Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 23 (сентябрь 2005)» Для умных» Ментальные образы в фильмах Хичкока

Ментальные образы в фильмах Хичкока

Корнев Вячеслав 

МЕНТАЛЬНЫЕ ОБРАЗЫ В ФИЛЬМАХ А. ХИЧКОКА

Известно, что секрет притягательности хичкоковских фильмов заключается в их особой визуальной яркости, в спрессованной экспрессии неповторимых и захватывающих образов. В каждой ленте надолго запоминается хотя бы одна совершенно фантастическая по своей драматургии или образности сцена. Это могут быть завораживающие кадры падения со статуи свободы («Саботажник») или воздушной атаки на человека в чистом поле («К северу через северо-запад»), но нередко такое же впечатление оставляют и внешне незамысловатые сцены. Не случайно Ж. Делёз сводит хичкоковское новаторство именно к разработке специфического ментального образа, к умению рельефно и четко визуализировать любую мысль, любой характер или событие [1, с. 271-277]. Не диалог, не текст, даже не связь эпизодов, но именно камера объясняют у Хичкока то, что происходит в кадре – таким именно образом, скажем, висящая на стене фотография гоночного автомобиля дает понять, почему сломана нога у героя фильма «Окно во двор». Сам «Хич», снимая один из лучших своих фильмов - «Головокружение» и поучая исполнительницу главной роли Ким Новак, выразил это принцип предельно ясно: «меня интересует не фабула, а визуальная интерпретация истории» [2, с. 152].

Именно в непонятом в свое время публикой и оцененном посмертно «Головокружении» мастер обнажает свой художественный прием, демонстрируя технику построения загадочного образа и несколько раз меняя его силами сюжетную фабулу. По сути, здесь есть два отдельных фильма, сплетающихся в затейливую ленту Мебиуса. В первой части картины мы становимся свидетелями мистической истории, закрученной вокруг детектива Джона Фергюссона и жены его старого приятеля Гэвина Элстера по имени Мадлен. Джон после недавнего трагического события боится высоты, а Мадлен, ощущающую себя реинкарнацией давно погибшей женщины преследуют суицидальные наклонности. Охраняющий ее детектив, как водится, влюбляется в неземного шарма блондинку, но оказывается не в силах предотвратить новую попытку самоубийства – Мадлен бросается вниз с церковной колокольни.

Если бы здесь последовали финальные титры, «Головокружение» уже было бы настоящим шедевром, повествующим о смертельной силе женской красоты и фатальной невозможности обладать объектом желания. Перед нами была бы своеобразная эпитафия отношениям мужчины и женщины, которые убивает любая прочная связь, и которые могут осуществляться лишь в туманной дымке, лишь на достаточном психологическом и физическом расстоянии. Потому то-близость Джона и Мадлен закономерно оборачивается для них гибелью и крахом.

Славой Жижек, предложивший сам этот эксперимент по мысленному окончанию фильма после первой его половины, так объясняет смысл данного сюжетного перелома: «Мы не просто получили бы завершенную, целостную историю, мы бы еще придали ему дополнительный смысл. Мы создали бы страстную драму о человеке, который, отчаянно пытаясь спасти любимую женщину от демонов ее прошлого, самим избытком любви невольно подтолкнул ее к смерти. Мы даже могли бы – почему бы и нет? – придать этой истории лакановский поворот, интерпретируя ее как вариацию на тему о невозможности сексуальных отношений. Возведение обычной земной женщины на пьедестал возвышенного объекта всегда грозит смертью жалкому созданию, обязанному воплощать Вешь» [3, с. 196].

