Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 16 (сентябрь 2004)» Гвоздь номера» Тексты Маргариты ди Транк

Тексты Маргариты ди Транк

Бэлла

Послесловие к "Имени Розы"

Когда–то  ко мне в руки попала «Имя Розы» Эко. Читается она на одном дыхании , и сюжет усваивается сразу же цельной картиной, но… Дело, видимо, во мне: линия, проходящая в книге сквозь, но не явно, задела меня больше остального - история Дольчино и Маргариты.

 Я решила узнать подробнее об их союзе и кончине. Просмотрев кое-какую  литературу, мне удалось найти не мало фактов по делу о секте Новых Апостолов, брате Дольчине и сестре Маргарите ди Транк. Однако, опираясь на сведения о двух посланиях Дольчино из Комо и Бергамо в 1300 г.( относительно  упомянутые у Эко) и отрывистые факты о том , что лжеапостолы  «допускали своих  женщин проповедовать по городам», я икала хотя бы  упоминание о рукописях, которые могли бы быть написаны рукой ведьмы Маргариты. Но тщетно.

Однажды я обратилась к тексту Раймонда Луллия. В его «Книге о Любящем и Возлюбленном», написанной в 1276 г., мне увиделись те же мотивы, что и у Апостолов, но в более метафорической форме! Далее, в сноске к 167 стиху я прочла, что вполне вероятно, что в самый «темный» период своей биографии (1276-1287) Луллий предпринял долгие и дальние странствия. Да и сам отрывок свидетельствует о том: «Решил отправиться Любящий в чужие края, дабы восславить Возлюбленного своего. Но как ему было скрыть текущие по щекам слезы, изнуренный вид, бледный цвет лица, рыдания, горькие думы, вздохи, скорбь, и страдания своего сердца… схватили его в пути и предали его мучениям недруги его Возлюбленного»!

Разумеется, в период предположительных скитаний Луллия, о Лжеапостолах никто еще  и не слышал – прямой связи здесь быть не может. Но вспоминая тот факт, что Геральдо Сегарелли ( у которого Дольчино свои идеи большинством и почерпнул) начал свои проповеди в 1260 г., а после его казни в августе 1300г. О Дольчино впервые появляются упоминания…

Естественно, «Озаренный Доктор» Луллий в ряд ли бродил по улицам Пармы и выкрикивал: «Раскаяние наступит!» подобно общине Сегарелли. Но какие-то аспекты из тезисов нищенствующего ордена он, безусловно, мог заимствовать. 

Исходя из этого, я попыталась предположить, что Луллий мог оставить какие-то упоминания об увиденном в других своих текстах, ведь он пережил и время Сегарелли  и время Апостолов (умер только в 1316 г.). Действительно, его «Древо философской любви» от 1307 г. Свидетельствовало (хотя и косвенно) и о посланиях Дольчино, и о других рукописях, уничтоженных вместе с ересиархом в день его казни 1 июня 1307г. Более того, в текст Луллия были включены мелкие отрывки Того текста! Разыскав одно из ранних изданий этой работы, я впервые имела возможность увидеть выходные данные Тех рукописей.

Они попали ко мне в руки лишь однажды, и то на несколько минут. Каким образом – пустое описание. Все, что показалась мне важным, быстро было законспектировано. Однако, в конспекте есть мелкие упущения – например, нет указания на место в Евангелии при цитировании.

Думаю, такие мелочи не помешают сразу же почувствовать главное – рукопись от руки женщины. Очень редкое явление на тот период, кроме , может быть, откровений затворниц… Цельной концепции Маргариты из этих моих отрывков, конечно, понять невозможно, но ПОЧУВСТВОВАТЬ…. я уверена.

Бэлла   

 

