великих событиях. Были и более древние сказания, значит были и сказители, память о котором начисто постарались стереть христиане. Мы можем также с уверенностью заявить, что поход князя Олега на греков, отраженный в «Повести временных лет», впервые был воспет вовсе не монахом Нестором, а неизвестным русским Гомером.

 

10. Упрощение славянских легенд

 

А теперь давайте обратим внимание на прекрасную песнь «Слова о полку Игореве». Что она может нам сказать в свете нашего исследования?

Первое, что бросается в глаза, так это то, что «Слово о полку Игореве» выбивается из всех прочих литературных летописных документов того времени и по стилю, и по содержанию, и по экспрессии. Оно стоит как бы особняком.

Сравните, как написан рассказ о походе князя Олега на греков в «Повести временных лет», и как написано «Слово о полку Игореве». «Повесть временных лет» написана сухим летописным языком, она имеет схожесть со столь же летописным сухим стилем многих библейских текстов, кроме, пожалуй, книг Соломона и Экклезиаста.

«Слово о полку Игореве» написано совершенно иначе, его слог более красочный, более поэтичный, более образный, более художественный. В нём описываются не только сухие события, как в Библии и «Повести временных лет», но и художественно красочно описываются душевные переживания, природные явления, авторские отступления и размышления. Описываемая в «Слове» природа будто одухотворена, одушевлена, что более подходит не к христианскому, а к языческому её восприятию. Эта поэма по художественному стилю, образности и драматичности больше схожа с поэмами Гомера.

Вообще, нужно сказать, что в «Слове о полку Игореве» ярко выделяется тенденция симбиоза двух литератур, старой языческой и новой христианской. Сами образы язычества и христианства переплетены и тесно связаны в этом произведении, что говорит о ещё не до конца уничтоженной старой славянской культуре, но уже сильно довлеющей над ней новой – христианской.

Уже в начале «Слова» мы можем понять самое главное, а именно то, что в те времена кардинально менялась вся культура Руси. Старое отвергалось, и насаждалось новое. Естественно, это не могло пройти и мимо литературы. Посмотрите, как начинается «Слово о полку Игореве» в переводе Д. Лихачёва:

Пристало ли нам, братья,

начать старыми словами

печальные повести о походе Игоревом,

Игоря Святославича?

Пусть начнётся же песнь эта

по былям нашего времени,

а не по замышлению Бояна.

Ибо Боян вещий,

если хотел кому песнь воспеть,

то растекался мыслию по древу,

серым волком по земле,

сизым орлом под облаками.

Вспоминал он, как говорил,

первых времён усобицы.

То есть, неизвестный нам автор «Слова» уже с самого начала заявляет, что он уже не хочет рассказывать историю в том же старом стиле, что был на Руси до этого, то есть, в языческом стиле:

Пристало ли нам, братья,

начать старыми словами

печальные повести о походе Игоревом,

Игоря Святославича?

Пусть начнётся же песнь эта

по былям нашего времени,

а не по замышлению Бояна.

Из последних строк данного отрывка мы можем сделать ещё один замечательный вывод. А именно то, что ко времени написания «Слова» история эта уже была в былях (былинах, сказаниях) нового времени («нашего времени») и сказаниях старого времени, времени Бояна. И автор «Слова» хочет пересказать эту историю именно по былям своего времени, а не по древним славянским сказаниям. И для этого он выбирает современный ему язык повествования, язык нового времени. Почему же ему не нравится древний язык? Автор объясняет это так:

Ибо Боян вещий,

если хотел кому песнь воспеть,

то растекался мыслию по древу,

серым волком по земле,

сизым орлом под облаками.

Вспоминал он, как говорил,

первых времён усобицы.

Из этого мы можем заключить, что языческий дохристианский язык былин и сказаний, то есть – литературный язык дохристианской Руси, был намного богаче и образнее, красочнее, чем новый язык, современный автору «Слова». Но автор «Слова» выбирает новый, более простой язык. А в результате вся старая культура умирает, оставшись лишь в пересказах и воспоминаниях о том, как пел вещий Боян.

Понимает это и сам автор «Слова о полку Игореве». Он осознаёт своеобразность, богатство и красочность древнеславянской литературной традиции. Поэтому он восклицает:

О Боян, соловей старого времени!

Вот бы ты походы эти воспел,

скача, соловей, по мысленному древу,

летая умом под облаками,

свивая славу обоих половин этого времени,

рыща по тропе Трояна

через поля на горы.

Однако, несмотря на все эти сравнения, мы должны признать, что язык самого «Слова» всё ещё хранит в себе значительную долю этого богатства образности и красок древней литературной традиции. Именно поэтому само «Слово о полку Игореве» так выделяется на фоне всей оставшейся нам древнерусской литературы. Оно схоже с русскими былинами.

Но уже в «Повести временных лет» мы встречаем сухой библейский язык, язык документа. Все те красочные детали и образы, которые могли быть в былинах и сказаниях, посвященных походу Вещего Олега на греков, были безвозвратно утеряны.

Конечно, мы всё-таки должны быть благодарны автору «Повести временных лет» уже за то, что он оставил нам хотя бы эти обрывочные остатки нашей истории. Вполне возможно, что он не искажал и не умалял русскую историю, а старался спасти то немногое, что осталось от неё, что дошло до его времени после варварского крещения Руси, как монах Монтесинос спасал остатки культуры инков уже после того, как испанские христиане-завоеватели почти уничтожили её.

Нам же здесь важно понять то, что были на Руси и великие события, достойные сравнения с легендарной Троянской войной, и великие сказители, способные посоперничать в литературном искусстве с самим Гомером. Вот только память о них, к нашему стыду, мы так и не смогли сохранить.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.