Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Просто так

Дмитриев Алексей 

ПРОСТО ТАК

О СЕБЕ

… Москва казалась мне когда-то, 
То просветленной, то – кромешной… 
Я поступил во ВГИК без блата. 
И спал с актрисами, конечно. 
Я бунтовал! И, пряча книги 
Антисоветские на даче, 
Я видел на себе вериги – 
Святого строя, не иначе… 

Тот город был – милльоном окон, 
Задернутых наполовину…. 
Он тыкал, выкал, плакал, окал – 
А мне в нем было одиноко, 
Как будто я его покинул… 
… И я – покинул. Я – уехал, 
И сгинул в новых днях и странах. 
И – коль в Москве остался эхом – 
Так лишь в дешевых ресторанах… 

Хоть память кажется неловкой: 
Тринадцать лет, как нет меня там – 
Хожу во сне я по Петровке, 
И пролетаю над Арбатом. 
Ну, да – здесь прадеды, и деды, 
И бабки – в кружевах и кольцах. 
И предрассветные обеды
С шампанским для народовольцев. 
И то столичное смятенье, 
Что ныне и в помине нету…. 
Я – тень – гляжу на предков-тени,
Как во вчерашние газеты. 

… Сегодня день такой – унылый,
Что с четырех сторон обгажен… 
Попробую – я буду милый, 
Хоть знаю – результат неважен… 

О, сколько боли, сколько сердца, 
А отклик – пуст и слишком тонок…. 
Старик…. Куда теперь мне деться. 
Когда душою я – ребенок


ОСЕНЬ

Давай поговорим с тобой. 
О чем? О чем-нибудь… 
Ну, что полезен зверобой, 
Иль что – разбужена трубой – 
Листва летит на грудь. 
Что – на десятом этаже, 
В окне не гаснет свет… 
Что осень – кончилась уже, 
Вот только снега – нет… 

Давай с тобой поговорим – 
Все лучше, чем молчать… 
О том, что мир – как пилигрим
Который ищет Третий Рим. 
Так что? Рим третий – сотворим?
Несложно обещать…. 
Рим – не сироп, не блюманже, 
А – что-то от конфет… 
Что? Осень кончилась уже? 
Вот только снега нет?

Поговорим с тобой? Давай - 
На свете много тем… 
Все души – улетают в рай,
Но путь простой – не выбирай –
Ведь грешники – бегут в трамвай: 
Там места хватит всем. 
Трамвай – как вилка по спарже, 
Несется – в тьму и бред… 
Ах, осень кончилась уже?
Вот только снега нет. 

Моя душа горит внутри, 
Как сотая печать. 
Ну… Тишины же не твори, 
Хоть сердце вскрой и забери… 
Прошу тебя – поговори,
И перестань молчать… 
Иль - если пули есть в ружье, 
Стреляй - коль сильно зол… 
Да… Осень кончилась уже, 
Теперь вот – снег пошел… 


ТАМ

Бьется бабочка в бокале – 
Винопитствует и плачет. 
И – мечтами рвется в дали…
Хоть мечты – немного значат.
Там, в мечтах – в ином пространстве, 
Где возможно все на свете, 
Есть любовь и постоянство… 
Не смешны ль мечтанья эти?

Там, в ином подлунном мире, 
Все сбывается на деле:
Тигры ходят по квартире, 
Боги кружат карусели. 
Там – ни омута, ни срока, 
Время – вытерто до лысин,
Это – вечная эпоха. 
Что зовут – Игрою в бисер… 

Там – как долго б ни искали, 
Одного лишь не найдете:
Нет там бабочки в бокале – 
Только – бабочка в полете!


