Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 128 (август 2021)» Проза» Очень одинокая (рассказ)

Очень одинокая (рассказ)

Новиков Евгений

ОЧЕНЬ ОДИНОКАЯ

 

- Я тоже люблю Рахманинова. Но в последнее время нравится «Иглс» слушать, Эми Вайнхауз. А еще какая музыка тебе по душе?

- Разная, ведь музыка давнее мое увлечение. Я, кажется, тебе писала, что в детстве играла на скрипке. А теперь слушаю классику, очень люблю джаз. Но «Иглс» тоже ничего.

- О, на скрипке играла! А почему ты не стала профессиональным музыкантом? 

- Преподаватели в музыкалке говорили, что у меня есть талант. Но папа был военный, часто переезжали из города в город, вот и не сложилось.

- А теперь?

- Теперь…. Теперь столько в жизни забот.  Извини, Андрей, отлучусь. Подруга звонит.

- Конечно, конечно…

Инженер Андрей Селянкин встал от компьютера и отправился на кухню. Там он стал заваривать себе кофе. Думы инженера были о Любе, с которой он познакомился на сайте знакомств пару недель назад и теперь вел с ней переписку. С женой Селянкин расстался вот уже как лет пять, но никак не мог найти себе подругу. Конечно, за это время у него случались романы, но не встретилась ему еще женщина, с которой он захотел бы прочно связать жизнь. Такая, например, как сослуживица Аня Шестовалова, тоже инженер. Несколько раз у него с Аней даже «было», но она была замужем, воспитывала с мужем двоих детей. Зачем разбивать семью?

Знакомиться в барах или ресторанах Селянкин не хотел, ходить в клубы «Тем кому за…» было еще рано, вот он и искал себе избранницу на сайте знакомств в интернете. Но и здесь встретить подходящую женщину было непросто.

С двадцатилетними Селянкин, которому было чуть за сорок, принципиально не знакомился. Он полагал, что у тех «еще ветер в голове», как у его дочери-студентки, а потому не годятся они для серьезных отношений.

Селянкин искал себе женщину от тридцати до сорока – жизнь знает уже, и дурь уже прошла.

Он сразу отметал тех, кто указывал в анкетах имена вроде Юляши или Валюшки.

«Ну какая уважающая себя женщина, которой уже перевалило за тридцать, будет так себя называть»? – насмешливо кривил губы Селянкин, увидев фото очередной «Юляши-Валюши».

Не жаловал он дам в леопардовых платьях – пошлы и старомодны; кокетливо выставляющих для обозрения из-за дерева только одну ножку – фигура подкачала; прячущих лицо в цветах – дурнушка.

И много еще кого не жаловал Селянкин. Ему нужна была только одна-единственная, такая же, как он, одинокая, понимающая, верная.

Селянкин уже четыре раза встречался с женщинами, с которыми он познакомился на сайте. Но все эти встречи не принесли ему ничего кроме разочарования.

С первой дамой он хотел прогуляться по парку, поговорить, а потом, если она понравится, то пригласить в кафе. А если не очень понравится, то и не приглашать – зачем понапрасну тратиться? Но все пошло иначе.

Гулять по парку «номерпервая» не захотела, а сразу потащила Селянкина в ближайший парфюмерный магазин, где ей срочно нужно было что-то прикупить. Она разглядывала какие-то склянки и тюбики, косила в сторону Селянкина глазом и приговаривала: «Как все дорого, как дорого».

Наконец, она взяла в руки какой-то флакон и сообщила: «Замечательная штука, и стоит не так уж много, жаль, не хватает тысячи». При этих словах она заискивающе посмотрела Селянкину в глаза.

«Ага, нашла дурака» - подумал Селянкин, отвел свои глаза в сторону и высказался в том смысле, что, действительно, инфляция по стране так и галопирует.

- М-да, - услышал он скрипуче-протяжное и неизвестно к кому обращенное. Быть может, даже к небесам, приславшим ей такого скрягу.

После этого они для проформы все же прошлись по парку, даже съели по мороженому, которые купил Селянкин. И все это время было ему с «номерпервой» неуютно, как на необустроенной даче, где из-под всех дверей ползут сквозняки, обещая насморк. О новом свидании речи не зашло.

Вторая встреча была еще короче. Увидев шикарную, как кобура наградного пистолета даму, Селянкин даже не успел пригласить ее прогуляться по парку. «Номервторая» смерила инженера недоуменным взглядом, точно увидела не человека, а некое малопривлекательное растение, и сказала:

- Хм, а на фотографии вы выглядели иначе.

Селянкин растерялся, достал сигарету и тут же услышал насмешливо-удивленное:

- Так ты еще и куришь?

Хотя его изрядно покоробило это «еще и», но он все-таки стал оправдываться, дескать, жаль, что позабыл предупредить об этой вредной своей привычке. Однако «номервторая» его уже не слушала, смотрела куда-то в сторону, а потом скороговоркой сообщив, что у нее срочная встреча, устремилась к своей машине.

Решив, что городской парк не счастливое для знакомств место, Селянкин назначил встречу с номертретьей» на привокзальном проспекте.

«Там и место красивое, а, если что, то перекусить можно и в Макдональдсе. Там он рядышком» - думал расчетливый инженер.

