Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 33 (бумажный)» Поэзия» Под землей (подборка стихов)

Под землей (подборка стихов)

Шульпяков Глеб 

Глеб ШУЛЬПЯКОВ  ПОД ЗЕМЛЕЙ (подборка стихов)

 

● ● ● ● ●

 

человек на экране снимает пальто

и бинты на лице, под которыми то,

что незримо для глаза и разумом не,

и становится частью пейзажа в окне –

я похож на него, я такой же, как он

и моя пустота с миллиона сторон

проницаема той, что не терпит во мне

пустоты – как вода – заполняя во тьме           

эти поры и трещины, их сухостой –

и под кожей бежит, и становится мной

 

 

● ● ● ● ●

 

что хочет человек и что он ждет,

когда внутри него уже не жжёт,

а звякает негромко, равномерно

как пряжка на моем ремне, наверно

– что видит он, когда он видит дом

над лесом и рекой, окно и в нем

себя, в руке дрожащей чашку чая

сжимавшего, поскольку жизнь такая,

что вот она – а завтра ее нет

потом он выключает в доме свет

и дерево придвинулось вплотную –

затем что жизнь отверстие в другую,

в которой снег висит на волоске

– тобой пока не тронутой тоске           

 


● ● ● ● ●

 

что напишет под утро снежком,

я уже научился читать –

ковыляет старуха с мешком,

а могла бы как птичка летать

– по такому снежку не спеша

хорошо до никитских ворот

а старуха из-за гаража

 

– и качается стая ворон

 

 

● ● ● ● ●

 

кому-то облако во благо

кому-то темный переход –

бежит бездомная собака

как будто кто-то ее ждет;

из чернозема смотрят окна,

горит под окнами закат –

давно повесил бы замок на

да жалко брошенных щенят

 

● ● ● ● ●

 

где этот птичий гомон, где

всё билась о причал

доска на каменной воде

– и вся ее печаль,

куда пропали, побросав

костюмы, господа,

зачем на веслах старый граф –

и в сапогах вода,

стучат на лавках в домино,

летит на борт канат

– там будет вечное кино

и желтый лимонад,

а здесь железная трава

и мокрое бельё

полощет в небе рукава

– и зарастет быльём

 

 

 

ПАЛЬТО

 

набрасывается на человека –

обрывает ему пуговицы, хлястик;

выворачивает рукава и карманы

трёт / мнёт / рвёт / режет

а потом выбрасывает на вешалку,

и человек висит в кладовке –

забытый, никому не нужный

– и тяжело дышит,

высунув розовую

подкладку




В ДЕРЕВНЕ

 

человек остается с самим собой –

постепенно дымок над его трубой

поднимается ровным, густым столбом,

но – перед тем как выйти с пустым ведром,

чтобы элементарно набрать воды,

человек зажигает в деревне свет,

развешивает небо, расставляет лес,

подклеивает к небу картонные облака,

а потом устраивает метель или гром

(в зависимости от времени года) –

в сущности, этот человек с ведром

просто переходит из одного дома в другой –

и остается собой

 

 

 

МОЙ СТИХ

 

слепой как птица на ветру,

облепленный пером

чужих имен – как вкус во рту,

который незнаком –

на вечном обыске, по швам

все ищет край времен,

как много будущего – там

как холодно мне в нем

 

 

 

● ● ● ● ●

 

моя стена молчит внутри;

на том конце стены горит

фонарь или окно без штор –

отсюда плохо видно, что

я слышу только скрип камней

прижмись ко мне еще плотней

кирпич бормочет кирпичу –

стена молчит, и я молчу

 

 

 

● ● ● ● ●

 

старых лип густая череда

гнезда в липах словно черепа –

тихо наверху во тьме стучат:

завтра будет сильный снегопад

а пока на небе карусель,

плещет в небе стая карасей,

комья по настилу, гром копыт –

я стою, зима во мне летит


 

● ● ● ● ●

 

часовую на башне крути, машинист,

карусель, упражняйся в счетах –

я отвечу тебе, что не слишком речист,

и не густо в моих закромах;

что живу на земле возле каменных стен

и годами не вижу огня –

но когда он горит, появляется тень;

посмотри, как танцует она

 

 

● ● ● ● ●

 

во мне живет слепой, угрюмый жук;

скрипит в пустой коробке из-под спичек

шершавыми поверхностями штук

хитиновых – и кончиками тычет –

ему со мной нетесно и тепло

годами книгу, набранную брайлем,

читать в кармане старого пальто,

которое давным-давно убрали

 

 

● ● ● ● ●

 

гуляет синий огонек

в аллее дачного квартала –

не близок он, и не далек,

горит неярко, вполнакала

как маячок среди стропил

того, кто прошлой ночью эти

на землю сосны опустил

и звезды по небу разметил –

стучит и крошится мелок,

летит в небесное корыто;

он это маленький глазок

за дверь, которая закрыта

 

 

● ● ● ● ●

                                     А.Б.

вот и зима, и земля из-под ног

столбики света роняет на воздух

черный по небу скользит поводок

тянет состав электричка на отдых

– нет ничего и не надо жалеть,

кроме трамваев твоих перезвона,

царских орлов почерневшая медь

лишняя тяжесть на лодке харона –

снегом засыпан вокзальный казан,

мир замирает на ножке штатива

только один дребезжащий стакан

едет и едет за край объектива

 

                          декабрь 2018



● ● ● ● ●

 

...под землей

на перегоне в метро, в час пик

невысокий седой человек

в старомодном плаще

– мой отец

стоял в другом конце вагона

и чей-то локоть

мешал разглядеть его

как следует

я помнил его таким

с детства –темный

взгляд из-под бровей

синева на щеках

очки с цепочкой, газетка,

– берет, который

я донашивал в школе

и этот взгляд – в себя

когда внутри

следишь за поплавком

 

 (наверное, так

устроена мысль)

 

я, помню, дернулся:

– отец! – хотел окликнуть

или как в детстве "папа" –

но двери открылись

толпа схлынула

поплавок исчез

 

...снег снег снег

мокрый снег слетал медленно

и тут же таял, не оставляя

следа – словно

сквозь асфальт

про-ва-ли-вал-ся

– мои мысли

были похожи на этот снег

тоже ниоткуда слетали

и тоже без следа

падали

снег падал –

я поднимался

и машины поднимались

и дома над подвалами

и деревья, которые

больше не держались

за корни

– поднимались тоже

 

 (наверное, так

устроена память)

 

за тридцать лет до этого

мой отец умер

 

● ● ● ● ●

 

вот попугай на тёмной ветке

он здесь давно уже сидит

наверно, вылетел из клетки

неразговорчив и сердит –

 

осенний дождь сменяет вьюга

и жизнь меняет адреса,

а он как-будто в центре круга

(точнее, в центре колеса)

 

и чем быстрей вращает спицы

на втулке велосипедист

тем меньше в нём от глупой птицы

и громче звук, точнее, свист

 

 

 

● ● ● ● ●

 

январский вечер синий снег

по снегу белый человек

когда отбросит тень свою

скользнет как бабочка в раю

– и моего окна проём,

и неба край, и дворник в нём,

его лопата в облаках

и треугольник молока –

всё вдруг качнётся, оживёт

начнёт колоть по крышам лёд,

он заискрится, захрустит

– по снегу бабочка скользит

 

 

 

● ● ● ● ●

 

страшна не ночь, но немочь

и голоса незвук

не пустота, но мелочь

и суета вокруг

– не темнота, но мука

загубленной души

у вечности безрукой

точить карандаши

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  7
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.