Но история у Хичкока получает неожиданное продолжение. Джон, пытающийся после перенесенного удара вернуться к жизни, бродит как тень как по городу, встречая на каждом углу призраки Мадлен, пока не встречает женщину, действительно напоминающую ему потерянный образ. Этой заменой утерянному объекту становится продавщица Джуди – крашенная в рыжий цвет, с толстым слоем косметики, невзыскательная и доступная. С маниакальным упорством Джон пытается теперь гальванизировать погибшую красавицу: он заставляет Джуди перекраситься в блондинку, укладывает волосы в фетишистские завитки, покупает того же фасона костюм... Но когда его взору предстает точная копия Мадлен, зритель уже знает, что простушка-продавщица – не двойник, а оригинал любимой женщины. Все дело в том, что в соответствии с расчетливым планом Элстера,  Джуди сыграла роль его жены, чей труп в нужный момент был сброшен с колокольни. Впрочем, детективная интрига является только фоном для психологической драмы, перспективой которой мерещится все же хэппи-энд. Ведь Джон обязан понять, что вместо утерянной и к тому же никогда не существовавшей Мадлен с ним рядом теперь любящая и живая Джуди. Однако здесь-то и скрывается еще одна ловушка – обретая потерянное, Джон получает еще более радикальный психологический удар, и финал со смертельным падением Джуди в результате «следственного эксперимента» лишь доводит до точки эту душевную катастрофу. Ведь ясно, что с самого начала герой любил в Джуди/Мадлен исключительно ее роль, придуманную смертельную меланхолию, симулированные тени прошлого на загадочном челе. Получая живую Джуди, он утрачивает миф о загадочной и неземной Мадлен, и только эта потеря имеет для него значение. Перефразируя Гегеля, Жижек называет этот ментальный сдвиг «утратой утраты», смысл которой в том, что «получая объект, мы утрачиваем чарующий аспект утраты как то, что подчиняет себе наше желание. Действительно, Джуди в конце концов отдается Скотти, но – словами Лакана – ее дарение себя «неуловимо оборачивается дарением дерьма»: она становится обычной женщиной, даже отталкивающей» [3, с. 198].

Так из жертвы обмана Скотти (забавен в этой связи русский отзвук этого имени) превращается в убийцу. Может быть, Хичкок диагностирует таким образом выхолощенную, фетишистскую сущность мужской любви? Впрочем, не всякое ли вообще отношение к другому строится на том, что мы пытаемся отредактировать чужой образ, выстроить на месте живой личности удовлетворяющий нас искусственный объект? Мы любим другого человека зачастую лишь в его функции рефлектора, отражателя нашего самомнения. Со всем соглашающийся друг будет назван «понимающим», несловоохотливая женщина – «умной» и т.п. В логике Жана-Поля Сартра можно сказать тогда, что любовь – это лишь игра зеркальных отражений, не имеющих никакого отношения к действительной субъективности другого: «любовные отношения оказываются системой неопределенных отсылок, аналогичных чистому «отражению-отражаемому» сознания» [4, с. 391]. В духе Кьёркегора можно без всякой иронии определить, что лучший ближний – это мертвый ближний. Только потерянного друга можно бесконечно идеализировать и возносить на символический пьедестал. В реальном человеке что-то всегда противится такой идеализации и выхолащиванию. Так образ убивает живого человека, а вознесение на пьедестал оборачивается очередным падением с метафорической колокольни.

Такова одна лишь, конечно, из многих возможностей для интерпретации хичкоковского шедевра. В любом случае ясно, что перед нами искуснейшее психологическое и визуальное хитросплетение, заставляющее внимательного зрителя не раз изменить свою оценку и восприятие этого произведения. Что, возможно и является целью парадоксальной игры ярких и пленяющих образов в картинах Хичкока. 

Литература:

1. Делёз Ж. Кино. М.: Ад Маргинем, 2004.

2. Трюффо Ф. Кинематограф по Хичкоку. М.: б-ка «Киноведческих записок», 1996.

3. Жижек С. Исчезающие леди // Жижек С. (ред.) То, что вы всегда хотели знать о Лакане (но боялись спросить у Хичкока). М.: Логос, 2004. С. 189-200.

4. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтологии. М.: Республика, 2000.

Коментарии

VictoriaStanton | 23.08.18 07:20
Лишний вес — мой персональный враг номер один. Я постоянно нахожусь в поиске средств и упражнений, удерживающих массу тела в разумных пределах. Иногда получается скинуть пару тройку ненужных килограммов, но чаще удается просто остановить набор ненужного жира. Отличным решение моей проблемы стали капсулы Dietonus. При помощи этой недорогой биодобавки удерживаю приятные цифры на напольных весах уже четвертый месяц. Это для меня персональный рекорд! Заказывал препарат на официальном сайте Диетонуса. счалить Обратился к врачу. Тот порекомендовал попробовать Мицинорм, который действует мягко, но, в то же время, отличается высокой эффективностью. Приобрести его можно только на официальном сайте производителя в интернете, в аптеке купить данный эффективный препарат, к сожалению, нельзя. Я «погуглил», быстро нашел сайт и отправил заявку на две упаковки крема. Созвонился с оператором, попросил, чтобы заказ доставили курьерской службой – очень хотелось быстрее начать лечиться.
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.