Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 126 (июль 2020)» Проза» Постоялец (рассказ)

Постоялец (рассказ)

Победа Владимир 

ПОСТОЯЛЕЦ

ДВОРНИК

 

Так, так. К кому позвольте спросить с нежданным визитом? Кто таков? Ах, не признал. Да и как возможно. Столь редкий гость. Не припомню, впервые у нас? Не тревожьтесь, адрес верный. И надолго? Слышал, есть свободные комнаты.

Хочу предупредить, со стороны квартира может показаться чудной, а как поговоришь с людьми, все так живут, этим и оправдываются. Набились, точно насекомые – скачут по коридорам как блохи; как клопы прячутся в щелях, лишь изредка выпрыгивая на улицу. А тут я поставлен. У меня и метла, и лопата, вот поглядите.

Иной раз бранятся. Развожу по сторонам и выслушиваю часами. Мести бы двор, скажите, но нет. Жалуются, спорят, а то и донесут. Вот братец, как-то (здесь же, у входа его комнатка), помилуйте, говорит, сестрица донимает – беги сюда, тряхни того, присмотри за этим. Так днем и ночью. Где ж то видано, чтоб мужику, скажем, в субботу вечером не отдохнуть. Вот вы киваете, и я рассудил. Теперь дозволяет.

Тоже случай, послушайте, она же запретила постояльцу думать о себе дурно, а он возьми и запиши. Братец тетрадь забрал и мне принес. Что вы, преступления там нет. Только мысли. Хотя должно понимать, и они могут навредить.

Постоялец на днях жаловался, хозяйка – сестрица эта, не разрешает подвинуть кровать к окну. Полагаете, вредничает баба? Отнюдь. Ему, сперва, окно в комнату подай, а потом, что? Плясать, как скажет?

Вот что, на месте постояльца я был бы доволен и условиями и заботой. Пройдите, поговорите. Вы никак затем и пришли? Наш двор пусть и отличается от соседей разве, что адресом в книге, но, согласитесь, чище и порядку во всех местах, стало быть, больше.

 

БРАТЕЦ

 

К нашему постояльцу? Он снимает ту дальнюю комнату. Можно сказать, мы соседи. Хмурый такой, слова не вытянешь. Наверное, умный, но со мной почти не разговаривает. Имя у него такое, на старый манер, вроде как не наше. Нет, не вспомню. Я, все больше про порядок, чтоб без долгов за комнаты, ну и чистота. У нас так заведено. Слушаются и метут все. Что еще про него сказать?

Раньше не застать на месте. Вроде как потерял что. Ходит туда-сюда. С кухни в прихожую, оттуда в коридор, и так кругами. На улицу иногда,  правда, с моего позволения. Так с улицы сразу домой. И не сиделось же. Дверью хлопал. Пружину вот растянул. Я ему молоток. А что? У нас так заведено. Колотят и стучат все.

А то еще бормотал неразборчиво. Шептал себе. Повадился карандаш брать, да и запишет в тетрадь. Я, как вижу, сразу в ухо. Обиды терпит. Понимает, заведено.

Пишет о себе. Жалуется на слабые руки, на сон, а иногда похваляется храбростью спросить, но здесь же, ругает себя за нерешительность. Сплошная несуразица, смешно же.

Имеет ли работу, не знаю. Но вид держит усталый. Живет без бабы, хотя не пьющий. Вы не подумайте, к нам кого попало, не водят. Я слежу. Так заведено. Я не вожу, никто не водит.

О нем, что еще о нем? Как выпросил комнату с окном, сидит дома часами. Вдруг и галстук повяжет, и портфель соберет, точно опомнился или по приказу. Только я такого указания не давал. Между нами, кажется он, все-таки попивает. Но я слежу, чтоб в меру, и чтоб к ночи тишина. Так уж заведено. Как кем? Моей сестрой.

 

СЕСТРИЦА

 

       Вы не оглядывайтесь, что у нас так всё. И обои блестят, и полы не крашены, да и вообще накидано, набросано, свалено в кучи. Ну что вы, под окнами нет болота. Это белье в тазах. Стирка. Не поспеваю, но порядок держу. Знаю, как следует. Только с виду косая и осипшая. Слушают все. Все слушаются, повторяю! Ты мама, сказали, хозяйка. Решай! У нас если молчать - бунт в кухне или погром в уборной. Их же много: детки-сорванцы, соседи - тьма многоногая, еще и постоялец. Но я исключений не делаю. Все для меня детки. Все мои. Нет, я не слишком строга. А если и так? Пади успей за каждым. Все для них реши. Чья очередь мыться, а они прыг по комнатам. Что одеть, а они уже за столом. Чем позавтракать, бегут на улицу. «Чтоб со двора ни ногой!», - кричу.

Старшие тянутся к братцу, оно и ясно. Видели их кулачища – талантливые. Младшие все больше ко мне. Кроткие, хитрые, тихие. Соберутся кружком у ног, и думаем: кому с кем дружить, с кого пример брать, а кого и высечь. Все решим, ну прямо до мелочей. Да они и довольны. Среднего простите, юродивый. Было время, и подле меня ходил, и к братцу бегал, даже в дворницкой заставали. А сейчас только игры на уме. Со двора не загнать. Запретишь, так воет днем и ночью. Навзрыд. До икоты. Глаза красные. Думала, уж не подкидыш ли. Еду стал припрятывать, представляете. Ой, тяжело одной, тяжело. Постойте, а как же вы, не женаты ли?