Но до «Макдональдса» дело не дошло – на свидание к нему пришла какая-то сутулая старушка с мальчишескими вихрами, которые торчали и по всей ее голове, и из-под ушей, чтобы показывать, что она все такая же озорная и беззаботная, какой была в юности, а не бабушка с багажом из разносортных мужей и внуков. Пока Селянкин хлопал глазами, пытаясь понять какой давности фотографию она выставила на сайте, да и, вообще, точно ли это тот самый человек, с которым он полмесяца переписывался и неделю говорил по телефону, пенсионерка уже ухватила его под руку.

Она повлекла его, и говорила, говорила, говорила. И о погоде, и об архитектуре, и о театре – при этом она кивала на театр – где она является завсегдатайкой, и – о детях и о собаках, выгуливаемых там и сям. Речь ее была беспрестанной и вдохновенной, чтобы тот, кому она все это говорила, не мог опомниться.

Селянкин был воспитанным человеком, и ему не хотелось обижать старушку. Поэтому руку свою он решил высвободить как бы случайно. О, вот впереди лужица! Конечно, обойти ее возможно только с двух сторон. А для этого нужно немного отодвинуться друг от дружки. Вот и обошли лужицу… Ах, вы снова берете меня под руку… Подождите минуточку – мне нужно переложить кое-что из одного кармана в другой.

Так мало-помалу и отделался Селянкин от «старушки».

Но, если при избавлении от нее он действовал с деликатностью и осторожностью, то с «номерчетвертой» уж не церемонился. Она любила пиво, пикантные анекдоты, и глаза ее были цвета белесой браги, которую поселковые мужики пьют подальше от жен на пустынном морозном пустыре.

Она приехала в город, как она сама выразилась «из голодного края на заработки» и жила с двумя подругами в одной съемной комнате. Еще когда она шла из душа к кровати в номере гостиницы, снятом Селинкиным, ему показалось, что она прихрамывает. А уж утром он знал о ней все, включая и то, что ноги у нее разной длины – правая срослась неправильно после перелома в детстве.

«И глаз подбит и ноги разные», посмеивался в усы Селянкин, когда потом видел профиль «номерчетветой» на сайте знакомств. Видел, но на новое свидание не приглашал.

Ему нужна была женщина, с которой можно бодро шагать нога в ногу всю оставшуюся жизнь, а не простушка из глубинки, которая носит обувь с разной подошвой, «чтоб храмоты на улице заметно не было».

И вот, кажется, он нашел такую женщину. Люба сразу приглянулась инженеру. Не красивая, но милая, не заумная, но и не глупая. И не простушка. Она была чуть младше Селянкина, работала менеджером в торговой компании. Разведенная. С дочерью. Дочь тоже студентка. Сразу же, только увидев фото Любы, Селянкин почувствовал в ней что-то такое родное, такое близкое.

И не случайно, общий язык между собой они нашли очень быстро. Уже после двух трех сообщений Селянкин понял, что Люба «его человек». Вероятно, и Люба понимала, что Селянкин – это не просто один из случайных, мимолетных знакомцев на сайте. Иначе не переписывалась бы только с ним. Не считая, двух, как она писала, «просто друзей», с которыми познакомилась на сайте до Селянкина.

Они с Селянкиным еще не сообщили друг другу номера своих телефонов.  «Все должно идти своим чередом, неспешно, как в настоящих романах, - думал инженер и, не слышав еще ни разу голоса Любы, пытался представить, какой он.

Селянкину казалось, что голос ее должен звучать, как веселый лесной ручей, который бежит под голубым небом с белыми облаками, под блесткими зелеными иглами молодых сосен. Думая об этом, Селянкин даже удивлялся - как только ему, человеку далекому от поэзии, могло прийти на ум такое сравнение.

- Отлучусь. Кофе закипает.

- Ты больше любишь кофе, чем чай?

Люба не отвечала.

«Наверняка она, как и я тоже больше любит кофе, - подумал Селянкин. – Нет, не случайно у нас так много общего. Спрошу сегодня ее телефон, приглашу завтра в какую-нибудь кофейню. Интересно, какая она в жизни, Люба? Моя Любовь».

Он разволновался и побежал на кухню, выпил еще кофе. Когда он вернулся, ответа от Любы все еще не было.

«Долго заваривает, священнодействует Любушка» - Селянкин улыбнулся и написал:

- Я кофе больше люблю. А ты?

Ответ пришел только через минуту:

- Люблю.

 - Что любишь? – удивленными пальцами настучал Селянкин.

- Еще, еще, еще…. Глубже, Дима… Сильнее, сильнее…. Оооооооо!

Селянкин оторопел. Получалось, что пока он вел разговоры о чае-кофе-музыке, Люба в это время занималась виртуальным сексом с каким-то Димой. Она написала это сообщение Диме, но по ошибке отправила Селянкину.

Инженер правым кулаком с силой провел по правому усу, а затем с еще большой силой - левым - по левому и поплелся на кухню.

Когда он вернулся, на мониторе было сообщение от Любы:

- Андрюша, прости. Давай начнем все сначала. Я на самом деле хорошая, но только очень одинокая.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.