ВОСПОМИНАНЬЯ

Этот день – такой особый, 
Что – почти пассажем Листа. 
Он не пухл – хоть пахнет сдобой. 
И красив – хоть неказистый. 
Я сижу один. Не плачу – 
Пью за упокой былого… 
Бог создал в начале – Дачу,
И на Даче – было Слово!
После - все семь дней творенья, 
Проживанье в Божьем страхе, 
И – поспешное старенье
Тела, что осталось в прахе.
А потом – Земля и Небо, 
Человечество – и лица…
И – немного сна и хлеба,
Что клюют с ладони птицы…

…Было многое…. И все же,
Жизнь – одним лишь удивила… 
Если вспомнить – не похоже, 
Что со мной все это было… 



РЕМБРАНДТ

Лето в бархате, кружеве, шелке, 
Оплывает по бронзе свеча… 
И ложится на книжные полки 
Предзакатного солнца парча. 
От каналов, затянутых тиной, 
Пахнет небом, что кануло в них… 
И изысканно-злой паутиной
Легкий ветер на окнах затих. 

Амстердам приготовившись к ночи, 
Тонет в облаке сладостных грез. 
С облаков, что разорваны в клочья,
Слезы падают листьями роз. 
Будто аиста стук в черепицу, 
Дождь играет свое болеро… 
Ах, как славно ночами здесь спится, 
По утрам просыпаться - хитро… 

… Только все это слишком елейно
И доступно иным городам… 
Я б хотел здесь увидеть Ван Рейна – 
Ну, какой без него Амстердам?
В мастерской его – в золоте ставен
Стынет небо из звезд и комет… 
И – по-своему лаской забавен, 
Лунный луч тормошит табурет. 
На холсте, что допишется скоро, 
Краски в вихрях литого мазка… 
Это – поступь ночного дозора, 
От которого вечность близка… 

… Да.. Теперь – сквозь оконные рамы, 
У которых томится герань, 
Ощущаю я дух Амстердама, 
Будто вижу лицо сквозь вуаль. 
И настолько все это красиво, 
Что восторгом великим томим,
Я – с раскаянием блудного сына, 
На колени паду перед ним… 



ЖИЗНЬ

Птицей, раненной на взлете, 
Колесницей без возницы… 
По чужой живу охоте?
Или жизнь мне только снится?
Очарованные звуки
Флейт, застрявших в клавесине… 
То – заламываю руки, 
То – плыву в небесной сини. 
То – как раб – иду в работы,
То – как Бог – пирую страстно… 
Мой отец… Ну, для чего ты
Сделал жизнь такой ужасной?

Детство я провел недаром:
Радуют библиотеки… 
Я читал о новом, старом, 
Иногда – о человеке. 
Рыбах, что летают к ночи, 
Змеях, что ползут к удаче… 
Обо всем читал, короче –
Обо всем – и не иначе… 

Мне казалась жизнь – понятной, 
Как квадрат на сизом пепле. 
Что я знал о ней? Лишь пятна
Что сливались, а не крепли. 
Мне казалась жизнь – знакомой, 
Изначально – в подчиненьи…
Но – сползали стены с дома, 
Будто крошки от печенья… 

Так страдать – от века к веку, 
Уповать на мудрость спящих. 
Это – участь человека?
Или – глупых и пропащих?
Мы живем – как в джунглях звери,
Наша жизнь – всего минута… 
Я себе уже не верю, 
Но – и книгам почему-то… 

Отдавать слова молитве, 
Говорить, что все в порядке?
Мы идем, идем по бритве, 
Режа в кровь босые пятки. 
Мы идем по бритве, слезно
Умоляя о прощеньи… 
И – на бритве стынут звезды, 
Словно крошки от печенья…

Путь – когда он был надежен?
Нет гарантий, нет успеха… 
Одного достигнуть можем – 
Безрассудности и смеха. 
Святости – которой греться
Не дано – в ней нет свеченья… 
И любви, что липнет к сердцу
Будто крошки от печенья… 




МАНЕЖ

Мы рождаемся в тихом манеже, 
И – для опыта – ходим по кругу. 
Улыбаемся – реже и реже, 
Равнодушны к себе и друг другу. 
А потом нас выводят – и в стремя
Ногу ставит сиятельно дама:
Да…. На нас забирается время,
Чтоб вершилась извечная драма. 
И под складками юбки-пурпура, 
Мы несемся – ни валко, ни шатко.
Жаркий вечер хмельного аллюра,
Нам внушает: «Быстрее, лошадки!» 
И летим мы, стирая копыта,
Их осокой, как бритвами, режа… 
Только в сердце – беззвучна молитва:
«Боже! Дай доползти до манежа….» 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.