Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Похороны

Греков Денис

ПОХОРОНЫ
рассказ

Умер родственник. Отставной военный. Двоюродный брат моего отца. Оставил после себя беленую комнатку с минималистским набором старой мебели, три фотоальбома, почти полное отсутствие личных вещей, бывшую жену и самостоятельную дочь живущих в Алматы. Трагедия. Трагедия в том и состоит, что его не стало так, как будто и не было. Мировая ткань бытия разгладилась почти тут же, гроб с его телом лежал еще в квартире, а по комнате его уже только предположительно можно было сказать, что она – его. Она и не была его. Ему и не надо было, чтобы она была его. Ибо, как мне кажется, он осознавал, что жизнь его была лишена смысла уже давно. Ему просто не нужно было ничего, ибо он все потерял. Так вышло. Осталось только достоинство, за которое он боролся до конца, работая и пытаясь перестать пить, и которое, в сущности, – тоже лишь груз, ноша. Впрочем, трагедия произошла раньше. Смерть – лишь ее завершение.
    
Эта трагедия, самая невероятная в мире, такие бывают очень редко. Он был военный, очень красив. Она – и вовсе редкая красавица. Великолепная пара. У них есть дочь. И они друг друга любили. Она никогда не вышла замуж, после их развода. Он тоже. В этом смысле оба – безутешно овдовели. Он жил и работал в одном из городишек Алтайского края, где ранее родился, она – в казахстанской бывшей столице, где они жили до развода. Он выпивал, но боролся с этим до конца, его любили и уважали на работе и дома. Ей удалось перестать пить и ее тоже очень ценят на работе и дома. Но, если б меня спросили, то я бы сказал, что все, что произошло с ними после расставания – некроз Жизни. Постепенное отмирание ее тканей. Ибо жить уже было незачем. Разве что – дочь. Разве что – жизнь. Просто постоянная боль и отсутствие смирения в виде нежелания к ней привыкать, жить “уровнем пониже”, иметь мечту попроще…
    
Похороны – поганая штука. Досужие соседи с их нескромным сочувствием и друзья семьи играют соположенные роли. Родственники переживают свои роли, им слишком плохо, чтобы они могли играть. Хуже всего – молодым и близким родственникам. Старшие уже попривыкли к сердечным операциям без наркоза. Мы приехали утром – сначала ночью в Барнауле встретили с поезда дочь, затем вместе – автобусом до города. Я уже давно не люблю этот город – он серый и убогий, а, главное, - уже много лет последовательно убивает нашу семью. Только мой отец умер не в нем, да те, кого “забрали” в тридцатые годы. Все остальные могилы - там. Безысходность, это когда убожество жизни так велико, что его недостойно сравнивать со значением смерти, вот что такое для меня этот город. Он мал, сер и безличен, а потому не может вместить слишком много и остается только одно – смерть не предполагающая жизни. Глазу не на чем остановиться, сердцу нет отчего стучать. Если когда-нибудь я пойму, что уже все, что я живой труп, осталось только дождаться – тогда приеду туда существовать. Да и то…
    
До выноса оставалось несколько часов и почти все это время я просидел в его комнате пытаясь справится с чувствами и понять – неужели смысл нашей жизни, или смерти, в том и заключается, что нас есть кому хоронить? Все остальное – всего лишь знак присутствия. Не в этом ли причина бесконечной цикличности человеческого существования при всей его интимности? А также в чем настоящая причина того, что этот пожилой, больной и разочаровавшийся человек за несколько дней до того, ночью, был случайно сбит черным мерседесом, шедшим на скорости более ста километров, в пятнадцати метрах от своего дома. Он переходил дорогу и был абсолютно трезв.
    
К чему я все это написал и зачем это Вам? Все просто, я не прошу Вас встать и помолчать минутку, в знак уважения к незнакомому человеку, который так долго жил неся свою трагедию разочарования и несбывшегося на плечах, что устал. Как и мы все! Я даже не прошу Вас понять, что значит – нести на плече гроб с изломанным телом того, кого вы любили, когда рядом плачет его дочь, с которой вы были дружны в детстве. Я ТРЕБУЮ от Вас одного – найдите в себе смелость и силу сделать хоть что-нибудь для того, чтобы, пусть даже одна только Ваша собственная, жизнь приобрела смысл вопреки порядку вещей и событий. Боритесь, не смейте хвастать своим смирением и убогим равнодушием. Только тогда я смогу и захочу испытать боль от Вашей Смерти, от Вашей Трагедии Несбывшегося. А до тех пор мне на Вас – плевать. Решение – за Вами. 
    

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.