Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 123 (май 2019)» Проза» Планировщик (рассказ)

Планировщик (рассказ)

Селиверстов Александр 

ПЛАНИРОВЩИК

Двадцать шестого марта Марина Брик решила покончить с собой: она повязала ремень на перекладину в дверном проёме, встала на стул и надела петлю на шею. В следующее мгновение Марина трепыхалась, словно пойманная рыба. Ещё через миг её шея хрустнула и тело обмякло.

Мы никогда не узнаем об этом, ведь двадцать шестого марта Марина опубликовала видео из парка. На ней тинейджерские джинсы с прорезями, синие кроссовки и телесного цвета куртка. Марине двадцать четыре, она держит в руке капучино в стаканчике, улыбается и говорит: «мама, привет, как у тебя дела? Люблю тебя». А тем временем, тело Марины опорожнило кишечник и мочевой пузырь прямо на пол, так что, если вы захотите заглянуть к Марине в гости, будете возмущены зловонным запахом.

Марина мертва. Марина жива.

Марина переехала в столицу в поисках лучшей доли, оставив в провинциальном городке мать, проработавшую всю жизнь учителем географии, и старую любовь, с которой девушка никак не решалась завести семью. Возможно, будь её ухажёр чуть настойчивее, Марина не болталась бы над собственными экскрементами, а кормила малыша грудью строго по расписанию. Но работы в городке оказалось не так много, да и та сдельная – «принеси-подай». Женя, так зовут бывшего избранника, не решился пригвоздить Марину к провинциальному городу, зная, что не сможет обеспечить семью. К тому же, Марина хотела петь.

Двадцать седьмого марта Марина Брик опубликовала пост, где она сидит в съемной квартире и рассуждает об искусстве, и её месте в нём. «Я добьюсь, мамочка», - говорит Марина, - «я всего добьюсь». Марину пока не обнаружили, но воздух портится с каждым часом. К тому же, жаркая выдалась весна.

Марина пробовала себя везде: отправляла демо-записи, ходила на кастинги на телешоу, подкарауливала звезд, чтобы завести нужные знакомства.

– Хочешь петь? - Сказал неприятной наружности армянин, обсасывая жирные от чебурека пальцы.

Марина его знала – это местный таксист, или владелец таксопарка – разницы для неё никакой. Он сидел в потрёпанной, но ещё бойкой иномарке и бросал многозначительные взгляды на девушку.

– Хочу, - сказала Марина, и, как по волшебству, очутилась в придорожном кафе, где останавливаются дальнобойщики, таксисты и разный рабочий люд.

Марина считала себя продвинутой, знала про феминизм и группу «Айспик», но эти знания ей не пригодились. Всё, что от неё требовалось, - надеть юбку покороче и исполнить пару шлягеров группы «Воровайки». Марина явственно ощутила, как скатывается на дно, когда после рабочей смены напела одну из песен: «хоп, мусорок, не шей мне срок, машинка «Зингера» иголочку сломала». Причем, в Марине не взыграло привычное отвращение, схожее с рвотным позывом. Марина поймала себя на мысли, что так можно вжиться в роль, и остаться в ней навсегда.

«Актриса придорожного заведения», - подумала девушка.

Двадцать восьмого марта Марина Брик ни о чем уже не думала. Её лицо посинело, язык вывалился. В квартире стали заводиться мухи. Соседи начали что-то подозревать, пару раз стучались в дверь, чтобы узнать, есть кто живой.

– Что, сдохли, что ли, все? – Кричала баба Света, москвичка в третьем поколении и в аляповатом халате. – Понаехает сюда лимита всякая, потом воняет тут.

Марина Брик опубликовала видео, где она играет с бездомным котёнком.

– Посмотри, какой классный! – Марина едва не пищит от умиления. – А у тебя как дела, мам?

Годы не шли, а мчались со скоростью поезда, идущего под откос. Этим поездом были надежды и мечты Марины. Ей уже не двадцать два, как было, когда она ступила на столичную землю. Ей двадцать четыре.

Марина тщетно пыталась пробиться, словно росток сквозь бетонные плиты. Марина читала книги по самопомощи, повторяла аффирмации и занималась йогой, чтобы восстановить энергию «Ци», привлекающую счастье и удачу.

Но счастьем для Марины всё чаще становился алкоголь после смены и скабрезные шуточки постояльцев. Марина всё больше бабела, всё больше теряла стыд и всё меньше мечтала. Кончились мечты.

Двадцать девятого марта баба Света позвонила Зинаиде Антоновне, владелице квартиры, которую снимала висевшая на перекладине Марина Брик. Баба света так и сказала:

– Зинка, я тебе по-русски размовляю, нехристь ты проклятая, если ты засранку свою не высунешь из квартиры, я милицию напущу!

В тот же день Марина опубликовала ностальгическое видео, в котором признавалась в любви к родному Саратову.

«Блин, ребятки, мне вас так не хватает, вы бы только знали», - говорила Марина, сделав жалостливое лицо. – «Вы такие крутые все! Обязательно к вам приеду через годика два. Надеюсь, с концертом».

Спустя пару месяцев, Марина бросила коврик для йоги под кровать и больше о нём не вспоминала. Спустя ещё какое-то время, Марина села перед зеркалом, схватилась за голову и сказала: «что ты делаешь со своей жизнью?»

Ответа не последовало.

– Слушай, Маринчик, - сказал один из постояльцев тем же вечером, - а ты чего себя не раскручиваешь?

Марина попыталась оправдаться, но мужчина отмахнулся от неё, как будут отмахиваться от мух, облепивших труп девушки, баба Света и Зинаида Антоновна.

– Установи себе планировщик!

Марина заинтересовалась.

– Ну, делаешь посты, закидываешь их туда и всё – тю-тю.

– Что «тю-тю»?

– Публикуются, глупая! Исключая человеческий, так сказать, фактор.

Марина последовала совету. Штука оказалась удобной. Действительно, можно продолжить развиваться, писать новые треки, и, тем временем, поддерживать активность в сообществе. Но как много сделать постов наперёд? На неделю? Или, может, на месяц?

Тридцатого марта Зинаида Антоновна вместе с соседкой открыла дверь в квартиру. Первое, о чем подумала Зинаида Антоновна, - «не заплатит за следующий месяц».

Да, Марине Брик было уже не до аренды. Признаться, ей давно стало безразлично. Она поняла, что посты в социальных сетях не представляют ценности, как таковые, поскольку она сама не представляет ценности, а будь Марина знаменитой… Марина долго размышляла обо всём. Надо сводить счёты с жизнью – это понятно, не становиться же подстилкой Вазгена, того таксиста, что привёл её в кафе. Единственное, что останавливало Марину,  - мама.

Решение пришло само, когда девушка гуляла по парку и снимала бессмысленные видео-приветы. «А сколько таких видео можно сделать?», - подумала она. – «И на какой срок запланировать?»

Марина Брик лежит в чёрном брезенте в машине скорой помощи. Ещё немного, и её предадут земле под номерным крестом, какой дают бездомным. Ни имени, ни фамилии – ничего, только номер. Номер Марины будет «три тысячи семьсот пятьдесят шесть». Это случится первого апреля, когда служащие убедятся, что хоронить её некому.

Первого апреля Марина Брик выпустит ролик, в котором будет шутить про белую спину, рассказывать про успехи на работе и говорить, как сильно скучает по дому.

Как долго будут выходить ролики?

Этого Марина уже не скажет.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.