Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Трасса (рассказ)

Победа Владимир 

Владимир ПОБЕДА ТРАССА (рассказ)

 

Лампы дневного света перестали раздражать через пару дней. Спустя неделю Андрей не обращал внимания и на странный бледно-зеленый оттенок стен, на затхлый запах постельного белья, на истертый до дерева край подоконника и на пресную больничную еду. Через месяц имело значение одно. Врач обещал, реабилитация будет долгой, но Андрей решил встать с койки как можно скорей. Непременно нужны здоровые ноги.

Полноватая приземистая медсестра занесла в палату треногу для капельницы, затем откинула край простыни и сухо распорядилась:

– Старайтесь не двигаться, – прядь каштановых вьющихся волос выскользнула из-под шапочки и коснулась руки Андрея. 

– Вы меня так припарковали. Куда ж я, – смутился Андрей. Привстав на локоть, он прочел по слогам с бэйджика, – Та-тья-на.

– Игла выскочит, – безразлично пожала она плечами и поправила прическу.

– Сестричка, пойми, у меня фура простаивает, мне б поскорей ...

– Поскорей никак, – перебила Татьяна и вышла.

–... за баранку, – закончил Андрей, рассматривая руку, – какая белая, – от запястья к локтю темнели черно-фиолетовые трассы вен, – беги, беги лекарство. Мне б поскорей на ноги.

 

На очередной перевязке дальнобой убедился, швы почти затянулись:

– Это хорошо, что марли не жалко.

– Вы сейчас глупость сказали, – отвернулась Татьяна, и Андрею сделалось неуютно.

 

  Эй, хрустик, – окликнул дальнобой соседа у двери, замотанного бинтом до макушки, словно в мотоциклетном шлеме, – в коридоре никого?

– Никого, – прогнусавил тот и отвернулся.

Засопев по-стариковски, Андрей нащупал на полу холодные больничные тапки:

– Эх, резина походу лысая.

 

Каждый шаг отзывался под ребрами жуткой резью, взмокла спина, голова все сильней давила на шею и отказывалась держаться прямо. Покачиваясь, тяжело перехватываясь от одной спинки кровати к другой, дальнобой добрался до двери и выглянул.

Ровный проспект коридора с графитовым линолеумом заканчивался светлым просторным холлом. Здесь был лифт, пост медсестры и кулер.

– Дел-то на копейку. До пятака и обратно. Айда на водопой, – кивнул Андрей, но хрустик не шевельнулся, – как знаешь.

 

– Вы меня слышите, слышите? – склонившись к лицу, Татьяна похлопывала по щеке прохладными пухлыми пальчиками, и Андрея окатил запах чеснока, колбасы и кофе.

– Похоже, разморило.

– Вы без сознания упали. Я за врачом.

– Тань, погоди.

Уколы каблучков по линолеуму стихли у лифта.

 

– Вот тебе и водопой – задевал хрустик, но дальнобой не ответил. Он укрылся с головой, зажмурился и уткнулся в подушку.

Снилась любимая трасса «Дон», обжитая кабина Фрэда (Freightliner – производитель тягачей, грузовиков в США), солнечный день и Таня, каштановые волосы которой ветер бросал в лицо, попадали в рот. Она выбирала их языком и выплевывала. По радио играл знакомый шансон. Андрей подсматривал за Таней в зеркало заднего вида и подпевал, здоровыми, крепкими ногами отстукивая в пол.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  7
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.