ТЕКСТЫ МАРГАРИТЫ ДИ ТРАНК

1. О сущности Красоты

 Господь бестелесен, вечен потому предсущ всему. Он  причина всему и значит, мера. Всего материального, духовного и образов, по которым говорят о Нем, то есть Благо, Любовь, красота и так далее. Однако, написано: « И мы видели Его, и не было в Нем ни вида, ни красоты» (Ис. 53,2). Господь выше красоты, и из Него она произошла, потому должно быть, что Он обладает красотой. Обладает не как случайным признаком, а так что о Нем можно сказать – Он есть Красота. Не думаю, что из слов  Книги можно заключить, что Господь некрасив, раз в Нем нет красоты. Напротив, если говоришь ты о красоте,  то судишь по-своему. Однако, из того также нельзя  сделать вывод, что тот, кто сказал так, судил  субъективно о красоте Господа, что ему дано было такое право. Если же рассматривать красоту в мире, то люди называют красивой вещь (одинаково как и не красивой) только, когда имеют возможность воспринимать ее чувствами. Значит, то что познано или известно нам,  или вообще познаваемо, ибо чтобы оценить ( а красота – это именно оценка) нужно сначала познать. При чем в таком познании поводырем являются чувства и редко разум. Но сказано, что никакие  чувства не в силах узнать Господа, знает Его лишь разумная душа. Однако, очевидно, что,  с одной  стороны, категории красоты Господа или категории Его самого отличны от человеческих, и потому сказано, что нет в Нем красоты и, с другой, что как же человек скажет: «Ты, Господь, Красота моя», если он не приемлет этой Красоты, если не понимает Ее как Красоту? Причем Господь не делает насилия, заставляя признать нечто. 

На мой взгляд, Господь все-таки обладает Красотой, как сказано, и так, что Он есть сама Красота и, безусловно, Красота эта доступна, чтобы признать Ее и познать человеку. Исходя из этого, полагаю, нет в том отступничества, если,  находя одного Учителем, рассуждаешь о красоте Его. Ведь не является же она атрибутом лишь Господа, хотя все – атрибут Его и Он выше всего, как написано: «Никто не благ, кроме Единого Бога» (Матф.19:17). И если сердце твое полагает Богом другого и судя о нем говоришь ты: «Ты – красота Моя», также как: «Ты – Бог мой», то и в том нет отступничества, ибо все зависит,  какого рода красота имеется в виду. И даже когда красота предполагается, как чистота и некая своеобразность в отличие от других именно тела, то не значит это отрицание красоты духа. На мой взгляд, если считаешь ты другого Богом, то в суждении о Красоте Его,  пусть даже и телесной, не ищешь похоти и пустого сладострастия, ибо в Нем не найдешь его. Однако, из того не значит, что ты судишь превратно, считая Господа материальным, ведь не противоречит положение сердца твоего Духу Господа. И разве не написано, что Слово  воплотилось в плоть, как: «Руки наши осязали, о слово Жизни» (?).

Истина сердца о телесной красоте в святости, а не в похоти, ибо нет Ее там, дополняется Истиной  Книги о Красоте Духа, то есть святости Его, потому что и тело и дух имеет человек на равнее находясь в мире. На мой взгляд, нет в том отступничества от Веры, если полагаешь ты красоту из Истины сердца своего и из Истины Книги. При чем в невозможном тождестве они дополняют друг друга, но ни как 2 части целого (ибо Господь един и неделим), а как  Одно Вечное, рассмотренное с разных сторон.

В том суть Любви, Красоты и Блага, чтобы познать,  не деля, а рассматривая и соотнося. И как написано: « Ты отрекся от Любви, которая была у тебя в начале. Так вспомни же, где ты был до падения» ( Эфф.1:5) и «Я услышал за собой голос Твой» ( Ис.30:21), не отрекайся и внемли, дабы не возвращаться, а Быть. 

2. О сущности Любви

Пусть основой будет суждение о Господе, как о соединяющем в Себе те Имена, которыми  Его обычно называют, то есть Добро, Чистота, Красота, Любовь. Последнее исходит, во-первых, из того, что Любовь предсуществует  в Добре и Красоте, во-вторых,  же из того, что в самой Книге неоднократно упоминается этот термин, как написано: «Полюби ее, и она сохранит Тебя» ( Прит.4:?). 

Но, на мой взгляд, не стоит делать из того вывод, что никто не обладает Любовью, кроме Господа как Благом: « Никто не благ, кроме единого Бога»  ( Матф.19:17). Когда говорится в притчах о Любви, то имеется в виду, несомненно,  сверхкачество, но, с другой стороны, можно признать за ним ( то есть его носителем) и другое, подобное тому, что ты можешь сказать ему: «Ты – Бог мой» и также: «Ты – Любовь моя».

Однако, сказанное: «…шел по дороге Любящий, и споткнулся он, и упал в тернии, и цветами они ему показались, устилающими ложе любви» или прочее такое, указывает конкретно на человека, которому не чужда преемственность сверхчувства. Господь имеет Любовь ни как случайное качество, а потому что Они тождественны в сущности. Также и с другим. 

Не потому он имеет Любовь качеством, что по случайности вышло так, как с любым другим качеством, а потому что он есть Любовь и прочие качества.

