Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 124 (август 2019)» Проза» Дискретность (рассказ)

Дискретность (рассказ)

Алена С 

ДИСКРЕТНОСТЬ

Памяти Ю. Мамлеева

«Кто я?»

 Антон задал себе этот вопрос. Потом - стене, покрытой грязной голубоватой плиткой. Стена не ответила, но Антон не винил ее в этом.

Он уже давно сидел на кухне. Почти целую ночь. Или ночь и вечер, или ночь и вечер и день. Время для Антона потеряло свою непрерывность. Теперь оно представляло из себя множество никак не связанных между собой моментов. Различить их невооруженным третьим глазом невозможно, но все же они дискретны. Одна частичка времени не влияет на другую, а значит, в каждый момент нет ни прошлого, ни будущего. Лишь кухня, гнойный свет лампочки под потолком и молчаливые стены.

 Антон потянул носом, почувствовав смутный странный запах. Запах не был неприятен, но от него захотелось чихнуть, будто в нос попал мельчайший песок.

В некоторые из своих разрозненных моментов Антон начинал чувствовать течения в затхлом пространстве квартиры. Сейчас течения ощущались как запахи, но Антон знал, что они могут быть и звуками, и цветными кляксами, и кляксами звуков, и даже покалыванием на языке. С миндальным привкусом.

Общего у всех этих форм было лишь одно - неизменная песочная шершавость. Как и время, любое ощущение разбивалось на частицы, и каждая частица воспринималась отдельно.

К этому нужно было привыкнуть, и Антон привык, несмотря на то что на первых порах невыносимая всеобщая дискретность доводила его до безумных, панических припадков. Некоторое облегчение приносило лишь - наполнить ванну водой температуры тела, выключить свет и раствориться в небытие. Вода почему-то ощущалась несколько иначе, чем все остальное - она не царапала восприятие, а поглаживала его, как обрывки шелковой ткани.

 Вопрос о смысле бытия начал мучить Антона примерно тогда, когда мир начал разделяться. Там, где раньше была непрерывность, пролегли границы, и мир из единого превратился в бесконечное множество миров; раньше Антон был частью одного мира, а теперь он принадлежал бесконечности отдельных мельчайших вселенных. Эти вселенные были нульмерные, и находиться в них Антон, как существо, живущее в трех измерениях, не мог. Но находился, причем ему приходилось заполнять собой эти вселенные, ведь они были безумно малы.

Вопрос времени был еще хуже, чем пространства, поскольку каждая частица времени, как чувствовал Антон, происходила из разных вселенных. Время каждой вселенной текло по-своему, что приводило к тончайшему рассинхрону всех темпоральностей. Об этом лучше было не думать совсем - один раз Антон попытался подумать, но почти сразу отключился, не выдержав.

 Антон привык ощущать себя целым, непрерывным - и непрерывно переходящим в то, что его окружает. Теперь же возможность отнести себя к какой-нибудь цельной вселенной отсутствовала - их было слишком, слишком много. Антон был одновременно везде и нигде.

 Лампочка лопнула. Он не шевельнулся.

Последние фотоны разлетелись от лампочки. Часть их прошла сквозь закрытые веки дуновением ветерка. Настоящий ветер теперь стал пыткой, будто кожу снимали пескоструем. Отчасти из-за этого Антон перестал выходить из дома.

 Вот теперь и возникал главный вопрос. Кто он и зачем он живет?

 Человеком Антон себя назвать уже не мог, а смысла жизни не-человека он не понимал вовсе. Кем он был теперь: богом? дьяволом? темной материей, заставляющей разлетаться галактики в бесконечных вселенных? Зачем он был нужен этой невероятной системе? Разум Антона привык быть человеческим, и осмыслить открывшуюся реальность - множество реальностей - он не мог.

 Вопрос непрерывно тлел в глубинах сознания. Антон боялся попыток открыть правду. Дискретность была слишком сложна.

 Роковой момент подошел незаметно.

 Сидя в почти полной темноте - в комнату проникал свет фонаря, стоящего за окном - Антон  внезапно почувствовал, что правда выходит наружу из подсознания - грязно-зеленого омута, который первым появился в головах у далеких, далеких предков, едва прикоснувшихся к таинству обретения разума.

 Запах усилился, и Антон закашлялся. Приступ мучительного дерганого кашля прервался резко. Антон понял.

 Он наконец увидел всеми своими органами чувств то, что человеку увидеть нельзя. Парадокс захватил все существование, бесконечные чужие измерения хлынули в мозг, смыв плотину привычного человеческого разума. Границы стали обретать материальность. Антон закричал.

 Перегруженный в миллионы раз мозг почему-то никак не хотел отключаться. Сквозь пелену границ обезумевший Антон увидел страшное. Каждая отдельная вселенная стала дробиться дальше. Дискретность поглотила все.

 Границы стали совершенно четкими. Антон истошно закричал и разделился .

 В пустой темной комнате лишь висел странный, будто шершавый запах…

 

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.