Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 32 (бумажный)» Поэзия» Сбывшиеся голоса (подборка стихов)

Сбывшиеся голоса (подборка стихов)

Шатовкин Виталий 

Виталий ШАТОВКИН СБЫВШИЕСЯ ГОЛОСА (подборка стихов)

 

МУРАВЬИНЫЙ ЯД

 

Кто ты? – кто запер мой взгляд в ракушку – мантию

цвета разбавленного песка – через игольное

ушко не отличить намерений

мотылька, от его

 

крыльев. Нащупав у горла комок, бывший когда-то

пылью – ставший не откровением, но формой

строк, может быть даже стихами –

кожицей речи –

 

сброшенной наугад: в каждой

жемчужине, вместе с

её слезами –

есть

 

муравьиный

яд.  

 

 

● ● ● ● ●

 

Когда солнце уходит в закат вода, как нерв:

обнажает свою натуру чернеющий

берег. И чайки, с криками

осатанелых стерв,

 

на пирсе добычу упругими клювами делят.

Огненным стало, белое от природы

нутро – волна за волной –

стежками вяжет

 

пучина и замирает дыханьем, в

их крыльях – перо. И небо,

над ними – клочками

персидского

 

палантина.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Я плыл, я тёк, я дребезжал – покуда был

расчетвертован, и остриём осиных

жал – был алфавит на мне

 

наколот. И буквы – лязгом позвонков –

одна к одной, как жердь в ограде –

вплетались в сотни узелков,

 

как ниточки на

шелкопряде

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Ты существуешь за пределами меня, как извлечённый

из ребра квадратный корень – поставленный в

условиях иных, чем равенство, между

двумя телами, когда одной

 

слезой

 

из глаз слепых – омыта не ладонь, и не щека, но что-то

большее чем совокупность тела с безвременно

ушедшими годами. Как отдалённый

голос ямщика, колеблется

 

над

 

белоснежным логом – и стелется на сумеречный наст

допетыми, протяжными словами – так ты себя

выводишь из глубин, поводырем, на

поводке, безротым, и звук

 

твой

 

каждый – накрепко обмотан –

длиною первобытных

 

пуповин.

 

 

ПАМЯТЬ

                                                 [И. Б.]

 

Как гулко летят крупицы в склянку

песочных часов, где выдох

разряжен, как

 

вакуум, сотнями голосов. А после

них взгляды – детали – и 

замершие уста,

 

и память маячит

Фаросом – 

 

дагерротипом

тепла.

 

КАДР

 

Трагизм какой-то, в этом снимке

есть – как есть трагизм в

рано остывшем

 

море.

 

И диафрагмой воздух выпит весь, 

и взгляд – который ищет

счастье – видит

 

горе.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Ты скажешь слово /стоп/, и – шаг от шага – неотделим

присяжным большинством, на счетных палочках

для детского сложения – в пластмассовой

коробочке билет, в ту часть тебя,

 

где скорость

 

отражения – похожа на складной велосипед – который

кружится вокруг своей оси. Разряжен воздух, тают

в лужах льдинки, и на реке – игрушечный

буксир, уподобляется виниловой

 

пластинке.  

 

 

● ● ● ● ●

 

Ветер цепляется краем туники за то – что ещё можно

назвать /сегодня/, каждый фонарь – оловянная

пешка Луны. Воздух как влажная марля,

и ночь, выставляя сходни, ждёт

 

появления в небе

 

фанерной звезды окрашенной в цвет равноденствия.

Высохший стебель пажитника старит соцветием

ладонь – из репродуктора тянется ария

Ленского – тень – запоздалою

 

бабочкой – ищет

 

горящий

огонь.

 

 

СТРЕЛОК

 

Здесь всё поставлено на карту, не выиграть, но скостить

усталость: ты ляжешь, а вокруг белым-бело – весь

снег похож на волосок – на перепрятанную

шалость – ягнёнок завернувшийся

 

в руно. Погонишься

 

за ним сквозь сон, а он тебя шутя стреножит, и свистнет

в свои тридевять зубов, копытцем цокнет удалым –

упором звонких цветоножек, лесных пионов

яблоком тугим – пей воздух синий – 

 

пей морскую гладь –

 

дыхнёшь на узелок солдатской меди,

и будешь спозаранку голодать,

кружась по взморью на

 

велосипеде.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.