Имеющий Ее по двум возможным причинам: по Истине, которую полагает тебе сердце твое – Господь Он, потому кто может знать Господа?; по Истине Книги – от Господа, который передал ему такое качество. Не думаю, что будет отступничествам от Веры признать первое, ибо уверенность эта исходит из предзнания  второго, при чем Истины эти сливаются.

Но признаю, что слова о Любви к другому могут иметь несколько смыслов. 

Потому и написано в указание истинного пути: «Пытался Любящий в своем воображении облечь телесными формами и живописать облик Возлюбленного, а разум познать Его духовную сущность, в то время как чувствами видел Его во всем сущем и благоговел перед Ним». Потому, признавая  Любовь в одном случае атрибутом Сверхсущества , а в другом – Им самим , говоря: « Ты – Бог мой» ужу говорим: « Ты – Любовь моя», равно с тем как: «Добро мое», «Благость моя» , «Красота моя». 

И как Господь, будучи сверхсущим, несущим для нас ( ибо Он есть ничего из сущего в этом мире), является Любовью, так и в мире следует искать Любовь более в несущем, чем в сущем, как написано: «Склоняться в Любви  к тому, чего нет, а не к тому, что есть, к невидимому и нетленному, а не к видимому и тленному».

Если сказал ты другому: «Ты – Любовь моя», а Господу: «Ты – Господь мой», то нет в этом отступничества от Веры, ибо через любовь, которую ты положил в сердце своем, видишь ты истинно Господа и Любовь Его, которая выражается для тебя в присутствии другого, в котором полагаешь ты все для себя. И как написано: « Полюби ее, и она сохранит Тебя» о Любви, так и ты будь верен Ей невидимой и нетленной, дабы слились Истины.

3. О мыслях плоти и мыслях духа

Господь, безусловно, начало Любви, так что Сам есть Любовь. Любовь Его Отеческая, ибо не был бы Он Отцом Богом не имея Сына, а через Него и всех людей своими детьми, как сказано: « Сотворил Господь Бог его по образу и подобию Своему» (Быт.?). И через  отеческую любовь свою Он дает пути, дабы мы имели возможность быть близко с Ним. Однако, не смотря на то, что «по образу и подобия своему» Господь сотворил в нас душу, Он дал и тело, и «тело замышляет против духа, а дух против тела» ( Галл.5:17).

Потому, полагаю, для большинства людей, в которых победило тело, а не душа, Любовь стала синонимом плотских вожделений. Однако, не думаю, что для нас это грех искупаемый, а появился он от того лишь факта, что присутствует тело как основа. «Не начинаем ли мы снова сами себя расхваливать?»(2Кор.3:1) Собственную человеческую основу, сбрасывая все на первородный грех и прочее?.. Я не берусь отрицать полностью влияние плоти, так как она, в любом случае, присутствует, даже у отказавшихся от нее. Но также не стоит утверждать и обратное, что дух инертен в теле, как написано: «И исполнились все они Духом Святым» (Деян.2:3). 

Называя другого Богом, говоря о Нем и превознося Его в любви своей, не думаю, что будет отступничеством не только внимать Ему духом, но и касаться плотью. Но из того не следует понимать это так, что говорится о плотском вожделении и унятом  сладострастии. Следует понимать так, что говоря о другом и называя его Богом в пору телесности своей, эти мысли могут возникнуть. Воплотившийся же Господь, полагая в Себе кроме духа и тело, воспаляет не только душу, но и плоть, как написано: «Слово воплотилось», так и предсуществовала история Марии и сестры ее Марфы.

Однако, имея ты, любовь плотскую, платишь ты за нее больше, нежели за ее отсутствие. Если имеешь силу говорить о Боге, положенном Истиной сердца твоего, как о предсущем не только духовности, но и телесности, тем утверждаешь превосходство Его в любви не отеческой, но учительской. Если есть силы признать Бога Истины сердца своего Учителем по духу и по плоти, по вере и по разуму, то попуская телесность Его, почитаешь блага Его и заповеди, которые не расходятся с заповедями Книги. « Любовь не ведет себя неподобающе» ( 1Кор.13:5)- напоминает Апостол. Однако, из того , полагаю, не следует лишь то, что не подобает ей волочиться за плотью не имея основания Духа Святого, а не то, что, напротив, смертный грех помышлять телом и вожделеть плотью. И если есть ученичество, то вожделение приостанавливается  Светом Духа, упирается в Него и в том находит удовлетворение порывам. Свет Духа здесь полагается как преданная 

недоступность Учителя ученику, но никак ни давление духа на плоть и рабство ее от него. И потому, не стоит отрицать что-то, превознося иное, как написано: «Пользуйтесь тем, что дано вам на этом свете» (Лк.16:9).

