Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Посвящение

Учитель Дмитрий 

Конец главы

I

 ..."Икарус" на развилке промелькнул,
Как нота света в грохоте туннеля,
И в тот же миг потусторонний гул
Заполнил щели раковин панельных,
И дикие маслины за окном,
Рисуясь, как на старом фотослайде,
В округе, перевёрнутой вверх дном,
Явились воплощением разлада.
Заложник гравитации - карниз
И кем-то отодвинутые шторы
Сыграли отступление на "бис",
Тем самым подчеркнув мышиный шорох
Со стороны мансарды угловой,
Где, сузив на мгновение аорту,
Сквозняк гулял в проходе сам не свой,
Как карандаш по клеточкам кроссворда.

II


...И женщина, стоявшая внизу
Всё это время, – отрешённым взглядом

Окинула, предчувствуя грозу,
Попытки жизни течь обычным ладом,

Раскрыла зонт, слегка дрожавший при
Контакте с терпким воздухом горячим,

И породнилась с облаком сквозящим,

Над крышами бесшумно воспарив.

 

 Посвящение

… Грохот рояля, вспыхнув в памяти перекрёстка,
Плыл над --- арок, витрин, церквей
И над затишьем скользким улиц, изрытых оспой,
Где погибал Орфей…

И виноград-лунатик, кравшийся по карнизу,
Видел, как, набегая ширящейся волной
На черноту бульвара, свет фонарей лоснился,
Будто проныра-зной

Силился продержаться до наступленья ночи,
В маске Пьеро по пёстрой набережной бродя…
И состоял из мелких крапинок-многоточий
Весь монолог дождя.

… Липы вдали знобило. Резко поднявшись к горлу,
Вера в простор была мутна, как зрачок слепца.
… Ливень ускорил шаг – и бронзоволикий город
Раковиной прозрачной выпал из рук Творца.

  
  

Зимняя сказка

...На дисплее бульвара
высветилась фигура
человека с букетом в руках,
одетого не по погоде.

Он шёл по снегу,
не оставляя следов,
и на голос ветра
не откликался.

В десяти метрах от него
предновогодний трамвай,
хрипя, как астматик,
в бронхи заталкивал воздух,
собравший, подобно линзе,
лучи мобильных звонков.

Человек повернул к трамваю,
по взмаху его руки
застывшему в ожидании.

Пассажирам почудилось
в ту минуту,
будто поверх дыханья
морозной мглы
выступил гул
тысячи раковин,
но откуда возник он -
никто не мог объяснить
ни тогда, ни позже...

...Мгновенье спустя горожане
наблюдали из окон
полёт трамвая
сквозь новогоднюю ночь -
и, купаясь в огнях,
мир вращался, как ёлочный шар.

 

 Ловцы сардин

Безлунной ночью,
        когда пространство
              охвачено темнотой,
                      выходят в море
                               ловцы сардин.

Вдруг замечает
        вперёдсмотрящий:
              пурпурная гладь морская
                    озарена
                             светом молочно-белым.

Путь указан.
       Направленье меняет
                   кормчий.
                         Мотобот, идущий кругами
                                         Вдоль мерцающего косяка.
                                                               Заброшенный невод.

… Рыбьи хвосты
                        источают
                                  жёлтый прозрачный огонь –
                                              он и растопит лёд,
                                                           сковавший глаза ночи.

 

 

Волна и камень

… Вода то вспыхивала снежной пылью,
То гасла и впадала в забытьё,
То снова, пробуждённая, искрилась,
Почувствовав, что на её губах
Протяжной болью отозвался ветер…

И камешек подскакивал на ней,
Не сомневаясь, что в протяжном плеске
Услышит ровно бьющееся сердце
Стихии, говорящей солнцу «да».

Ему, однако, было невдомёк,
Какая тайна пряталась в прозрачных
Глазах волны, вонзившихся в него…

(Кто знает, впрочем, было ли волне
Известно о существованье тайны…)

 

 Звезда

Обруч мороза
сжимает сердце
вечернего города.

За синими окнами лавки
густеет
скрип саней.
Становится оживлённой
бубенчиков беготня.

Младшая дочь
лавочника
сидит за прилавком
в то время как сёстры
бегают с офицерами
местного гарнизона.

Пуншевым огоньком
уплывает вечер.

При виде звезды,
взошедшей на снежном небе,
её бьет дрожь,
как при входе в воду:
так похожа звезда
на ту, другую,
вспыхнувшую когда-то
в рождественском сне…

«Как прямо звезда глядит» -
думает,
закрывая глаза,
всё ещё горячие.

 


 Сага верхнего города

I

Мечта сбылась: тихоголосый город
Плыл по теченью их сердце и взглядов,
И плотный рокот глохнущего моря
Вливался в них до головокруженья,
Когда они по сходням поднимались
И сквозь толпу как призраки скользили.

II

Всё в городе казалось закруглённым
И было в представлении приезжих
Подобьем эха: лица и событья
По кругу шли…
                 В сознании всплывали,
Как пузырьки шампанского, рядами
Художники и аккордеонисты,
Всегда одни и те же. Пахло йодом,
Бензином и духами…
                    …Из тумана
Семь дней поочерёдно выходили
И снова в нём скрывались, как в пещере –
Семь мглистых дней, похожих друг на друга.

III

Заметим на полях: они привыкли
Смотреть на жизнь, как на свечу – слезятся
Глаза, встречаясь с пламенем, таящим
От них свою изменчивую сущность, –
А между тем достаточно дыханья –
И пламя гибнет, со струёй воздушной
Столкнувшись…

                    … И, увы, не в наших силах
Сказать огню и ветру: «Примиритесь…»

IV

… Круг жизни замыкался…
                  В полнолунье,
Откликнувшись на гулкий голос неба,
Они ушли к нему по гребню крыши, –
И с той минуты их никто не видел.


  

 Голограмма

В широких зрачках вселенной
     Колышется Млечный Путь –
           Взволнованный виноградник.


Над ним, сияя улыбкой,
     Парит Гагарин
            С лазурной сферой в руках.

            
Её отблеск
      Ложится на сны землян,
             Как дыхание на стекло.

 

 

 Когда он пишет

Когда он пишет,
глаза солнца
скользят у его лица,
и трава,
улыбаясь сквозь слёзы,
бежит на цыпочках
ему навстречу.

Когда он пишет,
прозрачным веером
развёрнут ветерок
из Города Воспоминаний.

Когда он пишет,
вокруг его сердца
вьётся рой
огненных роз.

 

И опять этой ночью...

И опять этой ночью
Я видел,
Как падали в землю
Алмазные зёрна света.

И вырастали во тьме
Крылатое дерево
И было оно как птица,
Запутавшееся в силках пространства.

Но чья-то невидимая рука
Силок разорвала,
Вызволив из неволи птицу –
И та взмыла в небо,
Унося на своих крыльях ночь.

 

 Происхождение поэзии

Человек
Протянул руку к звезде,
Чтобы сорвать её.

Оказавшись в его руке,
Небесный плод
Брызнул соком –
Прозрачным огнём.

Свет заглянул в глаза ночи,
Заставив её говорить.


 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.