Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 124 (август 2019)» Поэзия» Великий Отечественный Олгой-хорхой (подборка стихов)

Великий Отечественный Олгой-хорхой (подборка стихов)

Старообрядцев Николай 

0.

«Поэтический цикл» как сцепление кратких строк, образующих поэтическое повествование, разверзающееся внизу — это, в высшем математическом смысле, не цикл словесных излияний, подчинённых условному ритму, но символический чертёж полой выгнутой трубки, соединяющей тайным червеобразным проходом противоборствующие и созидающие друг друга мировые полюсы. Сгущения алкающей плоти, колеблемые тёмными вожделениями коллективного паразита, переполняя отмеренный им предел, устремляются по нисходящей диагонали, чтобы пересохнуть и пропасть в распыляющей их тишине умственного пламени, прокалившегося и просиневшего до чистейшей лазури бесконечного самонаблюдения. Перенос этой напряжённой диагонали на искусственную и дряблую диораму житейской сутолоки даёт в проекции тонкую линию, наброшенную пунктиром между землями жестокосердных вепсов, поросшими скорченными деревцами берёзы, и суховейным Кенгиром, спёкшимся кровью политических узников в Жезказганских медных рудниках и степных аулах.
Какая пустота открылось бы взору, если бы с плоскости проживания вытекло всё, оставив прошлому головокружительный восторг воспроизведения? То — тайна, загромождённая соблазнами памяти и приоткрываемая в приватном смертном уединении. Здесь же, размеренной поступью стиха намечается хрупкая ось, вокруг которой учреждается география смерти. Смерть играет в чутких и слабых телах, пульсирующих между строк. Она напористо животрепещет в мутном бурлении слов, отталкивая неизъяснимое в немоту.



1.

Моей радости печальной
Притомился клёст
Много раньше лучезарных
Свил он гнёзд
Но пришёл какой-то дядя
И сломал
Шею, спину, ноги, руки
Всё сломал
Вот и стал я
Как бы мягкий
И бескостный глист
Тонким горлышком сосущий
Свежий сок земли-с

2.

Жизнь — конфета постная
Пососи и выплюни
В урну, рядом с мусором
Пусть лежит в грязи
Сохнет, дожидается
Пока нищий вытащит
Глянет саркастически
И пережуёт
Всё свершилось бывшее
Небом предначертано
Что в скрижалях тайных
Записано — сбылось
Но хотелось большего —
Сладостью причмокивать
Да что-то не заладилось
По правде говоря
Да и хрен с ним,
Может быть,
Пустяки, наверное
Кому какая разница
Да и наплевать
3.

Рыба обитает в море-океане
В струящейся прохладе вод
Курица в курятнике кудахчет
Зерно в пыли отчаянно клюёт
Они встречаются за облаками
Их в самолёте пассажир жуёт
Салфеткой губы вытирая
Он смерть шампанским запивает
И в ус не дует, шельма растакая
Такой вот баловень судьбы
Как будто с гуся сходит влага
Всё сходит с его жирных рук
Захочет — и людей погубит
Самодовольный как индюк

4.

Помидоров пожую с огурцами
Назову их по имени — Овощи!
Непременно бы сгинул с концами
Без питательной вашей помощи
Не ответят они, постесняются
Преисполнены даром смирения
В соках внутренних переварятся
Дорогие мои растения

5.

На мне истлела не одна рубаха
И затихали часто на руке часы
Но вера никогда не иссякала
И отрастали заново усы
И говорили в тот момент зеваки:
Смотрите, это Сталин!
Собственной персоной
Из гроба он восстал
И нас пришёл судить —
Филистеров презренных
Заблуждались:
То был не он,
Но правду говорить
Я не спешил —
Судил
Как будто Сталин:
Справедливо

6.