Тело – ничто без духа, но и дух – ничто без тела, ибо оно дает ему испытания и основание в этом мире. Кроме того, дух твой, по – сути, ничто без Духа Господа, будь Он Учителем твоим или Творцом. Оттого нет в том отступничества, если полагать не только душу свою в Боге, но и плоть свою, тем,  давая ей покой. Свет Истины Духа Книги  дополняется в тебе Светом Истины Сердца твоего ; и нет в том противоречия, и дополнение никак не следует понимать так, что Духа Господа Всевышнего не достаточно и требует Он дополнения чем-то. А скорее так, что есть Единая Истина Милости и Блага, но разная дарованность Ее  каждому. И так, если верен как написано: « Но будь верен, даже если придется умереть, и Я дарую тебе Венец Жизни» (Отк.1:10), то не уходи, дабы открылось слияние Истин.

4.О сущности ереси

Я исхожу из того, что Господь, представленный в трех ипостасях Святой Троицы, вечен, всеприсущ, бесконечен и свят в Своей  непостижимости.

Однако, люди таковы, что неизвестность их пугает, и они постоянно через познание стремятся приблизить Иное мира и сделать Его своим. И исходя из того, что Господь еще и всезнающ, содержа в себе, прежде всего, предзнание обо всем, Он должен сделать Себя как-то выраженным, явленным в мире для людей, так как для них ни одно и тоже страшиться и почитать…

Но явленность эта не того характера как написано: « Я есть Сущий» (Исх.3:14) или : « Сначала было Слово. И Слово было  Бог» (Ион.1:1), а более открыто, то есть не столько обще, сколько частно для каждого. И потому, явленность и представленность Господа индивидуальна для каждого. И потому, явленность и представленность выражается в степени Веры.

Признав индивидуальность представленности, можно попробовать охарактеризовать ее. Вера есть у всех, и эта присущность не зависит от Ее качества. К обратному утверждению может привести только подмена Веры долгом. Исследовать Веру, как Она есть, на мой взгляд, не возможно – индивидуальных черт в Ней гораздо больше, чем всеобщих. Потому,  необходимо выбрать определенного человека и судить уже непосредственно о нем, ибо,  признавая Высшую Истину, я признаю также и тягу своего сердца, как Истину более низшего порядка. 

 Явленность выражается в Книге, о которой уместно сказано, предостерегая: «Если кто приложит что-нибудь к ним, на того положит Бог язвы, о которых написано в книге сей; и если кто отнимет что-нибудь от слов книги пророчества сего, у того Бог отнимет участие в книге жизни…» (Апок.?). Однако, можно и интерпретировать, не разрушая. Это возможность выбирать смыслы. Как выбирают Учителей, а потом приравнивают Учителей к смыслам, а тех – к Книги. На мой взгляд, это более тонкая интерпретация, не сводимая к ереси. Что-то от последней здесь есть, но ведь вопрос в том, кто устанавливает границы ереси? Люди? Кто из них, если у каждого взгляды различны, и даже самые общие, хотя бы на йоту да отличаются? Значит, Господь. Хотя для Него мы  все равны, и даже самым грешным Он дает шанс. Из чего делаю вывод, что ересь – это  выдумка особ, борющихся за власть над другими. Господь даровал Книгу и призвал исполнять первые десять заповедей. И то только ПРИЗВАЛ! И все иноверцы,  и отступники, и нераскаянные будут в Господе одно, когда Все станет Одно. И Вера потому и Вера, что предполагает признание Бога через любовь, а не через необходимость и принуждение. Каким признает сердце Господа, таким и принимает. И сердце, принимающее Его, не исходит никогда из скверны, похоти или прочего, потому что не найдет оно в Нем, а только Благо как написано: « Никто не благ, кроме Единого Бога» (Матф.19:17). Потому, тот образ, который рождается в сердце, не противоречит с образом Бога, а входит в него. Для каждого так и всегда.