Иногда выручает братец. Но пока не прикрикнешь, сидит без дела. Загони, говорю, да уложи. Режим! Вот выбираю книжку озорникам перед сном. Вы тоже сказки предпочитаете?

Так вы к постояльцу. Он, что жалуется? С виду приличный, и такой послушный. Что ж, передайте, получит он свое разрешение. Получит он!

      

 

ПОСТОЯЛЕЦ

 

       Проходите. Присаживайтесь, пожалуйста. Только ничего не трогайте, прошу. Братец может проверить в любой момент и тогда скандал.

Вас я сразу узнал. Как услышал за дверью голос, так и узнал. Помню те вечера, давно, читали вслух. Книги. Мои книги. Я догадываюсь, отчего вы пришли, но мне нечего показать. Больше не пишу. Совсем.

Читатель всегда знает. Откройте, почему я здесь. Почему застрял? И почему не уйду. Не подумайте, мне почти все нравится. Я почти что счастлив. И скоро, как говорит сестрица, могу спросить снова.

Вам неудобно? Видели бы прежнюю комнату в четыре стены. Но именно там я стал писать. За те рассказы вы меня читали. Я быстро привык к лампе и к тишине, к комфорту, но совсем скоро этого показалось недостаточно. Захотел, ах зачем, очень захотел еще. Верьте, из убеждения писать глубже и чище. Только потому можно сказать просил и выпросил. Теперь живу здесь. С окном. И оттого, думаю, должен быть счастлив. Вот и пуговицу нижнюю на пиджаке не застегиваю и не пишу. И больше не выбегаю во двор, хотя позволяют. Незачем ведь у меня окно.

Вы внимательно рассматриваете стены? Никак не могу привыкнуть. Просторно словно в колонном зале, но рук не расправить, ладони упираются. Да и на вид, точно фасады. Грубые, холодные, шершавые. Коснитесь там, где кровать, сплошь каменная крошка. Точно на зданиях с главной площади - суд или администрация. Похоже, верно? Совсем неуютно, просыпаюсь оцарапанный.

А как высоко подоконник. Отсюда виден лишь козырек за окном. Раз подвинул кровать и взобрался. А там! Там! Крыши соседнего двора, стена и мужик в окне. Клянусь! Точно в зеркале. Только кровать у окна, и он развалившись. Наверное, удобно. Вот бы и мне разрешили. Не забуду - мужик тот, ну вылитый я. Правда, пиджак, такие уже не носят. Но лицо… Глаза… Взгляд… Жутко. Тем же вечером братец заставил вернуть кровать на место, и был так убедителен. Ну, вы понимаете.

И все же с окном лучше, верно? Пусть пока сестрица не разрешает подвинуть кровать, я скоро снова смогу подать прошение. Читатель всегда знает. Прошу, откройте, почему я здесь. Я могу быть счастлив почти?

Молчите? А ведь я догадываюсь, о чем думаете, но все равно останусь. Особенно теперь, когда знаю, не все в этом городе насколько удачно устроились. Так сказал мальчик. Найдите его. Отыщите мальчишку и обещайте не оставаться здесь дольше дня, тем более на ночь. Не снимайте комнаты, уезжайте сегодня же, умоляю, и заберите его. Вы должны увезти мальчишку, пока он еще любит играть на улице и пока не обрел своей комнаты.

 

 

 

 

МАЛЬЧИК

 

С незнакомыми дядями разговаривать не велят, но о вас рассказывал постоялец. Ведь вы – читатель, верно?

Вы же видели постояльца и конечно сразу поняли - он болен. И не остались? Что же мог сделать я. Только пожалеть. И тогда я рассказал о соседних дворах, и квартирах, о других жильцах и их комнатах. Признаюсь, многое выдумал, но ему стало легче. Он же погибает у своего окна, вы понимаете. Но когда вырасту я, такого не повторится. Все исправлю. Квартира будет другой. Он показал, как писать. И теперь я занимаюсь каждый день и вечерами. Иногда и обедать забуду, но припас еды и кушать могу здесь. Мне разрешают бегать в соседние дворы, кто запретит детям играть. И я узнал! В каждом дворе есть свои мальчишки, но не в каждом есть такой, что решит заговорить с незнакомцем, что не уйдет за ним и останется. Останется, чтоб изменить свой двор, свою квартиру.

Вы что же, сейчас предложите мне бежать? А куда? Мой дом здесь. Верьте, я вырасту и найду тех мальчишек и расскажу им про вас. А сейчас идите в свой дом, в свою комнату и взгляните в окно, и рассмотрите там что-то кроме соседних домов, крыш, окон. И тогда я напишу вам, мы все будем вам писать. Так наши тексты станут нужны. Только так вы спасете каждого из нас и все эти комнаты.

Вижу, что-то для меня принесли? Да, здесь немного бумаги и карандаши. Оставьте. Свои мне отдал постоялец. Так вы сможете ответить. Ведь вам тоже может стать необходимым писать. А на будущий год приезжайте снова. И вы увидите, как мы подросли, как стали дружны, как изменились наши квартиры. Вот вы с первой страницы думаете, как прогнать всех, кто мешает, а этого не потребуется. Пусть они высоки и смотрят на меня сверху, а ведь я вырасту. Выше всех. Я могу вырасти выше всех, но и тогда смотреть так не стану. Когда мы вырастим, их уже не будет, всех лишних не станет, и их мира тоже. С нашей зрелостью придет наш мир, он вам понравится. Приезжайте. Я маленький и рассуждаю, как ребенок, но ведь я и есть ребенок и мне скоро пора спать. Режим, ведь вы знаете. Ведь вы тоже были когда-то маленьким.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.