Сколько было ягод передавлено
Неуклюжими ногами школьников
Когда они по лесу гуляли
Позабыв приготовить уроки
Ничего, потерпите — взыщется
С выродков этих маленьких
Государство сгноит их вскорости
По человеку за каждую ягодку
А могли бы носить медали
И грамоты иметь на стенах
А могли бы стоять смирно
В золотом шитых ливреях
А теперь вот все передохнете
В мясорубке кровавой сгинете
Потому что облапошить походя
Карму-матушку не получится
Провести на мякине не выйдет
Справедливую бухгалтерию
На Руси так дела не делают
На Руси всё намного сложнее
7.

«Люди и жидкости первой необходимости»

Упал пионер — обагрил землю кровью
Кругом воцарился ужас благоговейный
Взирая на отрока раны глубокие
Головные уборы сняли России народы
Величию смерти внемля в тоске
Приехал чиновник — отравил землю гноем
Затоптал каблуками свежесть первых цветов
Постановил, что сам вьюнош беспечный виновен
Окурок носочком раздавил элегантно
И хлопнул дверцей машины служебной
Прошмыгнул диссидент — оросил землю желчью
Убийцам пусть станет тошно здесь жить
Говорил он давно, называл имена
Воздух портил и в рожи плевал лицемерам
Но никто не послушал — напрасны слова
Служитель церкви — святою водой окропил
Пусть место сие станет местом поклонов
Паломников всей православной земли
Молитвы за убиенного отрока скажут
Жизнь его станет примером для многих
Вдовы пришли — пропитали землю слезами
Пусть тельце в земле, как огурчик упругий
Спокойно лежит до престола небесного
Где уготовано место ему среди праведных чад
Славословием Господу потрясающих твердь
Пришёл пролетарий — семенем землю удобрил
Уборщица в гневе его прочь прогнала
Но к земле той бобылка прильнула всем телом
Чтоб во чреве её богатырь зародился
За смерть пионера он отомстит
8.

Мне глаза повезло истомить
Достоевских, Толстых читая
И теперь, отстраняя лорнет
Я в тумане душой отдыхаю
И на том медицине спасибо
Исцелением что не тревожит
Хоть не вижу вокруг себя
Полоумные наглые рожи
Вместо них играют цветами
Яйцевидные мутные пятна
Как-то легче, спокойнее жить
Как в музее в жизни приятно

9.

Когда всё хорошо —
Особенно тошно
Хочется сразу
Что-то сломать
Поймать, например
Тощую мошку
И лапки пинцетом
Ей оторвать
Нечего ползать
На четвереньках
Когда для полёта
Крылья даны
Духом святым
Проворны, прозрачны
Подобно ему самому

10.

Что мне скажет Бог
Я то и делаю
Скажет жить
И я живу
Без рисовки и без самомнения
С песней незлобливой на устах
Скажет прекратить —
Тому последую
Слово Божье чутко восприняв
В петлю не полезу
Из окна не выброшусь
И на рельс звенящий
Выю не сложу
Выпью чашку кофе растворимого
Лягу и тихонечко умру

11.

Причёски, лысины и плеши
Пальто, тулупы, пиджаки
Пропахли горем безутешным
Пропали навсегда в грехе
Их не изъять уже щипцами
Из инфернальных чёрных дыр
Но не хотят они и сами
Их вытащишь — опять они
Сигают вниз
Туда, где дьявол
Сидит и терпеливо бдит
В делах порока преуспевших
Сердечных пасынков своих

12.

Бывает сам иду, но чаще
На поводу животворящем
Тащусь в провал небытия
И думаю, что есть рука
Которая влачит премудро
Сосуд души моей паскудной
С каким-то скрипом неприятным
Надрывным, так сказать, весьма

13.

Прекрасный червь голубоглазый
Мне в сердце дырочку проел
Через неё всё утекает
Неведомо в какой предел
Течёт, необратимо тая
В небытие из бытия
Как будто жизнь была такая
Протухшая и горькая вода
И смерти облик безобразный
Как ваза весь из хрусталя
Души сухие очертанья
В плену удержит навсегда


Сегежа —Петербург — Жезказган, август 2018 г.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.