Не думаю, к примеру, что тот, кто не познает пророков и святых так, как самого Господа, отступает в этом от Веры. Ведь суть в познании Высшего, а как ты познал Его – через низшие ступени или сразу непосредственно – не суть важно. Пророки и святые играют роль проводников в пути. А если ты не пожелаешь выбрать из них кого-то, назвав его учителем, или справишься самостоятельно, то нет в том отступничества как написано: « Уверовавшие были одно сердце и одна душа» (Деян.4:32). И даже если ты назовешь Учителя своего Богом всем из качеств Господа, то в этом не вижу я отступничества от Веры, ибо эту Истину ты полагаешь ты в сердце своем, и не приходишь через Нее к отрицанию Святой Троицы, а наоборот. Потому что через нахождение Бога в сердце стремишься к исполнению Истин Его, единых с Истинами сердца твоего. Всякий,  признав другого Богом, основывается не на похоти и скверне, а на предзнании о существе Бога в сердце своем. Признавая Богом другого, ты признаешь одновременно и Веру свою и ценности свои. Поэтому, нет в том греха, если неверующий до этого, сказал другому: «Ты – Бог мой»  тем, утвердив веру свою и Бога своего в сердце. В вере этой выражается Вера, в истине – Истина, в любви – Любовь.

Смотря на Господа через другого, видишь ты суть, ибо даже ангелы не смеют смотреть на Него прямо как написано: «Бога не видел никто никогда» (Ин.1:18). Помимо Святости, Вечности, Благости  Господа познаешь еще прочие качества от другого, названного сердцем твоим Богом. Так соединяются Истина, положенная сердцем твоим и Истина Господа, Вера твоя и Вера Книги, в которой явлен Господь.

Соединение это только абстрактно, потому что одна предполагаемая возможность тому указывает на тождество несравнимых и неотождествимых величин, подобно Единице и Бесконечности. Написано: « Будь верен до смерти и там тебе Венец Жизни» (Апок.?), потому будь верен Вере своей и Богу своему и найдешь Единство.

Единство с тобой

1.

Это был Храм.

Пустота под куполом и в центре.

И темнота. 

Темнота такая, какая она должна быть, будучи самой собой.

И звук.

Также как « и темнота».

Из пространства темноты и пустоты, которые не могли более целомудренно хранить себя, выразившись, наконец… женский голос.

« Я КАК СВЕЧА, ГОСПОДИ…»…

Таких свечей множество около Лика, погашенных или еще ни разу не зажженных. Мрак держит их в повиновении глубиной своего Ничто. Они смиренно повинуются.

« Я ОДНА ЗАЖЖЕНА, ГОСПОДИ…»

Алтарь представляет собой простой серый камень с обтесанным верхом. На нем стоит единственная свеча, фитиль которой объят пламенем.

« Я ОДНА, ГОСПОДИ…»

Одиночество свечи пустое. Она знает свой век – пока сияет пламя. И свеча ничего не может сделать, даже сама себя погасить.

« ТЫ ДАЛ МНЕ ЖИЗНЬ, ГОСПОДИ…»

Свет свечи – ее жизнь дарован Ветром. Ветром от руки, ставившей свечу за упокой. Он перенес пламя к свече от других, когда тьма была еще невластна.

А после, темнота и пустота оставили ее  единственной собственным вожделением друг друга.

« ТЫ  - СВЕТ МОЙ, ГОСПОДИ…»

В темноте Храма есть Свет свечи. Это невольный свет, жизнь в слепоте перед

Ликом. Но свеча может позволить Ветру, и тот облегчит ее страдания, призвав, наконец, темноту.

« ТЫ – ВЫБОР МОЙ, ГОСПОДИ…»

Ветер дал свече жизнь и может отнять ее мгновенно или долго мучить дуновениями, распыляя их обоих. Тогда она останется калеченной, но не задутой… Или свеча может остаться той же, и фитиль продолжит борьбу с самим собой, хотя тщетно…

« ТЫ – ВЕРА МОЯ, ГОСПОДИ…»

Для свечи Ветер – Господь. Он вызвал ее из Небытия тьмы. Но и Великое Искушение дьявола – сделал единственной достойной слепоты перед Ликом. И потому вокруг тьма, что рука поставила за упокой лишь одну свечу… искушение единственности перед Ликом затмило все прочие существующие вокруг. Как только зажглась та самая…  Вера и искушение слились.

« ПОГОВОРИ СО МНОЙ, ГОСПОДИ…» 

Свеча, растерянная и околдованная, может спросить у самой себя: «Хочу ли я оставаться прежней?», « Хочу ли я измениться?», « А может то лишь тьма желает завладеть мной?»… Не найдя ответов, обратиться к Ветру: « Что я

для тебя, если волен ты дать мне меня или отнять?», « Если,  позволяя тебе себя, не сгорю ли прежде насыщения тобой?»… Не найдя ответов, обраться к Лику, перед которым поставлена: « Знаешь ли, что я служу Тебе?», « Можешь ли милостью Своей облегчить пламя мое?», « Зачем я есть в слепоте Твоей, если глаза Твои никогда не обратятся ко мне? Если Сам ты слеп?»…

Лик был почти стерт, слепота его была заметна даже свече… И тогда среди вопросов открылось существо самого вопрошателя. Мир представлялся ему лишь возможным - перед Единственно Существующим Ветром. И не важно, что свечу поставили, предопределив ей быть посвященной кому-то. Она предопределила себя лишь зажегшему ее – это ее Начало.

« Я ТОЛЬКО ТВОЯ, ГОСПОДИ…»

2.

Две Любви есть в мире: любовь человеческая и любовь божественная, плотская и духовная. Но это деление лишь видимое; и плоть и дух – единое, 

Когда Любовь существует единственно как Господь. История о Господе, когда Слово стало плотью, показывает, может быть, противоположное другим… но собственный путь ведет к собственной Истине.

Две женщины встретили гостя в доме. Одна из них была радушна к нему, поглощена домашними хлопотами и пригласила его понаслышке – чтим, он был в тех краях. Другая молчала сдержанно, внимая словам гостя и жестам.

И он, конечно, знал обо всем – в том был и смысл. Чтившая дух, корыстно

Гостеприимна: понаслышке верит она,  как и большинство…и нет для нее тела, а только мудрые мысли и чудесные деяния. Любившая не пригласила бы в дом и не накрыла бы стол потому, что могла внимать ему всюду.

« НЕ ЗАБОТСЯ И НЕ БЕСПОКОЙСЯ.- сказал гость,- СДЕЛАЙ ВЫБОР, И ОН У БЕБЯ НЕ ОТНИМЕТСЯ».

 Зажженной свече Храма сложно сделать выбор, потухшей – уже невозможно…

А гость после снова появился в том доме, было это за 6 дней до Пасхи. Одна

из хозяек прислуживала ему за столом, и бывшие с ним были довольны. Другая взяла драгоценные благовонии, омыла ноги гостя и осушила своими волосами. Многие, из бывших с ним, возмутились – ведь не дух вожделела она, а плоть. Благовония эти можно было продать и деньги раздать бедным – как повелевала милость от духа.

« БЕДНЫЕ ВСЕГДА БУДУТ С ВАМИ.- сказал гость,- НО Я НЕ ВСЕГДА БУДУ СРЕДИ ВАС».

Дух огня, каким разбудил Ветер свечу, вечен. Но сам Ветер, по-сути, лишь дуновение от руки, предназначившей свечу Лику. Им нужно умереть вместе-

Свече позволить Ветру еще раз коснуться ее…

На Пасху две хозяйки пришли взглянуть на своего гостя в последний раз.

Первая из них ушла почти сразу – дух уже вознося, для  нее не было его уже в этом мире. Другая осталась стоять перед гробницей, которая оказалась пуста. 

Она плакала говоря: « Кто-то забрал отсюда тело моего Господа, и я не знаю, где Его положили». А гость вдруг спросил позади ее: « Женщина, почему ты плачешь? Кого ты ищешь?». Но она не узнала его потому, что он перестал уже быть для нее гостем: « Господин, если ты вынес Его отсюда, скажи мне, где ты положил Его, и я пойду и заберу Его».

Когда Ветер перестает быть для свечи орудием  чье-то  руки и становится Богом, то это не от истинного Откровения Лика, перед которым поставлена она, а от вожделения…

Для гостя она также перестала быть просто хозяйкой, и он назвал ее по имени, чтобы разбудить. И она назвала его «Учитель», когда уже никто не смел так называть его. Гостем остался он для других…

« Не удерживай меня, - сказал Учитель, - ибо Я еще не вознесся к Отцу Моему». Не произнесла она, но он знал – кто может удержать его, и потому сказал: « Не удерживай». Плоть вознеслась как дух, и дух быть свят как плоть. 

Тайная тайна существует в мире. Ничтожная для свечи Храма…

« БУДЬ ВЕРЕН ДО СМЕРТИ И ТАМ ТЕБЕ ВЕНЕЦ ЖИЗНИ» и « ХОЧУ 

ЛУЧШЕ БЫТЬ В АДУ С БОГОМ МОИМ, ЧЕМ В ЦАРСТВИИ НЕБЕСНОМ БЕЗ НЕГО» - вот Она.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.